© журнал "Русский инок", Джорданвилль, США


РУССКИЙ ИНОК № 40
АВГУСТ 1911 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ


ИЗ ТВОРЕНИЙ СВЯТЫХ ОТЦОВ
Аввы Фалассия творения
Чему старец должен учить новоначального?
О гибельном снисхождении
О двух духовниках
ИЗ СОВРЕМЕННЫХ ПОДВИЖНИКОВ И УЧИТЕЛЕЙ ИНОЧЕСТВА
Письма к инокам Глинского подвижника монаха Петра
Наставление для времени после церковного богослужения
ВЫПИСКИ
О смирении
О храме Божием
Наставление преп. Афанасия Афонского
Размышление о всецелой зависимости нашей от Бога во всем
О гордости
О терпении
УСТАВЫ И ПРАВИЛА ДЛЯ ИНОЧЕСТВУЮЩИХ
Подвижнические правила, кратко изложенные
Келейные правила для братии Киево-Свято-Троицкого, пустынно-общежительного монастыря
МОНАСТЫРСКИЙ СТАРЕЦ
Старческие беседы Архимандрита Феофана
Порядок побеждения страстей
УСТАВЩИК
Объяснительный словарь малопонятных слов в богослужебных книгах
МОНАШЕСКАЯ ЛИРА
Подвижник
ИНОЧЕСКИЕ ОПЫТЫ
Излишества и нужды монастырские
ИЗ ЖИЗНИ СОВРЕМЕННЫХ ИНОКОВ
Иеросхимонах Пантелеимон отшельник
Иеромонах Антоний, безмолвник
ИГУМЕН ЕВСТРАТИЙ
ПАМЯТИ ОПТИНСКОГО СТАРЦА 0. ИОСИФА
ПО СВЯТЫМ ОБИТЕЛЯМ
Новый самостоятельный скит
К прославлению Святителя Иоасафа
ОБЪЯСНЕНИЯ РИСУНКОВ


ИЗ ТВОРЕНИЙ СВЯТЫХ ОТЦОВ

Аввы Фалассия творения
(Четвертые сто глав)

1) Кто отторг ум от любви и угождения плоти, тот животворящим Духом умертвил плотские деяния.
2) Не думай, чтобы ты оставил привязанность к плоти, если ум твой еще занят тем, что свойственно плоти.
3) Как плоти свойственны чувства и чувственное, так и душе ум и умственное.
4) Отвлеки душу от чувств и чувственного, и ум твой будет находиться в Боге и в умственном.
5) К Божеству приближены умные существа, постигаемые одним только умом. Чувства же и чувственное созданы для служения уму.
6) Да служат тебе чувства и чувственное к созерцанию мысленному, то есть духовному, а не ты напротив служи чувствам, к удовлетворению пожеланий плоти.
7) Тебе повелено умертвить деяния плотские, чтобы душу, умерщвленную сластьми, воскресить трудами.
8) Да владычествует над тобою Бог, а ты владычествуй над чувствами и, как лучший, не давай власти худшему.
9) Бог присносущен, бесконечен и беспределен, и обещал повинующимся Ему блага присносущные, бесконечные и неизреченные.
10) Уму свойственно пребывать в Боге и размышлять о Нем, о промысле Его и о страшных судьбах Его.
11) Ты имеешь власть преклоняться на ту и другую сторону. Предайся лучшему, и покоришь себе худшее.
12) Хороши чувства и хорошо чувственное, как творения благого Бога, но никак нельзя сравнить их с умом и с умственным.
13) Бог сотворил словесное и умное существо способным к принятию духа и ведения Его; а чувство и чувственное создал к употреблению оного существа.
14) Как неприлично доброго господина подчинить злому рабу, так неприлично и разумный ум поработить тленному телу.
15) Ум, не управляя чувствами, впадет чрез них в зло, ибо они, будучи обольщены сладостью чувственного, рождают ему порок.
16) Обладая чувствами, охраняй и память, ибо впечатления полученные ею чрез чувства, (посредством памяти) возбуждают страсти.
17) Усмиряй тело к молись часто, и скоро избавишься от помыслов, происходящих от прежних впечатлений,
18) Непрестанно упражняйся в слове Божием, ибо трудолюбие в сем истребляет страсти.
19) Чтение, бдение, молитва и псалмопение удерживают ум, чтобы он не блуждал около страстей.
20) Как весна пробуждает растение к произрастанию, так и бесстрастие возбуждает ум к познанию существ.
21) Соблюди заповеди, и обрящеши мир; возлюбишь Бога, и достигнешь ведения.
22) Ты осужден вкушать хлеб ведения в труде, подвиге и поте лица.
23) Нерадение привело Праотца к преступлению и вместо райского наслаждения осудило на смерть.
24) Обладай и ты Евою и берегись змия, чтобы она не прельстилась и не подала тебе плода оного древа.
25) Как душа естественно оживляет тело, так и душу оживляет добродетель и ведение.
26) Ум, мечтающий о своей мудрости, есть безводный облак, носимый ветрами тщеславия и гордости.
27) Побеждая тщеславие, берегись блуда, чтобы избегая честей, не впасть в бесчестие.
28) Убегая тщеславия, взирай к Богу, ибо иначе впадешь в самомнение или в блуд.
29) Тщеславию свойственно ухищрение выказывать себя, а гордости - уничижать других и раздражаться.
30) Убегая чревоугодия, охраняйся от человекоугодия, промышляющего выказывать бледность лица своего.
31) Прекрасен пост, который радуется о малоядении, держится сухоядения и бегает человекоугодия.
32) Постясь до вечера, не насыщайся потом совершенно чтобы не созидать опять того, что разоряешь (Гал. 2, 17).
33) Не употребляя вина, не до сытости пей воду, ибо иначе будешь доставлять тоже вещество блуду.
34) Гордость делает то, что мы удаляемся от Божией помощи, надеемся на себя и возносимся пред людьми.
35) Две вещи предлежат, как врачевства, от гордости, и не пользующемуся ими дано будет третье гораздо горчайшее.
36) Гордость истребляют молитва со слезами, то, чтобы никого не уничижать, и не вольные злоключения.
37) Жезл мысленный есть вразумление чрез искушения, которое безрассудно возносящегося научает смиренномудрствовать.
38) Дело, свойственное уму, есть не терпеть в себе помысла который тайно порицает ближнего.
39) Как огородник, не выпалывая трав, заглушает овощи, так и ум не очищая помыслов, погубляет труды.
40) Разумен муж, принимающий совет, и наипаче от отца духовного, советующего по Богу.
41) Умерщвленный страстьми не внимает совету и совсем не терпит духовного вразумления.
42) Не принимающий совета не исправляет путей своих, но всегда блуждает по стремнинам и дебрям.
43) Монах есть ум, отрекшийся от чувств, и не позволяющий себе даже посмотреть на помысл наслаждения.
44) Врач есть ум, уврачевавший себя, и врачующий других врачевствами, которыми исцелился сам.
45) Взыщи добродетели и старайся не потерять ее, чтобы не жить постыдно и не умереть жалким образом.
46) Господь и Бог наш Иисус всем даровал свет, и неповинующиеся Ему омрачают сами себя.
47) Не почитай маловажною утрату добродетели; ибо чрез сие смерть вошла в мир.
48) Послушание заповеди есть воскресение из мертвых; ибо за добродетелью естественно следует жизнь.
49) Когда ум умерщвлен был преступлением заповеди, тогда по необходимости, последовала и смерть телесная.
50) Как Адам преслушанием подпал смерти, так Спаситель послушанием умертвил смерть.
51) Умертви порок, чтобы тебе не воскреснуть мертвым и от малой смерти не перейти к великой.
52) Ради Адамова преступления вочеловечился Спаситель, дабы, разрешив от осуждения, воскресить всех.
53) От жизни в жизнь переходит тот, кто умертвил страсти и отверг неведение.
54) Испытывай Писание и найдешь заповеди; исполни сказанное в них, и избавишься от страстей.
55) Повиновение заповеди производит очищение души, а очищение души делает нас причастниками света.
56) Древо жизни есть ведение Бога: чистый, вкушая от оного, пребывает бессмертным.
57) Начало жизни деятельной - есть вера во Христа, конец же ее - любовь ко Христу.
58) Иисус Христос есть Господь и Бог наш, Который даровал нам веру в Него для жизни (вечной).
59) Он явился нам с душою и телом и Божеством, чтобы, яко Бог избавить душу и тело от смерти.

Чему старец должен учить новоначального?
(Преподобного Елеазара, Соловецкого чудотворца)

Старец инока учит Иисусовой молитве, наставляет внимать иночеству, соблюдать душу свою чистою пред Богом, повиноваться настоятелю и иметь духовную любовь ко всем; показывает ему где в келлии совершать правило, где стоять и т. д. В церкви вместе с новым иноком полагает начало, часто смотрит за ним или стоит с ним вместе, указывая ему весь чин до подробностей. В трапезе внушает сидеть в молчании с молитвою, пить и есть, что поставят, умеренно, с благословения старца. Он учит инока, идя из собора, (храма или трапезы) или в собор на монастыре не стоять, не говорить, не глядеть на что-либо, а идти своею дорогой и клобук иметь на голове низко опущенным. Возвратившись в келью, обучает его келейному чину и все келейное правило совершает вместе - пока не навыкнет.
Старец наблюдает за иноком как за своею душою, не дозволяет опущения, потому что кто чему научится в новоначалии, в том и пребудет. Без дозволения ничего не принимать, ни давать, ни учиться, ни говорить.

О гибельном снисхождении.
(Повесть преп. Нила мироточивого Афонского чудотворца)

Некий инок тайно имел у себя деньги, покупал что только хотелось и после того исповедовался духовнику, открывая ему ежедневно и свои помыслы. Привлекаясь юностью и благообразием лица, духовник (он же и старец), снисходил ему во всем и разрешал. Видя снисхождение, юноша стал поступать во всем беспрепятственно. Наконец он заболел и умер. В сороковой день, ради поминовения его, учредили общий обед. По принятому тогда обычаю, духовник сказал почившему похвальное слово, в котором называл юного инока во всем послушным, открывающим все свои помыслы. "Другого, подобного ему по чистоте, в общежитии не было, и мне не мешало бы быть подобным ему со всеми его достоинствами: в посте, бдении послушании и смирении". Между многими похвалами, духовник хвалил кончину своего духовного чада, считая ее как бы благодатною. Во время сих похвал, видимо явился умерший и, по окончании слова, сказал духовнику: "Такую благодатную кончину, которую я имел, получишь и ты, меня погубивший" и, обратившись к братиям, сказал: "Из сих похвал, которые высказал относительно меня сей окаяннейший, ни одной истинной не было, но восхвалял потому, что в лукавом своем помысле имел ко мне постыдную склонность". Духовник сказал умершему: "Ты, чадо, умер, и каким образом очутился здесь, после сорока дней нахождения во гробе?" Явившийся сказал: "О, окаянный духовник, и ты еще имеешь уста говорить со мной? Не достигло еще до тебя пламя, которое ты мне устроил и от которого я сожигаюсь в неугасаемом огне, вместе с демонами и содомлянами. Еще восхваляешь меня, когда я не сделал никакого добра, кроме злых дел, к которым побуждал меня помысл мой, вследствие снисхождения твоего во всем и я еще более стал делать худых дел. Вместо того, чтобы исправить, ты меня погубил. Теперь бы тебе пожалеть обо мне, поплакать, а ты восхваляешь меня и увеличиваешь пламень огня, в котором я нахожусь среди мужеразвратителей". После этого, явившийся устремился на духовника, схватил за шею и сказал: "Иди и ты, со мной, иди туда, куда низверг меня!". Подняв духовника на плечи, вынес его из трапезной, и земля поглотила их (заимствовано из Афонской рукописи).

О двух духовниках
(Повесть преп. Нила мироточивого, Афонского чудотворца)

В прежнее время в пределах Крита среди монастырей находился один, в котором было два духовника, не согласных между собою в мнениях.
Один неправо руководил учениками, и говорил, между прочим, что пост не настолько необходим, и что постящихся еще более борют страсти.
Другой духовник (духовники - они же были и старцами-руководителями) учил своих учеников правильно и говорил, что если человек не будет поститься, то возбудятся страсти и умертвят его.
Первый духовник противоречил этому, доказывая, что страсти возбуждаются вследствие худого мнения человека (должно разуметь - худые, греховные помыслы и осуждение других) но не от яств, которые сотворил Бог для нашего употребления.
Второй духовник отвечал: что плод произрастает на дереве только тогда, когда дерево извлекает силу из земли и насколько дерево орошается, настолько оно еще более укрепляется. Так и страсти: человек укрепляется яствами и питиями, а сии последние усиливают его страсти. Каждый из духовников остался при своем мнении.
Ученики первого духовника начали поблажать себя в кушаньях и разнообразить их. В помыслах у них явилась нечистота, помрачила их чувства и они стали небречь о своей иноческой жизни.
Услаждаясь кушаньями и напитками, они недостойно причащались пречистых Таин и сделались недостойными неба и земли.
Умер их снисходительный духовник, и похоронили его в храме близ архиерейской формы. Спустя несколько дней, приходит ночью пред утреней в церковь пономарь и видит, что архиерейская форма сгорела. Он доложил игумену, тот приходит и убеждается в сказанном; смотрит в алтарь и видит, облаченного Архиерея с двумя белоносными мужами, которые вышли из алтаря, обвили тело духовника, и поставили его пред царскими вратами. Вышел к ним Архиерей, держа в правой руке потир, а в левой дискос. Дискос он приложил к челюсти умершего и стал ударять по спине. При каждом ударе, изо рта выходило святое Тело Христово, которое недостойный духовник принимал недостойно. Потом Архиерей приложил к его челюсти св. потир и также извлек св. Кровь Господню, которою духовник недостойно причащался. Тогда Архиерей сказал: "Иди от Меня в вечные адские муки". Двое мужей положили мертвеца во гроб и забросали камнями. Потом стали поднимать других мертвецов - духовных детей того духовника и из них также были извлечены св. Таины. Архиерей и им сказал "Отойдите от Меня, спутствуйте духовнику, отцу вашему, в вечные мучения". Мужи бросили их и завалили камнями.
Видение кончилось. Игумен велел звонить, собрались братия к утрени на которой авва сказал слово о видении и велел открыть гроб; в нем не оказалось тела духовника, а только вышло зловоние, которое распространялось по скиту семь дней (заимствовано из Афонской рукописи).

ИЗ СОВРЕМЕННЫХ ПОДВИЖНИКОВ И УЧИТЕЛЕЙ ИНОЧЕСТВА

Письма к инокам Глинского подвижника монаха Петра

Спасая себя, отец Петр желал спасать юных братий, неопытных. Это составляло его особую заботу. Когда юные послушники хотели оставить монастырь, он долго увещевал их не уходить из спасительной ограды общежития, если же они уходили, просил их возвратиться. Некоторые сами обращались к о. Петру, прося его ходатайства о принятии их снова в обитель. Любовь и доброта, коими было исполнено сердце старца к младшим его собратиям, в дни их скорби и печали, особенно ярко выражены в его письмах, из коих нечто приведем здесь.
Вот какие наставления давал старец в своих письмах.

Письмо 1
Христос посреди нас, всегда, был есть и будет! Возмогай, брат, о Господе и в державе крепости Его. Облекись во вся оружия Божия, как святый апостол Павел повелевает. Мужайся и крепися, подвизайся и борися и о мне грешном молися. Господь скоро да поможет тебе, помилует тебя и исполнит желание сердца твоего. Получил от тебя письмо, узнал твою печаль и весьма горько о тебе заплакал. От истинной моей к тебе любви я весьма усердно желал и старался исполнить прошение сердца твоего и утешить тебя в горести. Ходил к отцу игумену и усердно просил о тебе, давал ему твое письмо, но никак не мог упросить его, а только узнал, что он еще любит и жалеет тебя.
Дал книгу "Духовное врачевство" и сказал: "Пошли ему сию от меня в знак памяти и истинной моей любви к нему, в мое благословение и наставление, во утешение его печали и в руководство для побеждения страстей". Недоумеваю, каким бы еще образом твоему горю помочь. Предлагаю три совета. Первый совет. Если брат твой имеет свой собственный дом, живут в доме его все так хорошо, что для тебя молодого нет и не предвидится соблазна, и если ты сам более охоты и ревности имеешь к телесным трудам, то ты живи с братом в доме его, трудись ради Бога и работай всякую работу, угождай брату во всем добром, почитай его, как отца.
Второй совет. Если ты более охоты имеешь к подвигам духовным, об монашеской жизни так скорбишь и печалишься, что никак не можешь ничем утешить себя и истинно желаешь быть сыном обители, то нимало не медли, но теперь же вместе с братом приходи и сие письмо и книги с собою принеси. Здесь святые отцы с Божиею помощью, может быть, упросят отца игумена принять тебя в монастырь.
Третий совет. Если никогда не желаешь быть сыном Глинской обители, то со вниманием прочти в книжице наставления святителя Тихона Задонского, писанные для монашествующих, - ответ просившему у него совета, где ему удобнее для спасения души жить и прочитай наставление пошедшему в монастырь, что наблюдать ему должно. Отец архимандрит Илиодор благословляет тебе: где бы ты ни был и в каком монастыре ни жил, посылаемую книжицу св. Тихона как можно почаще читать и стараться везде жить и поступать так, как св. Тихон учит. Ибо я после того, как был у отца игумена, ходил еще и к отцу архимандриту Илиодору, просил и его ходатайствовать о тебе. Он сказал: "Теперь не могу без него". (т.е. без тебя не может). Я давал ему это мое и твое письма читать и с ними книгу "Духовное врачевство". Он письма прочитал, книгу же и советы похвалил, сказав: "Второй совет лучше избрать паче первого и третьего, ибо первый опаснейший, а третий относится ко второму". Итак, брат, избирай один из сих советов, который для тебя кажется лучший, и меня уведоми. А в печали пой стих: Реку Богу моему, заступник мой еси, почто мя забыл еси? И к душе взывай: Вскую прискорбна еси, душе моя, и вскую смущаеши мя. Уповай на Бога, яко исповемся Ему, спасение лица, моего и Бог мой.
Ты весьма юн. Святые отцы говорят и священное писание свидетельствует, что юность, не под наказанием живущая, удобь есть поползновенна, и если в совершенных мужах добрый от злого развращается: со строптивым, рече, развратишися, то кольми паче в юных, которые естественно ко злым делам, паче нежели к добрым, преклонны суть, по писанному: прилежит помышление человеку прилежно на злое от юности его. Часто о сем тексте рассуждая, я весьма сожалею о тебе. При сем посылаю тебе св. книги в наставление, во утешение, руководство и для побеждения злых страстей и привычек. Ты же, брат, с молитвою и помощью Божиею начни оные, не спеша, со вниманием и благоговением читать, и, уразумев прочитанное, будешь твердо в памяти содержать, при случае оным на деле себя пользовать. Советую тебе некоторые вопросы и ответы выучить наизусть. Святые книги всему доброму научают. От усердной молитвы и чтения святых книг ты скоро вкусишь небесной сладости и увидишь сам, сколь благ Господь и сколь блажен муж, который всегда уповает на Бога. Веди себя всегда честно и боголюбезно, пред всеми смиряйся, ибо Господь наш Иисус Христос говорит: Всяк возносяйся смирится, смиряяй же себе, вознесется, то есть, кто сам себя смиряет, того Бог вознесет и прославит. Да утешит тя Господь в день печали, да заступит тя имя Бога Иаковля, да пошлет ти помощь от святого и от Сиона заступит тя, помянет всяку жертву твою и весь совет твой да исполнит. Тогда возрадуемся и мы о спасении твоем и во имя Господа нашего возвеличимся! Но мое искреннее желание, без твоего собственного хотения и старания, исполниться не может.

Письмо 2
Спасайся, возлюбленный мой о Христе брат! Молися о мне грешном. Мне весьма жалко тебя, каждый день вспоминаю, письма от тебя ожидаю. Какую избрал жизнь, имеешь ли твердое намерение опять в Глинскую обитель возвратиться? Прошу тебя, когда ты приидешь. Бога ради укрепи себя смирением и терпением, чтобы с Божиею помощью возмог перенести все то, что ни случилось бы тебе неприятного. Древние св. отцы новоначальных послушников также испытывали, а потом принимали, в монашество постригали. Так Антоний Великий испытывал Павла Препростого. Прочитай житие его и прочих преподобных, и сам узнаешь, что если мы не будем иметь сих главных добродетелей: смирения и терпения, то все российские монастыри обойдем и ни в одном из них долгое время спокойно и богоугодно не поживем, а, следовательно, и в царствие небесное не войдем.
Брат, Бога ради прошу тебя не трать всего времени жизни твоей на попечение только о теле своем, ко когда тело алчет и требует пищи, то рассуждай, что и душа имеет нужду в свойственной ей пище и она (душа) также от голода изнемогает и делается мертвою, как и тело. Удаляйся чревоугодия, чтобы не утратить тебе всего того, что было тобою приобретено. Пророк Давид говорит: да будут слезы мне хлебе день и нощь. О, как блажен Давид! Он днем и ночью проливал слезы, а мы, виновные в тысячах худых дел, не хотим и на один час прийти в сокрушение и покаяться?.. О, если бы мы истинно знали и твердо веровали, какая радость бывает на небе о кающихся! Тогда проливали бы слезы, отвергли бы худой навык, возненавидели бы всякий грех, каялись и жалели о том, что столь много преблагого Бога оскорбляли.

Письмо 3
Ты долгое время находишься в болезни. Чем далее откладываешь лечение, тем более у тебя ослабевают душевные и телесные силы. Без больницы и доктора вылечиться не можешь. Я, многогрешный, от истинной моей любви к тебе и сострадания, предлагаю душеполезный совет. Попекись прежде всего о исцелении своей души. Когда душа будет здорова, - и тело твое скорее исцелеет и примет прежний вид. Остановись в городе N на целую неделю, поговей, исповедайся и причастися. Потом сходи в городскую больницу и попроси доктора освидетельствовать болезнь твою и принять тебя в больницу. Скажи ему, что деньги за лечение будут уплачены родителями. Если же не примет в больницу, проси дать рецепт и наставление: как принимать лекарство, пищу, питие и чего воздерживаться? Смотри, исполни, что тебе говорю. Если не исполнишь, то будешь несчастным человеком, погибнешь телом и душою на веки. Только не дай, Господи, сим словам моим исполниться.

Наставление для времени после церковного богослужения
(Назария игумена Валаамского)

По окончании церковного славословия, исходя в келлию свою из церкви, берегись, как можно, дабы отнюдь ни с кем не стати, и ничего не глаголати. Паче же всего хранися вредного празднословия и смеха; но гряди спешно в келлию свою, не испущая из уст ума своего и мыслей молитвы имени Иисусова.
Пришедши в келлию, затвори дверь, и аще можеши, то стани, и со усердием, вниманием и благодарением, помолись не много о себе, о родителях, благотворителях, и о всем мире; положи несколько земных или поясных поклонов с молитвою.
По сем возьми книгу и мало почитай.
Аще же изнеможеши от утруждения, либо от болезни, или по старости лет своих, как выше сказано, и оного исполнити будеши не в силах; то можешь, по сим причинам, и отменить сии труды; а вместо сего несколько молиться сидя или лежа, с четками.
При выполнении всего показанного обуздай, как можно, ум и мысли твои молитвою, берегись, дабы и мысли твои не парили к предметам не полезным и вредным душе. Тако подобает творити и оберегать себя непременно после всякого церковного правила. Отдохнувши же мало и соделавши по наставлению, как сказано, если имеешь врученное тебе какое дело или общее послушание для телесных трудов, то принимайся за оное, так как за определенное тебе от самого Христа, а не как от человека. Посему восставай спешно, с любовию пребывай в служении, без роптания трудися, измождая свою плоть.
Если ж нет порученного тебе дела служения; то делай свое, какое имеешь, рукоделие, или чтением книжным насыщай и назидай душу твою, или иным чем, не препятствующим нашему спасению.
Внимай сему крепко, чтобы отнюдь не быть в келлии своей праздному. Ибо праздность первая всему злу учительница, и аще она вкоренится в кого, тому много трудов предлежит для истребления оной.
При вышеупомянутых же рукоделиях, или послушаниях, храни, сколько сил твоих есть, во устах, в уме и мыслях молитву, и драгоценнейшее и душеспасительное молчание, а притом берегися, как можно, от зрения очима по сторонам, развлекающего ум, обольщающего чувства, а не редко и обременяющего совесть и душу твою.
Старайся, как можно, внимать себе, бодрствовать вниманием над своею душою и чувствами, а также и над рукоделием или послушанием, которым ты занимаешься.
Берегись, чтоб отнюдь зрением на что или на кого, или слышанием чего, не соблазниться, и не осудить в чем ближнего, или чтобы не сделать чего дерзновенно противу его. Бегай дерзновения, как яда; ибо оное весьма вредит всякому человеку, и приводит его в высокоумие.
Твори всегда то, что тебе повелят, или что прежде благословят на всегда, или о чем тебя попросят; сам же собою ни за что общее не дерзай приниматься каково бы то дело ни было.
В таком порядке себя управляй, или приуготовляй к послушанию; если действительно будешь на послушании, и с тобою кто-нибудь на том же послушании, то поклонись ему низко, со смирением, и тихим гласом сотвори молитву; получа же благословение, делай по вышесказанному чину с молитвою, с любовью, с усердием и полным вниманием; делай не как пред человеком, но совершенно как пред Богом и Его Ангелами, ибо не человеком работаеши, но самому Богу трудишися. Помни, что всяк творяй дело Божие с небрежением проклят, и человекоугодник есть: и храни себя, как можно, от небрежения и человекоугодия.

ВЫПИСКИ

О смирении

Смирение, по замечанию св. отцов, есть предтеча благодати и верный залог нашего оправдания пред Богом. Каждый из нас при внимательном и беспристрастном рассмотрении своей жизни, должен признать в себе так много безнравственного, что не только не может хвалиться собою, но должен горько плакать о своем недостоинстве. "Много бо согрешаем вси" говорит Апост. Иаков (III, 2). Тоже высказывает Апост. Иоанн, "если говорим, что греха не имеем, обманываем самих себя, и истины нет в нас" (1 Иоан. 1, 8). Что же может нас избавить от пагубного самообольщения, рассеять пред очами туман гордыни, просветлить наше сознание, отрезвить и привести к покаянию и исправлению? Только смирением может отрезвляться наш гордый ум и умягчаться наше стропотное сердце. Кто искренне и пламеннее бывает способен возносить молитвы ко Господу о помиловании и благопоспешении к добродетели? Только от сокрушенного духа и смиренного сердца исходящая молитва может быть многоценною и Богоприятною.
Приятна Богу добродетель смирения, не менее того она достолюбезна и в житейском отношении. Смирение есть такой благоуханный цвет на житейской ниве, что им невольно услаждается всякий, и тем больше ценится, чем выше положение человека смиренного... Смирение есть лучшее украшение земного величия. Оно только приводит к истинной славе и привлекает общее уважение. Да и как не любить и не уважать человека смиренного и кроткого. Он со всеми обходителен, ласков, доброжелателен, готов всякому услужить, не любочестив, не властолюбив и не завистлив.
Весьма и весьма важно смирение в деле умиротворения врагов наших. Как часто бывает между нами, что вражда упорно длится только от того, что мы не хотим смириться друг пред другом, сами себя превозносим, во всем себя оправдываем и не думаем сознаться в явных своих неблагоразумных и не справедливых действиях. Наше самооправдание и самомнение обыкновенно служат первою неодолимою преградою к устроению вожделенного мира, не смотря на то, что сами мы сознаем тягостное положение души, не умиротворенной и гневающейся. Мы мучимся и страдаем; делаем явный себе вред в своем быту житейском, но, ослепленные гордостью и настроенные злом, не хотим протянуть руку к примирению с своим ближним. От чего это? От того, что не хотим видеть в ближнем нашем ничего хорошего. Самомнение в том и проявляет свое губительное действие на взаимные братские отношения, что препятствует человеку видеть собственную неправду и в то же время заставляет его, во мнении о других, преувеличивать их недостатки и ошибки. (Кормчий. 1895 г.).

О храме Божием

Храм есть дом Божий, жилище Божие, видимое небо. Сам Владыка неба и земли, Господь наш Иисус Христос присутствует здесь в Евангелии, в котором Он, по учению свв. отцов сокровен есть, в св. изображении Его креста, в св. мощах, полагаемых в основании престола и во св. антиминсе; преимущественно же Он присутствует в Таинстве Пречистого Тела Своего и Святейшей Крови Своей. В храме Божием, как на небе, присутствуют и все силы небесные Пресвятая Матерь Божия, св. Ангелы и угодники Божии: они молятся вместе с нами, подкрепляют и возносят наши молитвы на небо, низводя на нас своим ходатайством благодать Божию. В храме стояще на небеси стояти мним. Помни сие. Стоя с благоговением в храме Божием, принимай живое участие всем своим сердцем во всех его священных песнопениях и молитвах. Всегда держи в мысли, что храм Божий - жилище Божие, видимое небо, - училище веры и благочестия, - место врачевания наших немощей телесных и духовных, - место взаимного общения небесных и земных, дом молитвы, где твоя молитва соединяется с молитвою святых и бывает гораздо скорее услышана, чем домашняя - место особенного присутствия благодати Божией, без которой душа человека умирает для жизни духовной подобно тому, как трава без дождя засыхает и наконец погибает. "Оставив все дела свои, - научает святитель Алексий, митрополит Московский, - без лености собирайтесь в церковь на молитву. Не говорите: "дома помолюсь". Как храмина без огня не может нагреться от одного дыма, так домашняя молитва без церковной.
Помни, что в храме Божием нужно стоять как пред лицом Божием.
Душа христианина, лишенная долго слова Божия и молитвы, будет тосковать и будет несчастна, потому что она лишена духовной пищи. Помни, что не одним хлебом жив будет человек, но словом Божиим и молитвою. Когда слышишь в церкви молитву, старайся, чтобы слышало не только ухо твое, но и сердце, чтобы молитва церкви соделалась твоею собственною молитвою.
(Филарет, митр. Моск.)

Наставление преп. Афанасия Афонского
(Афонский Патерик, 5 июля).

Братия и чада мои! Да блюдет каждый из вас язык свой, ибо лучше упасть с высоты; чем испытать падение от языка: всякий из нас да ожидает себе искушения, ибо мы идем в царство небесное путем скорбей и искушений. Все же вместе и молодые и старые, и первые и последние, старайтесь сохранить неложное повиновение игумену, покоряясь слову его во всяком деле. Кто противится его повелению, противится повелению Бога.

Размышление о всецелой зависимости нашей от Бога во всем

Мы все получили от Бога - и жизнь и силы; без содействия благодати Божией мы не можем совершить ничего доброго.
Когда не будет основания - смирения, говорит св. Иоанн Златоуст, то хотя бы кто до небес возвышался жизнью, все это легко разрушится, и будет иметь худой конец. Хотя бы ты отличался постом, молитвою, милостынею, целомудрием или другою какою добродетелью все это без смирения разрушится и погибнет (Бес. на Матф. 25).

О гордости

Святитель Тихон Задонский учит: "рождаемся мы наги, и с плачем; живем в бедах, напастях и грехах; умираем со страхом, болезнью, и воздыханием; погребаемся в землю - и в землю обращаемся. Тут невидно, где богатый, где нищий, где благородный, где слуга, где господин, где раб, где мудрый и где неразумный лежит. Все тамо сравняемся, яко вси в землю обратимся. Почто же убо земля и гной возносится?.. Срамно гордиться христианам, когда Христос, великий и высокий Бог смирил Себя: срамно гордиться рабам, когда Господь их смирен. От смирения познается человек, что он истинный есть ученик кроткого и смиренного сердцем Иисуса.

О терпении

1. Все святые жизнь свою проводили в скорбях и печалях, в страдании, терпении и гонении, ты ли один хочешь оставаться без всякого страдания и печали.
2. Если Христос, не сотворивший греха, пострадал: можно ли нам грешным роптать на страдание?
3. Терпи до конца со Христом и Христа ради, если хочешь со Христом царствовать.
4. Какая бы ни постигла тебя скорбь, не обвиняй в ней никого, кроме себя, и говори: "Это случилось со мною за грехи мои". (Авва Ор).
5. Не говори: "ах! Как я несчастлива, но говори: "еще мало мне этого за грехи мои! (Иннокентий митр. Моск.)
6. Какая в том добродетель, чтоб охотно принимать приятное? Но скорбное принять благодушно, по благоговению к воле Божией, - вот подвиги, вот добродетель, вот залог награды (Филарет митр. Москов.).
7. "Если желаешь войти в небесное царство, то желай себе скорбей; ибо кто не имел скорбей, тот никак не войдет в него, потому что врата узки" (Матф. 7, 14).
8. Во время тишины ожидай бури, во время здравия - болезни, во время богатства - бедности и не падешь под тяжестью находящих бедствий.
9. Проси Бога не столько о том, чтоб Он избавил тебя от бедствий, но более о том, чтоб Он дал тебе силы перенести их.
10. Врач душ и телес употребляет оружие скорбей, чтоб исторгнуть корни и загладить следы греха, и огнем страдания выжигает заразу наклонности к греховным услаждениям (Филарет митрополит Москов.).
11. Чтоб стяжать терпение в скорбях и искушениях, - веруй, что все делается с нами по воле Божией.
Сообщил инок Алексий.

УСТАВЫ И ПРАВИЛА ДЛЯ ИНОЧЕСТВУЮЩИХ

Подвижнические правила, кратко изложенные
(Из твор. св. Василия Велик.)

Вопрос. Должно ли молчать, когда другие грешат?
Ответ. Что не должно, сие видно из повелений Господа, сказавшего в Ветхом Завете: обличением да обличиши ближняго твоего, и не приимеши ради его греха (Лев. 19; 17); и в евангелии; аще согрешит к тебе брат твой, иди к обличи его между тобою и тем единым. Аще тебе послушает, приобрел еси брата твоего. Аще ли не послушает, пойми с собою еще единаго, или два: да при устех двою, или триех свидетелей станет всяк глагол. Аще же не послушает их, повеждь церкви: аще же и церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь (Матф. 18; 16-17). И как велико осуждение за сей грех, можно познать сие, во-первых, из определения Господа, сказавшего вообще; иже не верует в Сына, не узрит живота, но гнев Божий пребывает на нем (Иоан. 3; 36), а потом из повествований, встречающихся в Ветхом и Новом Завете. Ибо вот, когда Ахар украл сосуд злата и ризу, гнев Господень был на всем народе, хотя он не знал ни согрешившего, ни греха, пока не был открыт упомянутый выше Ахар, который и потерпел со всеми своими страшное оное истребление (Иис. Нав. 7). А Илий, хотя и не молчал пред своими сынами, которые были, сынове погибельнии, но многократно увещавал их и говорил; ни, чада, не благ слух, егоже слышу о вас (1 Цар. 2; 12. 24), и другими многими словами доказывал не сообразность греха и неизбежность суда; однако же поелику не вполне наказал, и не обнаружил надлежащей против них ревности, сколько раздражил гнев Божий, что и народ истреблен был вместе с его сынами, и самый кивот взят иноплеменниками, а сверх того и сам он умер жалкою смертью. Если же такой возгорелся гнев на людей, которые не были в участии с согрешившим, даже препятствовали и свидетельствовали о грехе; что сказать о тех, которые знают и молчат? Таковые, если не исполнят того, что Коринфянам внушал Апостол, сказав: почему не паче плакасте, да измется от среды вас содеявый дело сие? (1 Кор. 5; 2), и что впоследствии сам засвидетельствовал о них, написав: се бо сие самое, еже по Бозе оскорбитися, колико содела в вас тщание? но ответ, по негодование, но страх, но вожделение, но ревность, но отмщение? во всем представисте себе чиста быти в вещи (1 Кор. 7; 11), то без сомнения, и ныне все вообще находятся в опасности - подвергнуться той же погибели, или еще и более горестной, поколику в сравнении с отвергшим закон Моисеев хуже тот, кто отвергает Господа и дерзает на одно и то же с прежде согрешившим и прежде осужденным. Ибо седмицею отмстися от Каина, от Ламеха же, который сделал подобный грех, седмьдесят седмицею (Быт. 4, 24).

Келейные правила для братии Киево-Свято-Троицкого, пустынно-общежительного монастыря

1) По окончании вечернего правила отходим в келлии наша, глаголюще молитву: "Ненавидящих и обидящих нас", а по входе в келлии читаем: "Достойно есть" и делаем поклоны: если простой день - земные, если субботний, полиелейный или с славословием, то поясные: после сего читаем: "слава и ныне, Господи помилуй трижды, благослови и молитвами святых отец наших", делая по прочтении сего один поклон. Памятовать надлежит и сия такожде, да исшедше от правила ни с кем не разговаривать, но со всяким вниманием к себе идем в келлии. И аще отхождение творим из церкви по вечерни и литургии, то совершаем оное глаголюще в себе псалом 26-й "Господь просвещение мое".
2). Пред выходом из келлии в трапезу читаем: "Достойно есть", и творим сообразно дню поклон, за коим следует: "слава и ныне, Господи помилуй трижды, благослови" и поклон, заканчиваем чтением: "Молитвами св. отец наших" и, сообразно дню, поклон. Тожде творим аще исходим из келлий наших в церковь, или на святое послушание, или куда прилучится идти, нужды или потребы виновныя ради.
3). Пришед от трапезы глаголем; "Достойно есть" и творим сообразный дню поклон, за коим следует: "слава и ныне, Господи помилуй трижды, благослови" и поклон, сопровождаемый чтением: "молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш помилуй нас", поклон и все сие оканчивается молитвою: "Ненавидящих и обидящих нас", смотри в малом повечерии, и 12 поклонов сообразно дню; при каждом поклоне читаем мысленно: "Спаси Господи и помилуй".
4). Братиям, изшедшим из церкви или от трапезы отнюдь не подобает разговаривать с кем-либо или заходить куда-либо, но паче, со всяким вниманием и хранением духовным, спешить в келлию воздати благодарение Господу, ущедряющему нас духовно и телесно. Отверзати двери келейные тихо с молитвою. Пребывая же в келлиях, должно сохранятися в них во всяком благоговении и страхе Божием, яко самому Господу назирающу, отнюдь не нарушая тишины и спокойствия потребных отцу или брату в соседстве или вместе сожительствующим и о сем такожде надлежит помнить, да аще прилучится куда-либо отъити из келлии, то первое потребно есть благословитися у остающегося отца или собрата о Господе.
5) Неукоснительное или непременное келейное правило для всей братии, без исключения, состоит в том, дабы каждый отец или брат совершал в сутки: сто кратких Иисусовых молитв, сто таковых же молитв ко Пресвятой Богородице, пятьдесят ко Ангелу Хранителю и пятьдесят ко всем святым; сопровождая молитвы Иисусовы 25-ю поклонами сообразными дню; молитвы Богородичные 20-ю поклонами; а молитвы св. Ангелу Хранителю и всем святым - по 10 поклонов, заканчивая их чтением псалтыря двух кафизм, с тропарями и с молитвами в них.
6) Если в келлии находится несколько братии то чтение молитв и кафизм, с тропарями и молитвами может быть совершаемо вслух посуточно и по очереди одним из них за другим, и каждым для всех.
7) Отходя ко сну и возлегая на одр или постель, каждый отец и брат долженствует всенепременно просить прощения согрешений своих у собратий своих и как свои обращения к ним и те к нему: "Прости и благослови", а тот: "Бог да простит" и заканчивать всегда словами; "Христос посреде нас!".

Правила св. отец

8) Хотяй быти инок должен есть отрещися родства, имений и вещей мира сего и самого себя; отрещися любве ради Божией: своея воли, мудрования, похотей; совершенное отложение своего разума, совета своего отчуждение, не доверять себе во всем, аще во благом или злом, даже до конца жизни своея и не довольствоваться своим советом никогда и не надеяться на свои: мудрость, опыт, знание, силу и рассуждение, но опасно всегда себя соблюдати от высокоумия и мечтания, кичения и самомнения, величания и гордости и бегати всякого велехваления и всякия похвалы и славы от человек, но ведати себя в святое послушание и совершенное покорение духовному своему отцу, сиречь старцу и кроме его заповеди и благословения его да не явиши кую дерзость или невнимание пред Господом Богом Вседержителем.
9) Также и сие: когда ходишь вне келлии твоей и при-лучится тебе плюнути или харковину выплевать и тогда плюй сокровенно и землею покрой чтобы никто не видал оного плюновения и харковины твоея, ибо видев иный иного плюновения и харковины потревожит внутренняя своя, и соделывается в нем тошнота и блевати будет, тогда тебе Господь вменяет в грех, повредил бо еси внутренняя брата твоего и уже приимеши наказание от Бога или здесь, или в оный век непременно; сего ради должно есть всегда и во всем себя опасно хранити. Учити себя хотяй итти путем Всесладчайшего Жениха, Господа Бога нашего Иисуса Христа, не глаголи, не пререкуй, но тихо и благообразно шествуй во след Господа Твоего.

МОНАСТЫРСКИЙ СТАРЕЦ

Старческие беседы Архимандрита Феофана.

III

Мы живем не во времена гонений, но нельзя сказать, чтобы и ныне не было гонений: есть гонения от врага, - то одно представит, то другое, чтобы привести в уныние, в печаль, отчаяние, чтобы как-нибудь отторгнуть от Бога, - представляет чего совсем не было, увеличивает, из макового зерна делает гору.
Терпеть надобно, - Господь Бог не оставит.
Скорбеть не надобно, печалиться не надобно, что вступили в эту жизнь. Бог поможет, - просите Его. Иногда случаются какие-нибудь немощи, болезни - надобно благодарить Господа. Ежели с благодарением будем терпеть, получим венец мученический.
Мы бегаем скорбей; а святые-то скорбели о том, что нет скорбей: можно ли, говорили, спастись без них?
Надобно и скорби-то претерпевать с благодарением. Мы думаем, что скорби так, просто приходят. Нет! Господь Бог посылает, чтобы мы познали, что не достигли еще смирения, терпения.
Господь Бог знает, что вам надобно; взывайте к Нему: да будет воля Твоя! Он ко всем вопиет: призови Мя в день скорби твоея, и изму тя (Пс. 49, 15); призови не сомневаясь, а с верою. Не думайте, чтобы Господь Бог не призирал на ваши труды, на ваше терпение: Он на все доброе призирает, и если поживете так, не оставит вас.
Потрудитесь, и Господь Бог успокоит вас.

IV

Не много в здешней жизни и потерпеть-то; а что есть лучшая и неимеющая конца будущая жизнь, в этом вы несомненно и твердо должны быть уверены.
Не много пожить-то нам. Одна минута, меньше самой минуты вся жизнь в сравнении с вечностью. Если вечность-то получим не благоприятную, ведь ей конца не будет!
Будет такое время, что станем раскаиваться, зачем не так усердно служили Богу, не так любили, не так прославляли Его, как должно!
Когда Христос Сын Божий приидет судить - может быть, скоро! - тогда одних поставит одесную, а других ошуюю; одним скажет: идите, проклятии, в огнь вечный! - другим: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира.
Праведницы просветятся яко солнце в царствии Отца небесного: какое воздаяние за малое терпение!
Сокровища всего мира, ничто пред вечным предопределенным нам блаженством пред благами, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (Кор. 2, 9). И такого-то сокровища мы лишаем себя ради временного покоя.
Живем так, как бы и не умереть! Однако, смерть всегда пред глазами. Видим и слышим постоянно - тот умер, другой умер, - один хорошо, другой худо! Страшно и подумать, что будет бесконечная жизнь, и по достоинству, кто как поживет здесь, так и прославится.
Сколько же жить там? Семьдесят ли сто ли лет? миллион ли, сто ли миллионов? Нет! Во веки веков! И чем более будем там жить, тем более будем познавать величие Божие, и умножаться будет любовь наша.
Если бы от земли до неба гору песку насыпать и на каждый год по песчинке откладывать, все бы конец был; а там уже не будет конца.
Видим вещи деревянные, железные, медные, серебряные и золотые. Золото всех металлов крепче, но все-таки подвержено уничтожению! Душа же наша нетленна! Хорошо, если б мы ее очистили в здешней жизни, чтобы она сияла подобно злату в будущей жизни, или как серебро; только не была бы подобна дереву, не сделалась бы пищею огня; серебро огнем умаляется, золото же не умаляется, сколько не жги его: хорошо бы быть золотыми!
Жизнь наша, может быть, к последнему времени, к концу приближается. Обратися, душе моя, в покой твой, яко Господь благодействова тя, яко изъят душу мою от смерти, очи мои от слез (Пс. 114. 6, 7). Вот что хорошо иметь в мысли: я земля, мне надо только посмотреть на это премудрое здание, - посмотрю и опять обращусь в землю.

V

Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии (Пс. 126, 1) надобно просить Господа, чтоб Он был камень краеуголен в душевном нашем строении. Разве бо того ни деяние, ни слово совершается.
Если Господь Бог на одну минуту оставит нас, куда мы годимся?
Вы говорите в молитве: Отче наш! Если Он Отец, то и печется о вас. Скорее, говорит, матерь забудет исчадие, Аз же не забуду тебя. Создатель мой! Младенец к матери как бежит! А мы все от Тебя удаляемся!
К Царю небесному доступ от нас зависит; во всяком смущении прибегать можно. Говорят: кто на море не бывал, тот усердно Богу не маливался; так и в волнениях житейских: чем больше волнения, чем больше смущения, тем нужнее прибегать к Богу.
Ежели бы благоволения Божия не было к вам, ежели бы Господь не призирал на святое свое место, ничего бы здесь и не было! Он призирает; только надобно расположить сердца свои, чтобы покорными быть, в волю Его предать себя, - и Он управит путь наш во благое. Кажется бы, нам о чем больше думать, как не о том, как бы приобрести Господа? Не заняты никакими делами, никакими попечениями. А если и бывает какая нужда, должно предаться в волю Божию. Он знает, что нам полезно.
Бог и все делает для твоей же пользы, а для Себя самого Он, вседовольный и всеблаженный, надобности в тебе не имеет. Разве Он не может сотворить миллиона миров, и разве нет у Него небесных сил: Архангелов, Серафимов и Херувимов!
Так не надобно иметь своей воли: нужно предаться в волю Божию. И в моей жизни все шло не по моему желанию.
Намерение было в Афонской горе жить, - нет, Бог не привел. Хотел пожить у о. Паисия, у такого великого старца, - нет, и этого не привелось. Страшно и помыслить идти против воли Божией.
Если придет какая мысль противная, надобно воображать, как там, на небесах, нет ни зависти, ни подозрения какого-нибудь, нет ни противоречия, ни противления, - все повинуются манию Создателя. И в здешней-то жизни мы должны подобиться небесной.

Порядок побеждения страстей

1) Постом и воздержанием обуздай свое чрево и тогда трудом, бдением, молитвою и смирением победишь блудную похоть.
2) С побеждением блудной похоти исторгнем и корыстолюбие.
3) Попри его, и ты угасишь зависть и гнев.
4) Погаси гнев и зависть - прогонишь печаль.
5) Оставь печаль и свободен будешь от уныния:
6) Переноси обиды и уничижения и ты, по благодати Божией достигнешь смирения и победишь тщеславие.
7) Без тщеславия не будешь иметь и гордости. Ибо она началом своим имеет самомнение и самовозвышение, что и составляет страсть тщеславия.

УСТАВЩИК

Объяснительный словарь малопонятных слов в богослужебных книгах

Акафист - по переводу с греч. неседальное чтение или пение, составленное в честь и славу Господа, Пресвятой Богородицы и святых; так называется оно потому, что во время пения его возбраняется сидеть. Акафист состоит из 24-х песней, из которых краткие называют кондаками, а пространный тропарями.
Аллилуиа - значит: хвалите Бога, славьте Бога, Аллилуиа произносится обыкновенно трижды к относится к трем лицам Святой Троицы. К аллилуиа присоединяется славословие: слава тебе Боже, в означение того, что все три Лица Божества совершенно равного достоинства и всем Им подобает равная слава, честь и поклонение, почему и называются Троицею Единосущною и Нераздельною.
Аллилуиа красная - так называется пение аллилуиа на распев особенно умилительный и сладкогласный. С такою аллилуиа поется псалом: "На реках Вавилонских", в неделю о блудном сыне, мясопустную и сыропустную.
Аллилуарий - стих, который при пении аллилуиа возглашается чтецом после Апостола, пред чтением Евангелия.
Аммореовы стихиры - так наз. стихиры октоиха в честь Пресв. Богородицы, поемые в воскресные дни на вечерне на Господи воззвах, от творца их Павла Амморейского. Поются, они, где нет минеи или на литии.
Анатолиевы - тоже стихиры октоиха, поемые на вечерне, в воскресные дни, на Господи воззвах, от творца их, Анатолия, патриарха Константинопольского, жившего в 5-м веке. Они также наз. восточными, потому что имя Анатолий с греч. в славянск. переводе зн. восток.
Антифон - означает попеременное пение церковных песнопений, избранных из псалмов, которые положено петь на обоих клиросах, обоими ликами.
Антифоны степенны - поются на утрени пред чтением Евангелия. Так наз. они потому, что составлены применительно к псалмам (а иногда словами псалмов), имеющим надписание: песнь степеней (от 119 по 132-й пс.). Псалмы эти пелись евреями на ступенях иерусалимского храма. Они расположены в октоихе на 8 гласов.
Блогословенны (Ангельский собор удивися) - это тропари, которые поются на воскресной утрени с припевом: Благословен еси Господи.
Блаженны - Евангельские стихи начинающееся словом Блаженни и песнопения, которые поются за сими стихами на литургии, пред малым входом.
Богородичен - есть песнопение, составленное в честь и похвалу Богородицы. Крестобогородичен песнь Богородице, прославляющая те скорби, какие Она перенесла во время крестных страданий Сына Ее, Господа Иисуса Христа. Крестобогородичны употребляются на Богослужении по средам и пятницам. Богородичны, поемыя после стихир на Господи воззвах, наз. догматиками, потому что с прославлением Божией Матери содержат догмат (несомненную и непреложную истину) о воплощении Сына Божия и соединении в Нем двух естеств - Божеского и человеческого.
Величание (от слова: величаем тя, ублажаем тя) - есть краткое прославление Бога, Божией Матери и святых; оно поется в праздники после полиелея пред чтением Евангелия.
Воскресны - стихиры, тропари, каноны, которые прославляют воскресение Христово, крестовоскресны прославляют воскресение Христа и крест его.
Екзапостилларий (посылаю) - песнопение, поемое на утрени после 9-й п. канона и малой ектении, а в воскресные дни после пения Свят Господь Бог наш. Так наз. это песнопение потому, что в древности для пения экзапостиллария был посылаем с клироса на середину храма певец. В воскресных зкзапостиллариях говорится о шествии мироносиц к Апостолам о послании Апостолов в мир для проповеди и об обетовании Господа ниспослать на них Святого Духа.
Ектиния - это ряд молитвенных прошений, протяжно (от сл. - протягаю) произносимых священником или диаконом. Ектения: "Миром Господу помолимся" называется великою, потому что в ней заключается более (11-ти) прошений, чем в других ектениях. Ектения "Паки и паки миром Господу помолимся" называется малою, ибо состоит из двух прошений великой ектении. Ектения "Рцем вси" и "Помилуй нас Боже", называется сугубою, потому что в ней усугубляется или повторяется трижды моление "Господи помилуй". Просительная ектения состоит из 6-ти прошений, после которых поют; подай Господи. Есть еще ектения великая и малая за упокой.
Заамвонная молитва - так она наз. потому, что читается священником за амвоном на литургии св. Иоанна Злат., Василия Вел. и Преждеосвященных Даров.
Икос (от сл. - дом, здание) - есть песнопение, в сравнении с кондаком, пространнее передающее главную мысль праздника или особенную черту из жизни святого. Икос находится по 6-ой песни канона на утрени.
Ипакои (внимание, послушание) - есть песнь, требующая от присутствующих в церкви особенного внимания к благовестию о воскресении Христовом. В древности эту песнь за чтецом подпевал народ.
Ирмос (связь) - так называется первое в каждой песни канона песнопение, служащее связью и образцом для других тропарей, следующих за ним в каждой песни канона как по содержанию, так и по числу стоп и строк и напеву.
Канон (правило) - песнопение, составленное по особым правилам и размеру во славу Бога, в похвалу Божией Матери и святых, в память усопших и назидание живых. Канон состоит из 9-ти песней, а иногда из 2-х, 3-х и 4-х, и тогда называется двупеснцем, трипеснцем и четырепеснцем.
Катавасия (от - схожу) - так наз. ирмос, который поется в конце каждой песни канона, и для пения которого сходят оба лика с клиросов на середину храма.
Кафизма - сидение. Так наз. псалмы Псалтири, разделенные на 20-ть отделений или кафизм, во время чтения коих дозволяется сидеть.
Кондак (от - краткий) - есть песнь, в сравнении с икосом, вкратце передающая главную мысль праздника или особенную черту из жизни святого.
Косныя-песнопения - поемыя протяжно, напр. величания, причастны.
Краегранесие - краестрочие. Так наз. начальные буквы в песнопениях, из которых сложено одно или многие речения Оно то же. что акростих (от - край - стих).
Мертвены, покойны - стихиры и тропари и другие песнопения, содержащие моление об упокоении усопших.
Мученичен - песнопение в честь мучеников,
Непорочны - так наз. 17-я кафизма или 118-ый пса-лом от 2-го слова 1-го стиха псалма: Блажени непорочнии.
Параклисис Пресв. Бог. Так наз. канон молебный Пресв. Бог., поемый во всякой скорби душевной и обст., начинающейся ирмосом.: Воду прошед... и тропарем: Многими содержим напастьми; слово параклисис с греч. - утешение - указывает на утешение, преподаваемое в каноне печальным.
Паремия (с греч, знач. притча, иносказание). Так наз. чтение из книг свящ. писания главным образом Ветхого Завета, в коих пророчески, иносказательно выражается значение праздника.
Подобен - песнопение, поемое по памяти не на глас прочих стихир, а по заученному напеву целого песнопения, сходного с ним по содержанию, размеру и гласу; это песнопение часто тут же и указывается напр., "Дом Ефрафов".
Полиелей (с греч. многий и - милость - многомилостиво), так наз. песнопение, поемое при отверстых царских вратах и состоящее из пения стихов 134 и 135 псалмов, в коих часто повторяется припев: яко в век милость Его.
Прокимен (от - предлежащий) стих избранный из свящ. Писания и поемый пред чтениями из св. Писания Ветхого и Нового Завета (пред Апостолом, Евангелием и паремиями); впрочем на вечерни прокимен дня произносится и без чтения свящ. Писания. На великие праздники и в самые праздники, а также в недели Великого поста, кроме недели Ваий, и в седмицу Пасхи полагается прокимен великий, поемый большее число раз
(4 раза с заключением), нежели обыкновенный прокимен (2 раза с заключением).
Самогласен - песнопение, в котором количество и последовательность музыкальных строк располагаются не по образцу других стихир, а свободно и своеобразно, и поется на глас, соответствующий своему содержанию, независимость других песней.
Самоподобен - так наз. два или три песнопения, которые иногда начинаются, а иногда и начинаются и оканчиваются одними и теми же словами.
Светильны - содержат большею частью моления о просвещении души светом благости Божией. Иногда светильными наз. экзапостиларий. Светильны поются на утрени после канона.
Светильничны молитвы. Так наз. молитвы, читаемые на вечерни священником, во время чтения или пения псалма: Благослови душе моя Господа. Назыв. они так потому, во 1-ых, что читаются во светильничное, во время возжения свеч, во 2-х, что в них возносится моление о том, чтобы Господь просветил очи сердец наших к познанию истины и облек во оружие света.
Славословие - есть песнь прославляющая св. Троицу: Отца и Сына и Святого Духа. Оно бывает великое - это "слава в вышних Богу" , и малое "слава Отцу и Сыну и Святому Духу".
Седальны - песни, при чтении которых присутствующим в церкви дозволяется сидеть. Воспрещается сидеть на седальных: а) на воскресной службе 8-го гласа: по 2-м стихословии во время чтения на слава и ныне Богородична: "О Тебе радуется" и на всенощном бдении в великий четверг; в l-м случае сказано: не седяще поем, но стояще; во 2-м: не сидим на сицевых седальнах, за еже священнику кадити св. алтарь, но стояще поем
Троичен, троичны песни, каноны, молитвы, суть песнопения содержащие прославление св. Троицы и учение о ней.
Тропарь (от - обращаю). Так наз. в каноне следующие за ирмосом песни потому, что ведут и его ряд мыслей и поются по напеву его. Вне канона, тропари празднику и святому суть песни, кратко изображающие или дух праздника - или главные черты из жизни свя- того, призывающая нас к духовной радости, славословию, благодарению и поклонению празднуемому лицу.
Шестопсалмие. Так наз. шесть псалмов читаемых в начале утрени 3, 37, 62, 87, 102,141.
Из объяснений молитвословий и песнопений церковных видно и то, отчего они так называются. Название их произошли: 1. От содержания их. Таковы: Богородичны, крестобогородичны, догматики, покаянны, умилительны, мертвены, покойны, воскресны, крестовоскресны, параклисис, светильны, светильничны молитвы, светильничное, троичны. 2. От такого положения, которое требуется от молящихся во время чтения или пения их. Таковы: Акафист, кафизма, седальны, ипакои; 3. От способа их произнесения и особого способа составления их. Таковы: Аллилуиа красная, антифоны, ектения, канон, ирмос, тропарь, кондак, икос, подобен, самогласен, стихира. 4. От времени и места, когда и где они поются или читаются. Таковы: аллилуарий, задостойник, заамвонная молитва, катавасия, прокимен, предначинательный пса-лом, отпусты, отпустительные молитвословия. 5. От имен творцов их и от слов, которыми они начинаются, или которые в них часто повторяются, или от которых происходят, или после которых они поются. Таковы: Аммореовы стихиры, Анатолиевы или восточны благословенны, блаженны, величания, непорочны, полиелей, стихиры на Господи воззвах, стиховны, степенны, хвалитны, шестопсалмие (Свирелин).
Сообщил инок Архипп.

МОНАШЕСКАЯ ЛИРА

Подвижник

Не спит мой ум, не дремлет сердце,
Не в заблуждении душа;
Я здесь по воле Сердцеведца,
По воле Бога и Творца.

Я здесь, как исполнитель воли
Его таинственной святой,
Пришел сюда не по неволе,
Не с упоительной мечтой.

Я не разрушил жизни храм,
Я не сорвал венец счастливый,
Я лучший жизни фимиам
Вручил пустыне молчаливой!

Я здесь себя не схоронил,
Я не унес себя в могилу, -
Напротив, душу воскресил,
Уму дал знание и силу..:

Я гимны сердца воспеваю
Ему, Всесильному Творцу,
Ему священный дар вручаю
И для Него я здесь живу...

Не тяготят меня лишенья,
Не тяготит тяжелый крест, -
Во всем я вижу Провиденье,
Во всем я вижу Божий перст!..

Его люблю - Ему молюсь,
Им сердце радуется втайне,
Его люблю, - к Нему стремлюсь
До неизбежной усыпальни.

Монахиня Леонида (Суражевская)

ИНОЧЕСКИЕ ОПЫТЫ

Излишества и нужды монастырские

На монашеском съезде много рассуждали по поводу монастырской жизни, и многие существенные вопросы были действительно затронуты и рассмотрены как следует; но некоторые вопросы, из самых существенных, так и остались не тронутыми.
Таков, напр., вопрос об уничтожении всякого излишества и роскоши в монастырях, и стремления жить на широкую барскую ногу. Этот вопрос поднимал только один, на него как-то не обратили внимания; а между тем вопрос сей очень важен: так как эта слабая сторона монастырской жизни наносит монашеству всесторонний вред как в нравственном, так и в экономическом отношении. Возьмем, напр., хотя только одну церковную сторону монастырской жизни. Многие монастыри, особенно женские, в нынешнее время обнаруживают большое стремление к постройке обширных, величественных храмов, на подобие столичных, с дорогою внутреннею обстановкою и убранством; и вот монастырь, с этого времени, начинает принимать совсем не свойственный ему суетливый характер и вновь выстроенный величественный храм - становится для монастыря обузой, значительно увеличив собою расходы монастыря по содержанию, обстановке, отоплению, ремонту нового храма. Подобная же история происходит и с монастырскими кельями: чуть только появятся в монастыре лишние деньги и давай строить величественные здания, вместо прежних скромных монашеских келий, а потом и застонут, - говорят: "не чем жить: один ремонт, одно отопление, одна обстановка таких храмов, таких зданий чего стоит!" Вот и начнут придумывать какие-нибудь способы: то начнут искать благодетелей, да подворья строить, и проч. А когда жили просто и скромно в своих прежних малых кельях и молились в небольших старинных храмах, обрабатывая поля и огороды своими руками, тогда и не нуждались ни в каких подворьях и других искусственных способах к существованию.
Не мене вреда приносит монастырям стремление многих настоятелей и настоятельниц жить на широкую ногу: приобретение дорогой мебели, посуды, экипажей, дорогих лошадей и пр., - Ах, если бы мы сознавали, - как все это портит, извращает монашескую жизнь! Может ли с широкою обстановкою совмещаться монашеская нищета?
По примеру настоятелей и настоятельниц и простые монашествующие и даже послушники стараются обставить себя и жить на барскую ногу.
Вследствие постепенной утраты в монастырях простоты обстановки и вследствие тяготения к барству все стараются избегать послушаний грязных и трудных, стремясь друг перед другом занять более легкие, чистенькие послушания; пришло время, что в монастырях никто не хочет ни воду возить, ни в огороде работать, ни за лошадями ходить, ни коров пасти; даже в кухонное послушание не охотно идут, а о земляных, полевых работах и говорить нечего; все хотят жить чистенько, почти ничего не делая, по заразительному примеру старших.
Вот на такое извращение монастырской жизни нужно бы обратить особенное внимание.
Простота во всей монастырской жизни как церковной, так и келейной - это главная святыня монастыря, без нее монашество не монашество и посягательство на нее - есть посягательство на самое монашество. А между тем большинство нынешних монашествующих становятся не блюстителями этой святыни, а святотатцами и расхитителями ее. И многие делают это по заведенному уже обычаю, не ведят бо, что творят; а не ведят потому, что потеряли монашеский вкус, монашеское чутье или совсем не имели и не приобретали его.
Вот сохраните эту святыню в монастырях, оградите ее от посягательства на нее, а где она утрачена, примите меры к ее восстановлению.
Есть и еще одна сторона монастырской жизни, своею не нормальною, извращенною постановкою наносящая значительный вред и всем другим отраслям монастырской жизни, - это церковное пение в монастырях.
Этот вопрос хотя и был возбуждаем на съезде, но меры, проектированные им, еще до сих пор не проведены в практику монастырской жизни; а поэтому почти во всех монастырях еще до сих пор не редко раздается разудалое, залихватское пение.
Я постараюсь раскрыть вред, происходящий от допущенной и распространившейся в монастырях свободы, относительно церковного пения.
Почти во всех монастырях рука об руку с пристрастием к широкой комфортабельной жизни приобрело уже, так сказать, характер гражданства стремление к партесному, итальянскому пению. И вот, представьте себе, какой от этого вред получается для монастырской жизни. В большинстве случаев между поступающими в монастыри по призванию мало находится людей, знающих партесное пение, особенно способных управлять хором, а между тем, установившейся в монастырях, ложный взгляд требует "благолепного пения", по возможности близкого к театральному, услаждающему слух. Хотя многие настоятели не вполне сочувствуют этому взгляду, а некоторые и совсем не сочувствуют, однако же допускают такое пение, потому что боятся, что интеллигенция осудит или чтобы архиерей не пробрал за небрежную постановку пения. И вот настоятели вынуждены бывают принимать в монастыри людей совсем не монашеского духа, только за одно знание нотного пения, - людей не редко во всех отношениях грязненьких, даже в мире никуда негодящихся; приходится по неволе делать им во всем послабления и уступки и терпеть такие вещи, которые прямо позорят монастырь, увлекая за собой более слабых из братии и вообще понижая нравственный уровень монастырей.
Нужно сказать, что я в епархии считался самым разборчивым и строгим настоятелем, в деле приемки новоначальных в монастырь, даже не принимал и увольнял только за одно табакокурение; вследствие чего иногда приходилось расставаться с хорошими певцами; По этому поводу мне однажды заметили, что "ради благолепия церковного и сладкогласного пения можно к певчим относиться и снисходительнее и делать им уступки" как будто ради сладкогласия церковного пения и чесания слуха следует до некоторой степени попускаться благоповедением братии! Не тако было прежде не тако, а теперь тако, во всех монастырях тако! А все более из-за того, чтобы нас хвалили, особенно интеллигенция, и не называли бы нас за простоту пения мужиками.
Вот во избежание - то этого зла, чтобы настоятели не связаны были необходимостью ради "сладкогласия" пения принимать в монастыри людей вредных для монастырской жизни нужно установить в монастырском церковном пении такой порядок, при котором возможно было бы обходиться и без регентов и без знатоков нотного пения. Для этого, по моему мнению, нужно напечатать особый нотный сборник песнопений с помещением в нем только таких песнопений для церковных служб, которые соответствовали бы и монашескому духу и, по простоте своей, легко бы могли усвояться по слуху, даже и не знающими нот. Для разнообразия можно одни и те же песнопения поместить в нескольких напевах, конечно только простых и при том вполне соответствующих монашескому духу, напр; Херувимскую, милость мира, достойно и пр; можно еще поместить несколько разных запричастных.
Если так будет дело поставлено, то все монашествующие в монастырях, способные усвоять пение понаслышке, в короткое время переймут и усвоят это пение тем более, что многие простые напевы и теперь большинству известны, и тогда монастыри будут освобождены от чужеядно привившейся необходимости держать вредных для монастырской жизни по своей испорченности певцов и регентов к тому же еще и обременяющих монастыри в материальном отношении; пускай они идут в театры. Если так будет устроено, то монастырям тогда и нравственно и материально дышать будет легче и жизнь может настраиваться опять вполне по-монашески.
Еще одно дело, по части экономической стороны монастырей требует, по моему мнению, иной постановки, чем в настоящее время, - это именно скопление разных драгоценностей в монастырях, особенно наперсных крестов, бесцельно и не производительно хранимых в монастырских ризницах. Если некоторые из этих вещей имеют священно-исторический характер и служат предметом почитания или в связи с каким либо церковно-историческим событием, - это другое дело; но большинство таких драгоценностей не имеют за собой ничего такого, чтобы их хранить как редкость. В некоторых монастырях такие вещи составляют громадные непроизводительные богатства. Недавно один полковник, член военно-архелогич. общества, командированный обществом для осмотра старины и редкостей и, в частности нашего монастыря, осмотрев наши старые кресты, панагии и митры, оценил их не менее, как в 400-500 тысяч рублей, а между тем весь капитал монастыря всего только 34 тысячи. И таких монастырей не мало. А между тем эти сокровища не редко, то по частям, а то и массами или даже всецело пропадают. Такой же участи подлежат сокровища и нашего монастыря.
Поэтому в виду поднятия экономического благосостояния монастырей, нельзя ли такие богатства использовать. Но тут является вопрос как их использовать? Нельзя же крест, панагии, митры продавать кому попало и на выделку каких угодно вещей.
По моему мнению эти церковные вещи нужно употребить также на выделку церковных же вещей: напрестольных крестов, на отделку евангелий, сосудов, наперсных крестов панагий к пр. - Хорошо если бы это дело взяло на себя Хозяйств. Управление при Св. Синоде. Ведь взяло же оно на себя печатание церковных книг, страхование церковного имущества, а по епархиям - свечные заводы. Вот все излишние драгоценности Хозяйственное Управление и взяло бы у монастырей себе, а потом бы устроило, напр., при Синодальной типографии мастерскую крестов, панагий, митр, евангелий, и пр. и тут же рядом с книжной лавкой устроило бы лавку и для этих вещей.
За золото, серебро и камни, полученные из монастыря, по мере продажи выплачивало бы монастырям по стоимости, деньги. Если открывать свои мастерские Хозяйственное Управление найдет неудобным, то можно эти вещи как материал продать в мастерские церковных изделий. Таким образом, материальное обеспечение почти всех монастырей в той или иной мере значительно увеличится и, в тоже время, облегчится забота по охране церковных драгоценностей.
Далее, - есть еще одна трудная материальная сторона монастырской жизни.
Некоторые монастыри имеют участки земли, или по отдаленности от монастыря, или по каким-либо другим причинам, совсем не выгодные для пользования самого монастыря и их гораздо выгоднее продать, а деньги положить в банк.
Но дело это у нас связано с такими формальностями и затяжками, что как продавцы, так и покупатели бьются, бьются, да так и бросят дело не оконченным. В подтверждение я приведу следующий пример. В моем монастырском благочинии был участок земли в 50 дес., в 17 верстах от монастыря, - земля плохая, приносящая самый ничтожный доход. Случилось так, что проживающие по соседству с этим участком крестьяне продали часть своей земли под станцию и под вновь строящуюся железную дорогу, денег они получили много и хотели было купить монастырский участок за 5 тыс. руб. Настоятель и я, как благочинный, были очень рады этой выгодной продаже, тем более, что на вырученные от этой продажи деньги 5 тыс. решено было купить около монастыря (в одной версте) у частного владельца участок прекрасной земли в 32 дес. За это дело взялся я сам; и что же? Тянули, да тянули - это все Консистория - оценка, да переоценка, да разные разности! Целый год ждали мужички и денег уже три тысячи приготовили, а остальные через Крест. Банк, но наконец купили землю в другом месте, а от нашей отказались.
После этой неудачи мы решили сделать так. Послали в Консисторию рапорт с просьбою походатайствовать у Св. Синода разрешение на продажу этой земли без указания покупателя, чтобы если окажется покупатель, разрешение было уже готово; но и тут не выгорело; говорят; так нельзя, нужен покупатель. Вскоре явилась покупательница, которой нужно было приобресть землю для получения права постройки какого-то завода; цену за землю она давала хорошую, но так как она назначила срок покупки не более как на два месяца, то продажа и опять не состоялась.
И я сам лично, будучи настоятелем пустыни, хотел было продать отдаленные участки крестьянам чрез Крестьянский Банк, так как эти участки вследствие своей отдаленности от монастыря (70 верст) приносят монастырю только одни скорби, да беспокойства. Дело тянулось два года, да так и осталось не оконченным.
Вот подобного рода земельный дела, тоже нужно как-либо упорядочить.
А. В.

ИЗ ЖИЗНИ СОВРЕМЕННЫХ ИНОКОВ

Иеросхимонах Пантелеимон отшельник
(† 26 февраля 1831 года)

Велие убо и преславное есть дело, еже
в юности начати работати Богу.
(Св. Димитрий Ростовский)

Отец Пантелеймон происходил из дворян, благое иго исполнения заповедей Христовых взял на себя в юности, приняв монашество 19 лет, в Нямецком Молдавском монастыре. Восемнадцать лет он подвизался на Афоне и там принял схиму. Духовная опытность о. Филарета привлекла его в Глинскую пустынь, где он состоял с 1826 года, братским духовником, отличался ревностью к подвигам и назидательностью для братий. Через два года по прибытии в обитель, переселился на безмолвие к часовне на месте явления Глинской чудотворной иконы Божией Матери. На другой год к нему перешло еще несколько человек любителей безмолвия. Таким образом, положено было начало первому скиту Глинской Пустыни, ныне называемому ближним. За благочестие о. Пантелеймона уважали высокопоставленные особы и чрез него помогали обители. Пред смертью старец соборовался, причастился, простился с настоятелем и братиею, в самый день кончины 26 февраля 1831 года, в Св. Тайнах, вторично удостоился соединиться со Христом, Которому предал свою Душу на 75 году своей жизни. О смерти его, настоятель счел долгом уведомить его почи- тателей. Генералу Д. он написал: "Отец Пантелеймон умер смертью праведника и погребен в скиту, его стараниями сооруженном, у той сосны, на коей в старину явился чудотворный образ Преславного Рождества Божией Матери".

Иеромонах Антоний, безмолвник
(† 27 апреля 1842 года).

Молчание более богословствования
достойно удивления и славы.
(Св. Варсанофий Великий)

После отца Пантелеймона в безмолвие ближнего скита перешел иеромонах Антоний, примерный подвижник. Он "отличался постоянством, нестяжательностью, простосердечием, кротостью и благосклонностью к братиям, чем обращал на себя внимание".
Отец Антоний долго молил Господа открыть ему время кончины, но вместо сего, ему дан дар слез, обильно истекавших у него во всякое время. В келье была убогая обстановка. Спал он на скамейке покрытою одной холстиною.
С 1837 года отец Антоний помогал в обязанностях братскому духовнику. Рядом с ним в 1841 году помещался послушник Григорий Клица, впоследствии святогор. архим. Герман, который рассказывал, что о. Антоний высокий подвиг безмолвия проходил в келейном уединении. Он часто слышал, как старец всю ночь молился, клал поклоны и плакал, а потом смеялся. Смех о. Антония не мало удивлял послушника. Раз он откровенно спросил об этом своего соседа: тот отвечал ему: "Не соблазняйся мною, я сам окаяваю себя, да не могу удержаться от этого бесовского смеха. Читаю я по ночам Псалтирь, который очень хорошо на меня действует; читая его, часто плачу от умиления, но как только время пойдет за полночь, вдруг станут предо мною плясать какие-то мальчики в красных куртках, да такие уморительные пляски выводят, что я невольно начинаю смеяться". Со времени этого разговора отец Антоний иногда звал к себе Григория и беседовал с ним о духовных предметах. От опытного подвижника послушник узнавал козни врага спасения человеческого и учился бороться с ним молитвою.
В 1841 году Антоний принял схиму, а на другой год, 27 апреля блаженно скончался семидесяти лет. Как здесь плакавший, он, несомненно, в иной жизни радуется и веселится. Ибо Небесная Истина изрекла нам: блажени плачущие, яко тии утешатся.

ИГУМЕН ЕВСТРАТИЙ
(† 22 июня 1855 года).

Се удалихся бегая и водворихся в пустыни.
(Пс. 54, 8)

По смерти игумена Филарета братия избрала в настоятели и представила двух кандидатов: духовника Порфирия и благочинного Феодосия, но архипастырь нашел строителя Хотмыжского монастыря Евстратия "достойнейшим по заслугам" (тем более, что Хотмыжский монастырь предназначен был к закрытию и упразднен в 1842 году) и он назначен Глинским настоятелем. Так, исполнилось прозорливое предсказание почившего о. Филарета.
Игумен Евстратий, в мире купеческий сын Елисей Яковлевич, из гор. Казани, в Глинскую пустынь поступил в 1820 году, "послушания нес с пользою для обители" (из резолюции Курского Архиепископа Илиодора, при назначении о. Евстратия Глинским настоятелем) и был строгим подвижником.
До назначения своего в 1837 г. строителем Хотмыжского монастыря (Курск. Епарх.), он двенадцать лет спал сидя в кресле, и в кельи лишнего ничего не имел, даже из съестного, кроме чаю и сахару; на обед, а иногда на ужин, он ходил в братскую трапезу. Но где запрещение, там и искушение, чтобы не напрасно получалась награда за подвиг. Раз благодетельная особа, в числе прочих иеромонахов и о. Евстратию принесла пирожков. Не принять их, - значит оскорбить благодетельницу, принять их, - значит нарушить взятый подвиг. Приняв пирожки во имя любви, о. Евстратий боялся кушать в келье, а они манили его своим видом и запахом. Подвижник решился скушать их высунувшись в окно кельи. Но такое нарушение принятого, подвига заметил сосед отца Евстратия иеромонах Клеопа и братски обличил, его лукавство.
Сделавшись Глинским настоятелем, о. Евстратий не изменил образа жизни: также ходил неопустительно в храм и трапезу, сам совершал воскресные и праздничные церковные службы, и соборные акафисты, сам обходил братские кельи, "радел об обители", как выразился о нем по смерти Архипастырь.
Чрез три года по принятии Глинского настоятельства отец Евстратий возведен в сан игумена "за добродетельную жизнь и неусыпное попечение об обители". Попечение его выразилось многими постройками. Выводя Глинскую пустынь из убожества, игумен Филарет не мог сразу ее поставить наравне с благоустроенными монастырями. На первых порах приходилось ограничиться самым необходимым. По тогдашнему числу братства, построенного аввою вполне было достаточно и, в духе его смирения, все отличалось скромностью. Продолжая обновление обители, игумен Евстратий, уже не ограничился одной необходимостью, но желал постройкам и, следовательно, самой пустыни, придать более лучший вид. С этой целью он увеличивал корпуса, надстраивал на них мезонины, воздвигал новые здания, башни, каменные въездные ворота красивого рисунка и т. д.
Братство быстро увеличивалось, число богомольцев также. Существующие храмы становились тесными. Отец Евстратий начал перестройку собора, соединив его в один храм со смежной теплой церковью, но самому ему не пришлось кончить этой капитальной работы, требовавшей многих затрат и времени. Для богослужения, во время переделки собора, Игумен Евстратий построил новый каменный трехлетний теплый храм, который был освящен в 1849 году. На месте явления чудотворного образа Божией Матери при отце Евстратии, вместо деревянной, построена обширная каменная часовня, обращенная потом в храм св. Богоотец Иакима и Анны.
В числе многих построек, о. Евстратий сделал вторую половину каменного просфорного корпуса, на деньги послушника из купцов, имени которого предание нам не сохранило. При поступлении своем он пожертвовал большую сумму на обитель, а другую часть денег - золотыми монетами, тайно оставил при себе "на черный день". Деньги не давали ему покоя: как только выйдет из кельи, - все думает: "узнают, найдут, похитят!" Во время богослужений он, часто выходил из храма смотреть: цело ли его сокровище, место хранения которого, для большей безопасности, часто менялось. Положит в новое место и думает: "теперь не найдут!", а пройдет не много времени и снова, овладевает тоже беспокойство за безопасность скрытого золота. Наконец послушник вынул в печке несколько кафель, положил в них монеты и снова заделал. Но и такое, по-видимому, безопасное хранилище не переставал караулить: по-прежнему часто выходил из храма и этим обратил на себя и внимание братии. Последние доложили о нем настоятелю. Игумен Евстратий приказал наблюдать за ним одному из послушников. Однажды, по обыкновению своему, бывший купец при-бежал из храма, второпях не притворил дверей кельи и наблюдавшему легко было видеть все его действия. Стуча в кафели, он спрашивал: Благо здесь? По звуку убедившись в целости "блага", сам же отвечал: "здесь", и пошел опять молиться. Желая своим пасомым вместо всякого блага земного, блага небесного, о. Евстратий приказал бывшего купца назначить на послушание вне обители, а тем временем узнать, что за "благо" у него хранится в печке. Вынули кафели, взяли золото и снова все заделали, как ни в чем не бывало. По возвращении в обитель, первым делом послушника было броситься к печке на стук и вопрос: "благо здесь"? Не было звука от злата. "Нет!" -тихо и с грустью ответил послушник и долго стоял неподвижно. Страшная внутренняя борьба привела его в такое состояние. Желание блага небесного наконец взяло верх над желанием иметь благо земное. Он, подошел к иконам и стал громко молиться. Молитва его была примерно такая: "Благодарю Тя, Матерь Божия, что отняла у меня деньги, они не давали мне покою, теперь я беззаботно буду искать не крадомого блага небесного". Все это видели и слышали наблюдавшие за ним и передали игумену Евстратию. Он приказал наблюдать за действиями бывшего златолюба. Но ни что не обличало в нем чувства сожаления о пропаже, он ни кому не говорил об этом и был совершенно спокоен духом. Раз встретил его настоятель и спросил: "Не скорбишь ли ты о чем?" - "Слава Богу, не скорблю", - отвечал спрошенный. Убедившись в твердости его победы, отец Евстратий приказал "благо" употребить, с согласия брата, на каменную пристройку просфорного корпуса.
Достаточных средств в обители не было, отцу Евстратию самому приходилось ездить по сбору. Скорби по управлению обителью и заботы по изысканно средств наконец надломили здоровье и он заболел.
Пред смертью принял Св. Таины, простился со всеми братиями обители и, сказав: "Как мне теперь легко!" тихо скончался 22 июля 1855 года, имея от роду 67 лет.

ПАМЯТИ ОПТИНСКОГО СТАРЦА 0. ИОСИФА
(Из надгробного слова, произнесенного при погребении)

Блаженни мертвии, умирающие о Господе отныне;
ей, глаголет Дух, да почиют от трудов своих: дела
бо их ходят в след с ними
(Апок. XIV, 13)

Вот твое смирение пред нами; как велико и как достоподражательно оно!
Да, братие и сестры, вся жизнь сего старца была исполнена смирения. Более 50 лет он подвизался в обители и за все это время никогда и ни в чем не выделялся. Отличительною чертою его было держаться в тени и быть незаметным. Почти 30 лет он нес послушание при приснопамятном старце о. Амвросии и оставался незаметным до самой кончины старца. В своих наставлениях он обычно ссылался на старца о. Амвросия, очень часто приводил его буквальные изречения и благоговел пред его памятью до самой своей кончины. Смирением украшена была вся его подвижническая жизнь в монастыре. Верен остался себе почивший и тогда, когда исполнился недавно 50-летний юбилей его.
Высоко нес на себе усопший и знамя послушания. Еще за год. т.е. в 1860 году, приснопамятный старец о. Макарий предсказал сестре его о его поступлении в Оптину пустынь, не видав его даже в лицо. Все препятствия ставил враг при его поступлении; так известно, что он едва не утонул на пути; сам старец говорил: "Господь спас тогда от смерти". - "Наш Иван (мирское имя почившего) пригодится и нам и вам", пророчески изрек о нем инокиням старец Амвросий, предсказывая старческое послушание о. Иосифа, что и исполнилось впоследствии.
Тяжело, видимо, давалась ему на первых порах монастырская жизнь, и он задумал уйти. "У нас лучше, чем на Афоне", сказал в ответ на его мысли о. Амвросий, ударив слегка его сзади рукой, и он беспрекословно повиновался старцу. Еще при жизни своей о. Амвросий постепенно стал возлагать на него послушание старческое даже еще до принятия им священного сана. Когда же скончался старец о. Амвросий, то о. Иосиф, с 1884 г. уже иеромонахом, по единодушному желанию всей братии, возложил на себя тяжелое старческое иго всецело, и здесь обнаружились все лучшие стороны его высоких личных качеств: доброта, незлобие, задушевность, простота, искренность, доступность.
"Старец Иосиф! жизнь моя, радость и утешение! Весьма много помог ты мне и утешил в первые дни моей жизни и постоянно утешаешь и наставляешь во всех делах и случаях: без тебя не знаю, что и было бы со мною"! Так писал о нем послушник в своем дневнике еще на первых порах старчества о. Иосифа. К немощам своих детей духовных он был снисходителен, но с рассуждением, при чем глубоко вникал в душевное состояние к нему обращавшихся. Одним из мудрых его правил было ровное, чуждое лицеприятия, отношение ко всем, с кем бы он ни беседовал. Никто не уходил от него без утешения. Самое лицо его располагало к этому. Некоторое духовное лицо иерейскою совестью свидетельствует, что оно видело благодать Божию, явным некиим образом почившую на главе и лице старца. Одно из близких к почившему детей его духовных, 19 лет находившееся под его руководством, рассказывает: "прихожу к старцу грустный, с скорбным лицом, и вот достаточно показаться на пороге его светлому с ангельской улыбкой лицу, чтобы сами собой разгладились морщины на лице моем и скорбь оставила прежде чем высказал ее. Он говорил мало, но сразу разрешал недоумения". "Нужно дать высказаться, говорил сам старец тому же духовному сыну, и когда горе выльется, довольно добавить несколько теплых слов, и человек облегчен". Даже весьма интеллигентные лица чувствовали это на себе. Так одно из них уверяет: "о. Иосиф скажет мало, но в этом мало выскажет много, и от одного воспоминания о выражении его лица делается веселье на сердце". Вот отчего наставления его хотя были и кратки, но часто очень внушительны, иногда же отличались строгостью, ведя к исправлению и вызывая покаяние. Все его духовные дети уверяют, что воля Божия говорила его первыми словами, и тогда всякое дело, на которое он давал благословение, сопровождалось успехом; испрашивавшие же его решения вторично, согласно своему предвзятому желанию, ошибались, потом в расчетах. Так нес свое послушание старец до самой смерти, не взирая на тяжкий недуг, в последнее время его приковавший к одру.
Нечего и говорить, что почивший был очень строг в пище и питии, принимая самое ограниченное количество ее, т.е. столько, сколько нужно для поддержания организма. Настолько в этом отношении был строг, к себе старец, свидетельствует тот факт, что почивший решительно отказался от вкушения вина, приписанного ему, как подкрепляющее силы лекарство, во время его болезни.
Особенно же строго относился батюшка к молитве. Еще с детства он приучен был к ней своею матерью, которая происходила из духовного звания; сама отличавшаяся благочестием, она то же настроение старалась всеми силами привить и своим детям. Так она заставляла их вставать каждый раз к утрени и по возвращении от службы - читать акафист. Вот почему потом так любил старец молитву, не оставляя келейного правила даже и на смертном одре. Ни многочисленность посетителей, ни болезненный недуг - не могли его отвлечь от тщательного исполнения устава и особенно от делания молитвы Иисусовой.
Все свободное от молитвы и посетителей время, он посвящал чтению и преимущественно любил Добротолюбие. Вообще же никто никогда не видал его в праздности. Вся жизнь проходила в трудах, посте и молитве.
Одним словом, это был муж, у него же закон Бога его в сердце его, и не запинались в неправде стопы его (Пс. 36, 31); он ходил непорочно, делал правду, говорил истину и не льстил языком своим (Пс. 14, 2): Он не мог говорить лукавое, доброе и лукавое, горькое сладкое, и сладкое горькое, свет и тьму (Ис. 5, 20).
Блажени мертвии, умирающии о Господе; дела 6о их ходят в след с ними (Апок. 14, 13). За все сие и удостоил его Господь воистину христианской кончины. Более того, конец его - был конец праведника. Напутствованный таинствами, видимо и явно нося в себе мир вышний, с молитвою на устах отходил старец из сего мира в вечность. До самого последнего вздоха не прекращал он чтения молитвы Ииусовой, перебирая четками. Уже силы оставили его, члены тела перестали повиноваться ему, а умирающий все еще силился наполовину уже онемевшей десницею творить на себе крестное знамение и так с молитвою отошел ко Господу.
Уже и сего беглого взгляда на жизнь усопшего старца довольно, чтобы заключить о необычайности его служения св. церкви. Эта необычайность может быть объяснена только особым дарованием свыше, т.е. даром помазания. Если же он имел этот дар, что несомненно явствует из его незаурядных добродетелей, то, конечно, таковой не мог не проявляется особенным благодатным образом в его деятельности. В действительности так и было. Непосредственный преемник и ученик истинных подвижников и признанных церковью столпов благочестия - старцев Оптинских, он вместе с высоким призванием руководства и учительства, именуемого старчеством, унаследовал от них и благодатные дары. Многочисленный сонм учеников, или духовных детей его, устно и письменно заверяет о его необычайных дарованиях и божественных знамениях, изливавшихся на тех, кто с верою в смирении и простоте сердца прибегал к его молитвам. Что молитвы его были часто чудодейственны, что он нередко пророчески прозревал в будущее, что через него соделалось врачевание недугов не только душевных, но и телесных, - это может быть удостоверено документами, находящимися в достойных доверия руках за точными подписями лиц, перу коих они принадлежат. Премудрость бо по имени ея есть, и не многим есть явна (Иис. Сир. 6, 23). Исключительное смирение руководило старцем во всей его жизни, оно то и не позволяло оглашаться рассказам о его делах, которым надлежит скоро сделаться заведомыми фактами и украсить собою страницы его жизнеописания.
Тайну цареву хранити добро, дела же Божии открывает славно. Добро еже благословити Бога и возносити имя Его, словеса дел Божиих благочестно сказующе (Тов. 12, 6-7).
Один из проходивших келейное послушание при почившем старце рассказывает о себе следующее: "еще будучи мирским, я обратился за советом к о. Иосифу: не благословит ли он мне уехать из своего родного города (Мценска, Орловской губ.) к одному лицу, приглашавшему меня к себе на службу. - "Нет, далеко не езди от своего города, сказал старец. Пришлось потерпеть, и терпение скоро вознаградилось: место представилось в своем городе и слово старца сбылось..."
"С стесненным сердцем входил я однажды к старцу, передает за достоверный факт один его духовный сын: какое множество народа, до меня ли ему!" - "Ты ходи ко мне, когда тебе нужно", встретил меня такими словами ласково Старец" ...
8 лет тому назад шамординские монахини приехали за советом к старцу: "что делать с покосом? следует приступать к уборке, а дожди приостановили все работы".- "Бог благословит, принимайтесь", ответил немного подумав Старец. В недоумении возвращались они к себе, глядя на непрекращающийся дождь. Каково же было изумление их, когда вслед за возвращением их дождь перестал, и установилось ведро!
10 лет тому назад об одной женщине Ливенского уезда сообщили старцу, что она очень больна. О. Иосиф сказал заочно: "грех держит ее". И когда та на родине своей исповедалась, то спокойно умерла. Об этом было затем сообщено в скит.
"Боже мой, Боже! велики дела Твои; пишет священник от лица духовной дочери, и доходны молитвы до Тебя святых отцев! Батюшка, писала я вам об Н., что он был горький пьяница; ваши вздохи дошли до Господа: не пьет теперь, в храм ходит, раньше и слушать не хотел, читает хорошие книги, собирает свое хозяйство и т. д. Не могу умолчать, что происходит на мох глазах".
Вот еще выдержка из благодарственного письма старцу, присланного из г. Ефремова. "Через ваше ходатайство перед Богом, сколько отрады, утешения бывает в семьях! Писала я об одном: жестоко пил и был жесток с семьей, - переменил себя во всем по вашим св. молитвам - семья счастлива. Об одной писано было, что больна, теперь ей хорошо. У одной муж пропадал безнадежно, писала вам о нем, и вот пришел: дети и жена счастливы... Невольно слезы льются при виде всего этого. И как не благодарить Господа, что Он через ваши св. молитвы так щедро посылает такие утешения. Где же неверующие в Бога? шли бы и уверовали, когда бы все проследили. И еще, еще много случаев на моих глазах: все утешены, кто бы только ни прибегал к вашим св. молитвам".
Еще пишет некто из Двинска: "по вашему указанию мы отслужили молебен Царице Небесной с водоосвящением, и болезнь угрожавшая моему зрению, стала проходить"...
Много и еще подобных случаев. Все они свидетельствуют, что и в наши дни Господь изливает щедроты свои на народ русский православный. И только упорное неверие не хочет видеть дел и чудес Божиих ясно видимых всякому верующему оку.
Нужно ли после сего говорит много о том, как велика и бесценна потеря, которую понесли мы все в почившем старце. Когда я от вседейственных и целительных словес Божиих перехожу к излиянию моего собственного немощного слова и бренного чувства, как дани слабому человеческому духу, живущему в земной юдоли скорби и плача, то тоже ощущение горести и невознаградимой утраты неудержимо овладевает и моим сердцем. И как мне утешить всех вас, если я сам первый имею нужду в утешении. Что скажу вам любящие духовные дети отныне приснопамятного Батюшки? Не стало его. Ушел навсегда от вас ваш дорогой Батюшка; оставил сиротами.. Поистине невознаградима ваша потеря... Но вы плачете, - дайте же место среди вас и мне с моею скорбью, с моими слезами... Чем утешу вас отселе осиротелые инокини обители Шамординской! Знаю, что Батюшка был ваш печальник и нежно любящий отец. Близко к сердцу принимал он все касающееся вашей обители и вместе с вами делил и радость, и горе и вам с ним было хорошо. Увы, теперь нет его; лишились его вы на веки. Кто теперь вас утешит, кому вы поведаете ваши печали и кто облегчить вашу тугу сердечную! Да, лишение ваше велико и неутешно, и только те могут понять и оценить его, кто знает, что значит в духовной жизни старец!.. Но довольно: вижу я, что слово мое усугубляет горесть вашу. Опасство да имеет каждый из нас да не уподобится печаль наша, ей же надлежит быть по Бозе, печали мира сего, которая смерть соделовает.
Поспешим же снова к истинному и единственному источнику утешения нашего, к тому, что "есть единое на потребу" (Лук. 10) - слову Божественному, этому спасительному, мощному и цельбоносному врачевству от всякия скорби.
В мире скорбни будете: но дерзайте яко Аз победих мир (Иоан. 14, 33). Не оставлю вас сиры; прииду к вам ( Иоан. 16, 18). Аз умолю Отца и Утешителя даст вам, да будет с вами в век ( Иоан. 14, 16).
Печаль бо яже по Бозе, покаяние не раскаянно во спасение соделовает: а сего мира печаль, смерть соделовает (2 Кор. 7, 10), Наша печаль делается ощутимее когда мы позволяли себе обрисовать дорогие черты ее безмолвного виновника. Скорбью должно исполниться сердце при ощущении самой утраты; скорбеть должны мы и от сознания собственного недостоинства, когда видим, как далеко отстоим мы духом, от сего угасшего светильника. Пусть же печаль наша послужит нам твердым шагом вперед к нашему совершенству, дабы покаяние было воистину нераскаянно во спасение. Утешением при этом да будет также сознание, что уходящий от нас кормчий наш будет помогать нам и оттуда из за гроба, и даже еще более, ибо больше, веруем, будет иметь дерзновение к Богу, а также и тем, что мы не совсем лишились руководства, ибо у нас и с нами Божиею милостью остаются другие кормчие и прежде всего богодарованное установление, наше Оптинское старчество с почивающею на нем благодатию святого Духа, преемственно переходящею от одного старца к другому.
И такт, соединим нашу уместную скорбь с радостворною надеждою и в чувстве преданности Богу тако изволившему, напутствуем почившего усердною молитвою, да вселит его Господь во дворы Своя и нас его молитвами помилует. Аминь.

ПО СВЯТЫМ ОБИТЕЛЯМ

Новый самостоятельный скит

К Казанскому Спасо-Преображенскому монастырю приписан крещено-татарский Трехсвятительский мужской скит. Скит этот основан в l903 г. при деятельном участии преосвященного Андрея, епископа Мамадышского, на земле, пожертвованной Алатырским мещанином Василием Симбириным, религиозно настроенным и уже преклонных лет старцем. Скит находится в Лаишевском уезде, Казанской губернии, и со всех сторон окружен татарскими селениями. В виду такого положения своего, скит этот имеет большое миссионерское значение и в будущем обещает стать центром противо-мусульманской миссии в Казанской епархии. В скиту в настоящее время имеется деревянный храм, четыре корпуса для братии и свыше 25 человек братии. В целях большего поднятия значения этого скита и усиления религиозно миссионерского влияния его на окрестное инородческое население, скит этот обращен Святейшим Синодом, согласно ходатайству высокопреосвященного архиепископа Казанского, в самостоятельный мужской общежительный монастырь с наименованием "Трехсвятительский крещено-татарский", с таким числом братии. какое обитель в состоянии содержать будет на свои средства. (Ц. В.).

К прославлению Святителя Иоасафа

Ввиду предстоящего открытия мощей причтенного к лику святых Иоасафа, епископа Белгородского, преосв. Питирим, архиепископ Курский и Обоянский, возбудил вопрос о сооружении драгоценной раки для положения мощей святителя. На это уже имеется свыше 18000 руб., пожертвованных по преимуществу жителями Белгорода и его окрестностей. Желая, однако, дать возможность и другим почитателям святителя Иоасафа внести свою лепту, преосв. Питирим предложил Курской Консистории также открыть прием доброхотных пожертвований на сооружение раки. Проект раки составлен академиком архитектуры В. Покровским и удостоился Высочайшего одобрения Государыни Императрицы Александры Феодоровны (Орлов. еп. вед.).

ОБЪЯСНЕНИЯ РИСУНКОВ

Стр. 2. Свенская Богоматерняя икона, вид (стр. 27) Свенского монастыря, старинная игуменская стасидия (стр. 28) той же обители. - Свенская обитель, близ г. Брянска, Орлов, губ., основана в 1288 г. Брянским и Черниговским князем Романом, в память исцеления его от слепоты. Главная святыня обители есть чудотворно-явленная Печерская-Свенская икона Божией Матери, явившаяся на дубу. Соборный Успенский храм построен по плану знаменитого гр. Растрелли. В этом храме иконостас единственный, в своем роде, по красоте и вышине. В ризнице оч. много хранится достопримечательных древностей из церковной утвари и книг. Между прочими старинными вещами обращает на себя внимание, оригинальностью формы Игуменская стасидия, рисунок которой помещается.
Стр. 10. Угрешский Монастырь, Московской епархии, (в подписи ошибочно напечатано Свенский) в 18 верстах от Москвы, основан в 1380 году, по повелению князя Димитрия Донского, в благодарность Богу и Его Угоднику Николаю Чудотворцу за победу над монголами. Предание говорит, что на этом месте явилась князю икона св. Николая. Обрадованный явлением Димитрий воскликнул: сия вся угреша сердце мое! Поэтому место и называется "Угреша". Главная святыня - чудотворно-явленный образ Святителя Николая.
Стр. 17. Чудовский скит на Соловках, иначе Спасо-Вознесенский - находится на Северной горе, в 10 в. от монастыря. Храм в честь Чуда Архистратига Михаила в Хонех.
Стр. 36. В тиши пустынной. Один из видов Белевской Введенской Макариевской пустыни, Тульской епархии, местоположение которой замечательно живописно. Все красоты природы как бы соединились - чтобы украсить пустынную иноческую обитель. Обитель расположена на правом берегу исторической Оки; близ нее небольшой сосновый бор, целая система фонтанов и зеркальных прудов. На рисунке изображен архиерейский (ныне Игуменский) дом, стоящий в саду, на берегу пруда. В этом доме жил и скончался в половине прошлого столетия Архиепископ Дамаскин (Россов).
Стр. 48. Явление Преподобного Макария Жабынского Игумену Ионе. - Среди насельников Велевской Макарьевской пустыни еще ясно сохраняется память о недавнем явлении преподобного Макария Игумену Ионе в 90 годах истекшего столетия, при постройке Макарьевского Собора. Игумен Иона имел намерение, при копании рвов для бута, как бы невзначай, обрести мощи угодника, покоящиеся под спудом, но преподобный явился ему в сонном видении, во время послеобеденного отдыха, и с прещением воспретил касаться его гроба. Одновременно было подобное же видение и подрядчику - мужу благочестивой жизни.