© журнал "Русский инок", Джорданвилль, США


Т. А. СТУПИНА

ЭПОХИ
Россия, которую я люблю

Сан-Франциско 1994
EPOCHS The Russia I Love
by T. A. Stoopina
© 1994 San Francisco
Все права сохранены за автором
Набор и графическое оформление:
RP, 475 26th Avenue San Francisco, California 94121, U.S.A.


Посвящается светлой памяти моих родителей Александра Михайловича Панова, есаула Оренбургского Казачьего Войска и Александры Тимофеевны и моего супруга Сергея Димитриевича Ступина, верного спутника на жизненном пути.



Устроители "Дня Русской Культуры" в Сан-Франциско С.Д. и Т.А. Ступины


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие
От автора
Царственные мученики
Святой Владимир Красное солнышко Земли Русской
Истоки и пути русской культуры
Слово
Царь-Освободитель
О пути Дальневосточной эмиграции
Красота Православия
Величие духа православными глазами
Светлое Воскресение Христово
Благодать
Святитель и Чудотворец Николай Мирликийский
Праздник Рождества Христова
Картинка старого быта
Портреты бессмертных
Изобилие вертограда
Гавриил Романович Державин
А. С. Пушкин в русском самосознании
Тургенев - великое русское культурное наследие
На страже русского наследия
Неугасимое творчество
Михаил Юрьевич Лермонтов - мятежный поэт
Кольцов Алексей Васильевич
Бунин - Нобелевский лауреат
М. П. Мусоргский
П. И. Чайковский - Бессмертный гений
1812 год - Бородинская панорама
Царская невеста
Князь Игорь
Руслан и Людмила
"Иоланта" - П. И. Чайковского


Предисловие

Открывая эту книгу, Вы несомненно услышите негромкий, но страстный голос проповедницы русской культуры Тамары Александровны Ступиной.
Ее слово живет на каждой странице дочерней любовью к России: и к той старой, которую она сохранила в своем сердце; и к нынешней, несчастной, вновь трудно отыскивающей свою дорогу.
Тамара Александровна счастлива своей сопричастностью к языку Пушкина, Лермонтова, Тургенева и несет в своих коротких очерках тот же отсвет высокого и бережного обращения к слову.
Ее русский язык чист, точен, пронизан особой нежностью и поэтичностью.
Читательский круг этой книги вряд ли можно ограничивать возрастом или профессией, ибо перед нами не просто слово, свидетельствующее о любви к Православию и России. Перед нами личный жизненный опыт автора; слово, пропущенное сквозь сердце и рожденное с одной лишь целью - взволновать, сделать сопричастными всех, кто прикоснется к нему.
"Нам не дано предугадать
как наше слово отзовется...".
Слово Тамары Ступиной наполняет сочувствием. И это счастливая судьба.

Ольга Никитина
Редактор журнала "Возвращение" Санкт Петербург, Россия

От автора

В духе несения русской культуры были написаны эти очерки.
Русская Белая эмиграция явилась живой носительницей, представительницей заветов русской классической литературы за границей, так как она в значительной степени выросла из нее и ее предпосылок.
В связи с этой идейной, жертвенной миссией, полной любви и преданности России, установились во всех местах Русского Зарубежья Дни Русской Культуры, посвященные русскому творчеству, русским народным гениям и талантам, создавшим великую, непревзойденную русскую культуру.
Пусть мой доброжелательный читатель прикоснется к своим вековым корням и сердцем почует свою принадлежность к великому прошлому.
Тамара Александровна Ступина
Сан Франциско, Калифорния, США 1994 г.

Царственные мученики

"И у преддверия могилы
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы
Молиться кротко за врагов".
- Великая княгиня Ольга Николаевна

4/17 июля - память святых Царственных Мучеников: Царя-Мученика Николая II, Царицы-Мученицы Александры, Царевича-Мученика Алексия, Царевен-Мучениц Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии и иже с ними убиенных.

"Больше сия любви никто же имать да кто душу свою положит за други свои" (Иоан. 15, 13). Эти великие слова Священного Писания были основой верования и путеводной звездой жизни Царственных Страдальцев.
Несли они тяжелый крест, волею Всевышнего данных им и у преддверия могилы, в дни ужасных страданий, без тревоги о своей судьбе они. лишь призывали всемогущего Бога спасти дорогую их Родину и простить прегрешения русского народа.
Совершилось страшное злодеяние - цареубийство. Убит Государь, Помазанник Божий, Покровитель Православной Церкви, Глава православного Государства, убит Удерживающий. Подобно тому, как Христос был распят за грехи всего мира на Голгофе, всеми оставленный, так и Го- сударь принесен в жертву за грехи всей России, также всеми оставленный.
Всенародные панихиды по Царской Семье в день Ея убиения совершались по всему Русскому Зарубежью - во всех странах русского рассеяния, во всех посещаемых русскими людьми храмах. Живы еще люди, которые во всю свою жизнь не пропустили ни одной панихиды по мученически убиенной Царской Семье. В Бозе почивший Владыка Иоанн (Шанхайский) после народной панихиды обычно оставался в храме и молился всю ночь, памятуя, что Царская Семья претерпела свои страдания именно ночью.
Храмы-Памятники воздвигались во всех частях света. На первом месте среди них стоит великолепный храм св. Праведного Иова Многострадального, построенный в Брюсселе в память Венценосных Мучеников Государя Императора Николая II и его Августейшей Семьи, и также всех русских людей, умученных и убиенных в великой народной смуте.
Величественный Храм-Памятник во имя св. Николая Чудотворца, небесного покровителя Государя Императора, был выстроен в Шанхае и занимал в архитектурном и художественном отношении выдающееся место среди русских церквей заграницей.
В Америке Храм-Памятник Царской Семьи находится в Сан-Франциско - это храм Казанской иконы Божией Матери.
Драгоценнейшее наследие Зарубежной Руси - прекрасный портрет Государя Императора во весь рост, полотно от потолка до пола находится в зале при Кафедральном соборе "Всех скорбящих Радости" в г. Сан-Франциско. Усердиями сестричества собора и талантом художника В. С. Задорожного портрет был реставрирован и теперь является русской гордостью и музейной редкостью.
В лето от Рождества Христова 1981 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви заграницей, под председательством Высокопреосвященнейшего Митрополита Филарета, разработал Чин прославления и постановил торжественно прославить всех Новомучеников и Исповедников Церкви Российския.
Утром 18/31 октября 1981 года была совершена последняя заупокойная литургия по Новомученикам и Исповедникам Российским. Вечером последняя панихида и всенощное бдение, в сослужении всех иерархов Архиерейского Собора, с торжественным чином прославления вновь явленных Божиих Угодников Российских - лития, полиелей с чином перенесения мощей святых преподобномучениц княгини Елизаветы и инокини Варвары, открытие иконы Новомучеников и пение величания Царственным Мученикам, святителям, монашествующим и мирянам за Веру Христову мученический венец приявшим.
Трагедия Царской Семьи как бы заклятием легла на Русскую Землю, являясь предтечей длинного крестного пути России, гибели десятков миллионов ее сыновей и дочерей. Прославление Царственных Мучеников указывает путь к покаянию, к снятию всеобщего греха цареубийства. И проста будет наша сердечная молитва: "Святый Царю-Мучениче и Страстотерпче Николае, со всеми Новомучениками, молите Бога о земле Русской и о нас грешных".
Река времен смывает всю нечесть, ложь и клевету с образа Царственных Мучеников и облик Государя встает во всей духовной красоте, во всем величии Самодержавного Царя всея Руси. Широко распространенный вымысел о мнимом слабоволии Императора Николая II разбивается об историческую истину царствования св. Благочестивейшего Царя-Мученика Николая П.
Престол Русского Царя в то время, когда его унаследовал Император Николай II, стоял так высоко, что виден был всему миру; однако блеск его не ослепил Государя, последний не упивался вином власти и не увлекался своим величием. Он скорее тяготился последним и силой воли преодолевал в себе врожденное чувство скромности.
Напитанный с детства умиротворяющим духом православия, Царь-Мученик всегда был кроток и смирен сердцем. Мир и любовь составляли главную стихию его духа: призывом к миру всего мира начал он свое безмятежное, казалось, и благословенное царствование, и когда он впервые увидел себя вынужденным обнажить меч для защиты России сначала от внешних, а затем от внутренних врагов, его сердце невольно сжималось от боли.
Благочестивейший Государь Император Николай царствовал двадцать три года; история неустанно вписывала свои положенные страницы.
Венчание на царство - важное событие в жизни монарха в особенности, когда он проникнут такой глубокой верою в свое призвание, как Государь Император Николай Александрович.
Коронация есть праздник восшествия на престол, когда новый царь впервые является своему народу, когда сердца всего народа русского сливались в одной общей молитве: да поможет Господь Царю нашему мудро править своим Царством на благо Его поданных, да крепит его могущество на страх врагам. И Царь, возлагая на себя Богом Ему дарованную корону и принимая в священном Миропомазании благодать Духа Святого, молил Господа наставить, направить и вразумить его в великом деле служения своему народу. В эти великие минуты Государь Император как бы обнимал весь свой народ русский, открывал ему свое сердце, заключал с ним союз любви, давал святой обет быть ему отцом, нести на себе все тягости его, положить все свои силы на благо своих верноподданных, на славу России.
Ни в одном государстве вступлению на престол не придавалось такого высокого духовного значения; нигде св. Коронование не совершалось с такой торжественностью, как на Руси православной.
В 1896 году, 14-го мая, совершилось радостное для всей земли русской и великое событие - священное Коронование Государя Императора Николая Александровича и его Августейшей супруги Государыни Императрицы Александры Феодоровны.
В преддверии священной Коронации во всех московских храмах были отслужены в 4 часа пополудни торжественное молебствие, а в 6 ч. вечера - всенощное бдение.
В день св. Коронации, 14-го мая, к 7 ч. утра в Успенский собор собралось все высшее российское духовенство и служило торжественный молебен о здравии их Императорских Величеств, после чего начались часы (перед обедней), окончив которые все духовенство вышло на паперть собора для встречи их Величеств. Московский митрополит Сергий обратился к Государю со словами: "Благочестивый Государь! Настоящее твое шествие, соединенное с необыкновенным великолепием, имеет цель необычайной важности. Ты вступаешь в это древнее святилище, чтобы возложить здесь на себя Царский венец и восприять священное миропомазание. Твой прародительский венец принадлежит Тебе Единому, как Царю Единодержавному, но Миропомазания сподобляются все православные христиане, и оно не повторяемо. Если же предлежит Тебе восприять новых впечатлений этого таинства, то сему причина та, что как нет выше, так нет и труднее на земле Царской власти, нет бремени тяжелее Царского Служения. Через помазание видимое да подастся Тебе невидимая сила свыше действующая, к возвышению Твоих царских доблестей озаряющая Твою самодержавную деятельность ко благу и счастью Твоих верных подданных".
В соборе Государь и Государыня заняли места на троне под балдахином напротив алтаря; отдельный трон был воздвигнут для вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны.
Митрополит Санкт-Петербургский Палладий предложил Государю вслух верноподданных исповедать Православную веру: "Како веруеши..."; Император Николай громким, отчетливым голосом провозгласил слова Символа Веры. Облачившись в порфиру и венец, взяв в руки державу и скипетр он затем прочел коронационную молитву, начинающуюся словами: "Боже Отцов и Господи милости, Ты избрал мя еси Царя и Судию людям Твоим...".
После литургии, которую Государь выслушал стоя, сняв с себя венец, он восприял миропомазание. В этот момент колокольный звон всех церквей и салют из 101 выстрела возвестили, что Священное Таинство совершилось.
Митрополит Палладий ввел Государя в алтарь через царские врата, и там Помазанник Божий приобщился Святых Тайн "по царскому Чину".
С этой минуты, исключительной и высоко торжественной для Государя, он почувствовал себя подлинным Помазанником Божиим. Чин Коронования был для него полон глубокого смысла. С детства предназначенный России, он в этот день как бы слился с ней воедино.
Основной чертой характера Императора Николая II, служившей источником его духовной и волевой силы, была его религиозная сущность. В основание всего в своем Царстве Государь полагал не иное, что как благочестие, сам лично давая пример его, глубокого, чисто древле-русского, любви к благолепию служб, усердие к прославлению великих подвижников святой богоугодной жизни. Государь посещает храмы и монастыри во всех концах страны, принося благоговейное поклонение местным святыням, святым мощам и чудотворным иконам. Участвует в юбилейных торжествах и в память разных российских святых или церковных событий.
Особо заботится об основании православных братств по укреплению православия в инославных областях. Духовно-просветительная миссионерская деятельность среди татар Казанской епархии пользуется его особым вниманием и в крещено-татарских школах первые десять учеников содержатся на его личные средства.
Государь подчеркивает исключительную важность школьного образования и воспитания крестьянских детей в нераздельной связи с церковью и приходом.
Заботы Императора Николая II о Церкви Божией простирались далеко за пределы России. Щедро субсидировались и поддерживались церкви в Греции, Болгарии, Сербии, Румынии, Черногории, Турции, Египте, Палестине.
Целые комплекты богатых облачений, икон и богослужебных книг посылались в заграничные епархии. Государь, как никто во всем мире, выступал на защиту православной веры и Церкви, оберегая церковный мир по всему миру. Государь был ктитором всей православной Вселенской Церкви.
Государь Император Николай Александрович всеми силами своей души стремился вернуть Россию на спасительный самобытный путь Святой Руси, возродить и укрепить былое в прошлом единство между Церковью, царем и народом, которое лежало в основе ее могущества.
1903 год ознаменовался великими церковными торжествами по случаю прославления преподобного Серафима Саровского Чудотворца.
Саровские торжества укрепили в Государе веру в его народ. Он видел вокруг себя, совсем близко, несчетные толпы, охваченные теми же чувствами, что и он, трогательно выражавшие ему свою преданность. Государь видел и крестьянство, и духовенство, и дворянство, и невольно ему казалось, что та смута, которая тревожила его за последнее время, и казалась такой грозной его министрам, - что эта смута наносное, внешнее, чужое явление, тогда как сердце России еще здорово и бьется за одно с сердцем ее Государя.
Государыня Императрица Александра Феодоровна, страстно хотевшая иметь сына, с чувством глубокой веры поехала в Саров на богомолье, молиться у мощей преподобного Серафима о даровании ей сына. И в память Саровских торжеств после рождения Цесаревича, престол нижней части церкви, построенной в Царском Селе, и особенно посещаемой Царской Семьей, был освящен во имя преподобного Серафима, а верхняя часть во имя Феодоровской иконы Божией Матери, чтимой Царственным Домом Романовых. Японская война, для широкого населения, прошла почти незаметно.
Учитывая, что есть более серьезная опасность чем Япония - "домашний враг" - прогрессивные левые круги, раскачивающие основы Российского Государства, войну закончили Портсмутским Миром. Россия оставалась сильной Великой Державой. Такова была воля Государя Императора Николая П.
По установлению порядка в стране, Россия гигантскими шагами шла вперед во всех областях государственной и народной жизни. Уже к этому времени число важных реформ, проведенных со времени восшествия на престол Императора Николая II, превзошло эпоху великих реформ его Державного деда Императора Александра II. Необычайный быстрый темп всестороннего развития России в эти годы был отмечен нашими друзьями, так же и недругами заграницей причем сильно обеспокоил последних.
В 1913 году Россия отмечала знатную дату - 300-летие царствования Дома Романовых.
Решив совершить свой Царский подвиг, пройти в эти юбилейные дни по тому пути, по которому шел к престолу на Москву первый Царь из Его благословенного Дома, Государь Император пожелал, чтобы обстановка празднеств этих дней, по возможности, напоминала то далекое, сперва смутное, а затем, с воцарением Михаила Федоровича, славное время.
Паломничество предусматривало юбилейные торжества в городах: стольном граде Владимире, древнем Суздале, великом Нижнем Новгороде, Костроме - "вотчине" царствующего Дома Романовых, красавце Ярославле, Ростове Великом, отце стариной и святынями Переяславле; в известной всему православному миру Свято-Троице Сергиевой Лавре и торжественное завершение в Белокаменной Москве.
Везде и повсюду несметными толпами стоял народ, провожая царя своего восторженными криками, осеняя своего царя крестным знамением, а в деревнях и селах, через которые проезжало шествие - выставляя у домов, по старинному русскому обычаю, столы с хлебом и солью.
Несмолкаемое "Боже Царя храни" и "Ура" сопровождали царский кортеж.
Особо сердечным был прием в городе Костроме. Все население города и окрестных селений вышло встречать Царскую Семью. Великие князья и княгини, духовенство, министры - все собрались приветствовать Августейшую Семью в родном гнезде Романовых.
При Августейшей Семье, на краю высокого утеса над Волгой, собственноручно Его Императорским Величеством была совершена закладка памятника в благодарное воспоминание 300-летия царствования Дома Романовых.
Когда Царские паломники покидали Кострому, толпа долго провожала их вдоль берега; многие входили в воду по пояс.
На память о своем посещении Государь Император пожаловал во все посещенные им церкви священнические и диаконские облачения из белого атласа, художественно расшитые серебром и такие же воздухи на священные сосуды, совершив и щедрое пожертвование в пользу беднейших жителей города.
Венцом Царского паломничества в Белокаменной Москве - этом сердце России, где так сильно чувствовалась любовь, где выражалась она бурно и торжественно, и трогательно были глубоким смыслом прозвучавшие слова Самодержавного Царя! "Своему нынешнему величию и могуществу Россия обязана любви Царей к родине и народу, и безграничной преданности народа своим Царям".
Германия объявила войну России 1-го августа, и Австро-Венгрия - 6-го августа 1914 года.
В России весть об объявлении мировой войны была встречена единодушно всеми слоями населения, с невероятным энтузиазмом и необыкновенным подъемом патриотических чувств. В день издания Высочайшего Манифеста 20-го июля (ст. ст.) площадь перед Зимним Дворцом наполнилась народом; когда Государь вышел на балкон, толпа опустилась на колени. Не смолкали крики "ура" и пение "Боже Царя храни". По всей стране происходили большие патриотические манифестации.
Сердце России билось в унисон с войной. Мучительно и томительно семьи ожидали известия с фронта; заветные письма приходили редко, открывались дрожащими руками и заливались слезами разлуки. Много важного и значительного (может последнее?!) говорилось в этих посланиях, а главное, что смерть на войне - не есть смерть, а выполнение своего святого долга перед Родиной - за Веру, Царя и Отечество. И как незабываемое и неповторимое - описание посещения полка Государем Императором; и совсем близко взгляд его лучистых, добрых и ласковых глаз.
Держа победу уже в руках, как заслуженное и справедливое, Великая Русская Империя, как подкошенная, заживо пала на землю. Народ не претерпел до конца великого испытания, сошел с православного пути, утерял дух своего знамени "Святой Руси", и не венчался венцом победы. Увлеченный духом обольщения, соблазна, лжи и клеветы, он сошел с тесного пути подвига, на который был поставлен рукою Промысла, и устремился на широкие пути своеволия и беззакония. В каком-то опьянении безумия он беспощадно стал разрушать все разумные основы государственности, быта и тогда взят был из его среды Удерживающий, т.е. Царь, как источник власти и главный оплот порядка на Земле Русской.
Подобно Иову Многострадальному, в день которого Государю по воле Божией суждено было увидеть свет, последний в одно мгновение лишился и величия, и славы, и царства и любимого народа.
Самый акт отречения от престола является со стороны Государя выражением высокого самопожертвования ради горячо любимого им Отечества.
При чтении Манифеста по полкам многие воины, закаленные в боях не выдерживали потрясения и падали в обморок; многие плакали навзрыд.
История Земли Русской вписала темные, греховные страницы, вопиющие к всенародному покаянию: чеканные слова Императора Николая Александровича, последнего Государя, Помазанника Божиего: "Кругом измена, и трусость, и обман".
Тягчайшим из всех бедствий, какие внезапно пали на главу Повелителя всей Руси, было несомненно, лишение личной свободы - этого драгоценнейшего блага, которым обладали миллионы его поданных. Заключенный под стражу, Государь должен был испытывать всю горечь неволи и всю человеческую жестокость. Люди, живые люди, подвергали его самым грубым оскорблениям, глумились не только над ним самим и Императрицей, но и над их детьми, душа которых особенно должна была страдать от первого соприкосновения со злом и неправдой жизни. Каждый день, каждый час эти жестокие истязатели изобретали новые нравственные пытки для беззащитной Царской Семьи, и однако, ни одного слова ропота на свой жребий не вышло из уст Царственных страдальцев. Они подражали Тому, о Ком сказано: "будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал" (Петр. 11, 23). Только Богу возвещали они печаль свою и пред Ним одним изливали свое сердце. Чувство оставленности, угнетавшее душу их, не охладило любви их к России; забывая собственные испытания, Царственные узники продолжали до конца жить и страдать нераздельно со своим народом.
Да познает и возлюбит православный русский народ своих Царственных Мучеников и тако возопиет: "Святый Царю-Мучениче и Страстотерпче Николае, Царица Александра, Цесаревич Алексей, Княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, молите Христа Бога нашего о земле русской и нас грешных".
Июль 1993 год.

Святой Владимир Красное солнышко Земли Русской

"И на берег вышел душой возрожден
Владимир для новой державы.
И в Русь милосердия внес он закон,
Дела стародавних далеких времен,
Преданья невянущей славы".
- Гр. А. К. Толстой

15/28 июля - день преставления святого Равноапостольного Великого князя Владимира - восприемника и просветителя русского народа, считается днем его празднования.
Подобно тому, как на небе светится много звезд, но лишь одно солнце дает дневной свет и тепло земле, так среди многочисленных великих светильников земли Русской словно яркое солнце выделяется святой Владимир. Не напрасно еще современники святого Владимира прозвали его "Красным Солнышком". Он, действительно, как светлое солнце, взошел над Русью и светит русскому народу на протяжении всей его вековой истории.
Солнце дает свет и, грея, дает жизненную энергию. Подобно сему святой Владимир дал Руси свет и влил в нее духовную силу.
По летописным сказаниям отец Владимира - Святослав и дед Игорь - были княжившие на Руси варяги, но мать его Мальфрида или по-славянски Малуша и бабка со стороны отца, святая Княгиня Ольга - происхождения русского.
До своего обращения в христианство был Владимир жесток до братоубийства, развратен необузданно, ревностно преследовал христиан, поклонялся идолам, одобрял даже человеческие жертвоприношения.
Душевный переворот в нем совершился под влиянием заглохшего, было, но через много лет ожившего и проросшего семени, всеянного в душу Владимира, еще в раннем детстве, святою Ольгою; под влиянием подвига Феодора и сына его Иоанна, убитых язычниками за отказ отца выдать сына для принесения его в жертву идолам.
Разочарования в язычестве, беседы с проповедниками различных вероисповеданий; ознакомление с сущностью христианства через греческого философа, пробудившего в нем чувство ответственности за поступки, затем восторженное повествование послов о красоте православного богослужения - "не знали, где мы были, на небе или на земле!" и через все это - благодать Божия, окончательно переродившая Владимира в таинстве св. Крещения.
Великий князь Владимир освятил Русь лучами Солнца-Правды, просвещающего и освящающего всякого человека, грядущего в мир. Озарившись Светом Невечерним в купели крещения в Корсуне, Владимир как солнце взошел над помраченной языческой Русью и рассеял лежавшую на ней глубокую тьму. Он сделал русских людей чадами Света, научив их благостыне и правде и истине; он пробудил их совесть, обличавшую русский народ при его грехопадениях и побуждавшую творить правду.
Великий князь Владимир просветил Русь науками, принеся в нее славянскую азбуку, составленную святыми Первоучителями славянскими Кириллом и Мефодием, и сблизил Русь с византийской культурой.
Святой Владимир безошибочным чутьем постиг религиозную сущность своего народа, его пафос, его великую миссию и понял, какое огромное значение будет иметь именно для его народа - вера.
Он вызвал наружу сокрытые в русском народе природные силы и призвал его к светлому будущему, указав народу русскому путь, который вел его к благоденствию, славе и величию.
Не всегда Русь с одинаковой верностью шла по пути, завещанному ей святым Владимиром. Не всегда одинаково ярко светило над Русью ее Красное Солнышко.
Бывали в истории Руси и затмения, бывали над ней и грозные тучи, скрывавшие от нее лик ее Просветителя. Бывали сумерки, бывали темные ночи, когда казалось, что не будет больше рассвета.
Бедствия русского народа пространственно увеличили Русь. Создалось понятие о Руси Зарубежной, охватывающей все пределы русского рассеяния, другими словами все концы земного шара.
Русь Зарубежная вынесла с собой веру православную, заветы святого Равноапостольного Великого князя Владимира, а значит и вытекающую из этого русскую культуру.
У каждого народа, каждого века, каждого поколения и человека есть свой предначертанный путь. Русское Зарубежье нашло свое предназначение в хранении чистоты православия, несении культуры и восстановлении исторической правды.
День святого Владимира - начало нашего православного бытия, корень русской культуры.
День святого Владимира особо величался, почитался и вошел в Зарубежный быт как День Русской Культуры.
Велико значение подобных праздников культуры. Польза от них не только то, что возвращаются в память великие события русской жизни, великие достижения русского гения, великие подвиги русского народа. Задумывается русский человек над своим историческим прошлым, над своим внутренним миром, над своим будущим, над своей ролью в громадных мировых сдвигах.
Одухотворенно, торжественно и чинно праздновался День Русской Культуры в Харбине, в тридцатые годы, когда этот город был русским по своему складу, быту и духу.
В те времена Харбин был центром интеллигенции, русской мысли на Дальнем Востоке. Институт Ориентальных и Коммерческих Наук, Юридический факультет, Педагогический институт, Политехнический институт, музыкальные школы, коммерческие училища, классические женские гимназии и множество других учебных заведений питали умы русской молодежи.
Профессура из лучших университетов и институтов России, множество писателей, журналистов, музыкантов, художников, поэтов составляли культурную элиту этого города.
Все проходит, прошли и харбинские годы. Враждебные ветры опустошили русский город и разметали русских людей по всему белому свету.
И терпеливая, выносливая Русь Зарубежная стала снова отстраиваться, окапываться и создавать свой быт. Опять стали воздвигать храмы, следовать заветам святого Владимира, бережно хранить традиции. А это значит - любить и нести русскую культуру; повсюду проводились Дни Русской Культуры, отражая верность православию и принадлежность русским корням.
С годами западное побережье США стало одним из центров русской мысли. Красивый, искушенный, многоязычный город Сан Франциско блистал своими культурными торжествами.
Доклады русских профессоров из американских университетов говорили нам о Ломоносове, Державине, Пушкине, Лермонтове, Тургеневе, Гоголе, Достоевском, К.Р. и многих, многих других великанах, сделавших свой вклад в течение веков в русскую культуру.
Помнились и отмечались даты и юбилеи великих людей, писателей земли русской, прославленных композиторов, которых слушает весь мир. Часто доклады иллюстрировались сценическими выступлениями: русская литература, русское искусство, музыка, пение, балет.
Художественные программы Дня Русской Культуры разрабатывались тщательно, внимательно и с чувством глубокой ответственности.
Много интересного, красивого, изящного было преподнесено чутким зрителям на таких культурных торжествах; память воскрешает панораму: ценный, стоящий доклад многопочитаемого протоиерея "Истоки и пути русской культуры", мелодекламация "Стихи о России"; творение известного поэта, ныне покойного, "Портреты бессмертных", когда-то прочитанное самим автором. "Увертюра 1812 года", исполненная талантливыми сестрами-пианистками в четыре руки.
Живет на сцене Татьяна Ларина. Художественно продуманы постановки фрагментов и живых картин в стильных костюмах и декорациях из опер "Борис Годунов", "Князь Игорь", "Царская невеста", "Евгений Онегин", "Садко". Концерт, посвященный всемирному чародею Чайковскому.
Ручьем льется доклад литератора-златоуста - "Песня о походе Владимира на Корсунь". Поэт яркими штрихами создал образ князя и тот духовный переворот, который произошел в его душе.
Новокрещенный князь Владимир открывает в своей душе широкую дорогу для влития в нее мощного быстрого потока всяческих добродетелей: общедоступности, щедрости, ревности о церковном благолепии и нежной ласки к своим соратникам.
Красочными, образными выражениями заканчивается художественная картина "Песни о походе" пера своеобразного великого русского поэта и прозаика, лирика и художника слова Алексея Константиновича Толстого.
Русская культура объединена верой, единым мирским порывом. И мы верим в Россию, как в нечто целое и единое - верим накрепко и навсегда. И в этой вере в торжество общего чувства народного, правильности соборной - и лежит сущность русской культуры.
О, познай, русский народ, в чем твое призвание и в чем твое истинное богатство!
Обратись всем сердцем ко Христу и иди за святым Владимиром!
И взойди тогда, взойди над Русью Красное Солнышко осени ее Светом Истины и согрей лучами Правды!

Истоки и пути русской культуры

"История народа есть молчаливый глагол его духа; таинственная запись его судеб; пророческое знамение грядущего" - проф. И. А. Ильин

Владимир Красное Солнышко христианским светом осенил Киевскую Русь. Византия была в это время тем культурным государством, от которого могла многому научиться вся Западная Европа. Незаменимую пользу принесло русскому народу византийское христианство: церковнославянский язык, бывший всем понятным и давший толчок к некоторым новообразованиям и в языке народном, и независимую Церковь, которая создала фундамент русской культуры и политически считалась общим очагом, объединяющим все части Руси. Быстро были построены на Руси великолепные, дивные храмы и украсилась Киевская Русь многочисленными церквами и многочисленными монастырями. Монастыри стали очагами просвещения. Первыми письменными памятниками оказались книги Священного Писания и богослужебные книги на славянском языке.
Церковно-славянский язык лег в основу русского литературного языка.
Появилась летопись.
Нестерова летопись или начальная летопись, как ее называют с тех пор, как возникли сомнения о возможности приписать ее одному Нестору, поражала поздних историков и критиков своей стройностью, простотой и великой правдивостью в таком веке, когда бедность просвещения делала редким это понимание исторической правды.
Из духовной литературы Киевского домонгольского периода известны прекрасно составленные жития святых Антония и Феодосия, Бориса и Глеба и целый киевский Патерик с житиями.
Пастырские поучения русских иерархов того времени замечательны своей изысканной литературной формой.
"Слово о полку Игореве" служит единственным сохранившимся памятником эпической светлой поэзии. Отсюда великое значение этого произведения.
Помимо своего высокого поэтического достоинства, этот памятник обнаруживает образованность неизвестного автора, тесную связь его культурного миросозерцания с народом, возвышенные мысли и чувства человека и его горячую любовь к отечеству.
Не успела расцвести, расшириться дивная Русь, как дикое насилие прервало ее развитие. Монгольский ураган уничтожил древнюю Русь, ее культуру, ее письменность: духовную и светскую; наступило время полного упадка в образовании и литературе.
Покаяние, смирение, благочестие и глубокая вера - вот где трепетно начали искать спасения жители разоренной Руси. В крайнем истощении, но в своих недрах сильная духом Русь постепенно воскресла. Православная Церковь сохраняла единство Руси, укрепляла надежды на лучшее будущее и помогала возрождению сил.
В годы татарского нашествия - тяжелого ига, вечной боязни за жизнь и честь, постепенно возвышалась Москва. А позже сочетание власти духовной в лице Патриарха и светской в лице великого князя, а затем царя, создало дивную гармонию и способствовало быстрому возвышению Москвы.
Период литературного преобразования с 17-го века до Пушкина может быть разделен на три фазы: новокиевский, ломоносовский и карамзинский. Все три соединяются в одну эпоху одним для всех духом, выразившимся в последовательном усвоении западной культуры и западного литературного развития, которое с 13-го века до конца 17-го успело так далеко уйти вперед от прерванного и подавленного русского литературного движения, что для усвоения этого нового и богатого материала потребовалось более полутора столетий. Потребовался и Великий Петр, "Медный всадник", который поставил Россию на дыбы.
Да, много было сделано великого, полезного и смелого! Петр был совершенно прав; ему некогда было ждать. Он спешил жить, а жить для него значило творить. Но народ спал, и вдруг могучая рука прервала его богатырский сон: с трудом раскрыл он свои отяжелевшие веки и с удивлением увидел, что к нему ворвались чужеземные обычаи, как незванные гости, не вытерев сапог, не помолясь святым иконам, не поклонившись хозяину; что они вцепились ему в бороду, которая была для него дороже головы, и вырвали ее; сорвали с него величественную одежду и надели причудливую, исказили и испестрили его девственный язык и нагло надругались над его задушевными верованиями и привычками; увидел это народ и ужаснулся. Разные слои общества пошли врозь, тогда же возник сословно-крепостной уклад.
А на берегах Ледовитого океана, подобно северному сиянию, блеснул Ломоносов. Ослепительно и прекрасно было это явление! Родился у рыбака сын, который твердо решил, что ему надо, непременно надо учиться, что без учения нет жизни. Мальчик смотрел на все иными глазами: в полярной ночи он видел что-то чудное, скрывавшее в себе таинственное назначение; океан манил его в свою даль, как бы обещая объяснить все непонятное, все, что волновало его сердце неизъяснимой и сладкой тоской, в его уме возникали многочисленные вопросы.
Мальчику мало было понимать жизнь сердцем, чувством, он хотел понять ее разумом; ему мало было любоваться прекрасной природой, он хотел заставить ее говорить с собой. Он хотел открыть для себя ее заветные тайны... И вот юный Ломоносов, покорный внутреннему зову, оставляет любимого отца и мачеху и бежит в Москву. Учиться! Учиться!
Ломоносов не изменил своему назначению; вся жизнь его была прекрасным подвигом, беспрерывной борьбой, беспрерывной победой.
Ломоносов пишет первую грамматику; разрабатывает законы языка и утверждает их образцами; он начал писать просто по-русски, на московском наречии. В своих трудах Ломоносов указывает на необходимость знания грамматики и чтения книг церковных, "без которого чтения и во всем российском слове никто тверд и силен быть не может". Ломоносов был не только поэтом, оратором и литератором, но и великим ученым.
Течет река времени...
Воцарилась Екатерина Вторая, и для русского народа наступила эра новой лучшей жизни. Отличительная черта этого века - народность. Ибо Русь, хотя и старалась по-прежнему подделываться под чужой лад, как будто назло самой себе, оставалась Русью. Умолкло грозное "слово и дело", и вместо него раздается с российского трона: "Лучше прощу десять виновных - нежели накажу одного невинного". Тогда-то народ русский вздохнул свободно, улыбнулся веселее, взглянул гордо - ибо его уже не гнали к великой цели, а вели с его спросу и согласия; и вот заводятся школы, издаются необходимые для обучения книги, переводится европейская литература на русский язык. Век Екатерины Великой отразился в литературе; два поэта были выражением этой эпохи: громозвучные песни Державина были символом могущества, славы и счастья Руси; едкие и остроумные карикатуры Фонвизина были отражением уклада и образа мыслей образованнейшего класса людей того времени.
Ода Державина "Бог" - великолепное творение гениального русского поэта.
За Карамзиным (1766-1826) остается заслуга преобразования русского литературного языка, необходимого шага для создания самостоятельной русской литературы. Карамзин как бы утвердил повесть и художественную прозу: закрепил в русской литературе сентиментализм, историю сделал достоянием обширных слоев, написав "Историю государства Российского".
Усвоение русской литературой романтизма было делом Жуковского. Без этого лучшего завета западных средних веков - без романтизма с его культом рыцарской чести и поклонения женщине, с его не знающей сомнения верой, с не имеющей пределов фантастикой обеднела бы русская литературная жизнь.
Стих Жуковского в допушкинское время был значительным шагом вперед, но истинным предшественником Пушкина в художественной литературе был Батюшков, крупнейшее дарование, которое не успело много создать из-за душевной болезни, рано омрачившей жизнь поэта и прервавшей так много обещавшую его литературную деятельность. Батюшков привнес в русскую литературу мотивы эллинской антологии и итальянского поэтического творчества, и северные сказания, завершая период усвоения и начиная вместе с тем творить самостоятельно.
Эпоха преобразования русской письменности закончилась и наступила эпоха самостоятельного творчества и богатого литературного движения. Мысль окрепла, вкус воспитан, форма выработана, язык создан, все готово для великого поэта и великий поэт явился.
Пушкин... "это сама Россия и велик, как она", - сказал о нем Достоевский. А сама Россия назвала его "Солнцем русской поэзии". Светом возвышенного идеализма Пушкин озарил всю современную ему литературу.
Пушкин создал ту атмосферу, в которой, прежде всего, выросли и воспитались его преемники по перу; вся эта блестящая плеяда таких писателей, как Лермонтов, Гоголь, Тургенев, Островский, Достоевский, Чехов, Толстой вслед за Пушкиным продолжили дело своего великого учителя, художественно зарисовывая русскую жизнь во всех ее разнообразных проявлениях, с изумительною силою воспроизводя сложную гамму движения русской души. И именно потому, что художественные образы, созданные ими, глубоко национальны, они стали достоянием литературы не только русской, но и мировой.
Под могучим воздействием слова развивалась и русская музыка, русский театр, русская живопись, передавшие с такой изумительной правдивостью и чуткостью красоту и особенности русской природы, своеобразие русского быта, главнейшие моменты исторического прошлого страны.
Русская культура стала ценным вкладом в сокровищницу мирового искусства.
Великолепный, Золотой век, насыщенный творчеством русских гениев, напитал духовной силой и крепостью грядущие поколения Зарубежной Руси.
Сегодня мы живем в эпоху Возрождения. Мы все стоим лицом к России. Мы верим в Россию, как в нечто целое и единое, верим накрепко и навсегда.
Да услышится плач Русской Матери. Да внемлет земля русская гласу своего царственного предка, Помазанника Божьего: "Осени себя крестным знамением, православный народ, и призови с нами Божье благословение на твой свободный труд, залог твоего домашнего благополучия и блага общественного".
29 сентября 1990 г.

Слово

"В начале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Бог" - Евангелие от Иоанна 1:1

Весь беспредельный прекрасный Божий мир есть не что иное, как дыхание единой, вечной идеи, проявляющейся в бесчисленных формах, как великое зрелище абсолютного единства в бесконечном разнообразии.
Бог создал человека и дал ему разум, чувство и дар слова.
Слово есть единственное и незаменимое средство к сообщению истин и мыслей и к укоренению их в душе и мышлении человека.
Церковнославянский, или как его иногда называют, старославянский язык - это древнеболгарский, тот язык, на который славянские первоучители, святые Кирилл и Мефодий перевели с греческого важнейшие книги Священного Писания и церковные богослужебные книги.
После их кончины этот язык превратился, благодаря их трудам, в литературный язык болгар, сербов и русских.
После принятия христианства всей Русью при св. Владимире-Красное Солнышко церковнославянский язык получил сильную русскую окраску и в таком виде на протяжении многих столетий, почти до половины XVII века, был русским литературным языком.
Молодые и свежие племена, составлявшие Русь, представляли удобный и подобающий материал, как бы самим небом подготовленный к восприятию православного просветительного начала. Русские люди услышали глагол, взывающего к ним Бога в форме языка родного, понятного уму и доступного сердцу, хотя сразу не все понимали в высоких отвлеченных истинах христианства. Однако народ русский с благоговением внимал родным звукам языка, возвещающего эти истины и, благодаря своей и близкой всем внешней словесной оболочке этих истин, усваивал и запечатлевал их в своей памяти. Непредубежденною душою воспринимал их, как нечто свое, родимое, проникался ими и, постепенно постигая их смысл, начинал ими жить и руководствоваться.
До сих пор церковнославянский язык считается самым благозвучным и самым подходящим для выражения отвлеченных духовных понятий и священных религиозных истин. Таким образом, православное просвещение в оболочке славянского слова стало с самого начала на Руси открытым и понятным не только для духовенства, а доступным для всех и каждого.
Несмотря на более чем тысячелетнюю давность церковнославянского слова, оно доступно нам сегодня и понятно нам так же, как было понятно нашим предкам.
О пользе и красоте церковнославянского языка красноречиво высказывался наш великий учитель, писатель, естествовед, языковед и создатель первой русской грамматики Михаил Васильевич Ломоносов, утверждая, что церковные книги обогатили и приобщили к сильному изображению идей важных и высоких; и что, "народ российский по великому пространству обитающий, невзирая на далекие расстояния, говорит повсюду вразумительным, понятным друг другу языком".
Незаменимую пользу принесло русскому народу византийское христианство: церковнославянский язык, бывший всем понятным и давший толчок как преобразованиям в языке народном, так и в развитии независимой Церкви, которая создала фундамент русской культуры и считалась общим очагом, объединяющим все части Руси. Быстро воздвигались на Руси великолепные, дивные храмы и украсилась Киевская Русь многочисленными церквами и монастырями. Монастыри стали очагами просвещения; первыми письменными памятниками были книги Священного Писания.
Духовный путь всякого народа определяется его интересами, стремлениями, убеждениями, идеалами.
Веками народ русский впитывал дух и начала Православного христианства. Вера святая была основным нервом России, душою русской, дыханием жизни русского человека. Под влиянием Православия народ русский создал самобытный мир, крайне отличающийся от прочих народов во всех сферах своего бытия. Россия шла к своему величию своим собственным путем, была самобытна и чувствовала свое особое назначение, свою задачу в общей семье человечества.
Россия с самого начала признала себя освященною через веру Христову и потому назвала себя Святою - не в смысле кичливого превозношения над другими народами, а для обозначения этим словом своего основного существенного признака, своего всенародного идеала. Святость, святыня, освящение религиозное - вот к чему исконно стремился русский человек. Русский идеал состоял не в могуществе, славе и величии земном, не в богатстве и силе материальной, а идеал его был, главным образом, духовным, культурным, религиозно-нравственным. "Православные!" - вот главное и неотъемлемое свойство, существеннейшая примета русских людей, ставшая поэтому даже определением их. Имени иного себе не выдумал да и не пожелал русский человек, кроме имени "православный", да еще крестьянин, т.е. христианин. В эмиграции, отвечая на вопрос, какой вы национальности, часто можно было слышать в ответ - православный, - значит русский.
За уничтожение крестьянства горько поплатился русский народ.
Зарубежная Русь... За рубежом оказались не просто русские люди, а часть самой России - Святая Русь, где сохранялись вера, культура, внутреннее единство, язык. Язык, равного которому нет во всей Вселенной. Язык Пушкина и Лермонтова, Ломоносова и Державина, Тургенева и Толстого, Гоголя, Некрасова и Чехова, и еще целого ряда чудных и выразительных художников слова, произведения которых жадно читает весь мир.
Отечественная литература девятнадцатого века была мощной поддержкой русскому зарубежью в смысле самосохранения своей национальной самобытности.
С Пушкиным мы связаны хотя и незримыми, но и нерасторжимыми узами. Вдали от родины русское зарубежье жадно припало к неистощимому живому роднику слова. Творческий гений Пушкина импонировал национальной настроенности зарубежья и под могучим воздействием его слова складывался зарубежный быт россиян. Призыв поэта: "любовь к отеческим гробам, любовь к родному пепелищу" воспринялся как призыв к чувствам, которые неразрывно связаны с нашим глубоким, отдаленным, незапамятным прошлым, которое ведет нас к истокам нашего исторического существования - к св. Владимиру, к Святой Руси.
Вот почему в сознании Зарубежной Руси Пушкин стал знаменем русской самобытности, вырос в нравственную точку опоры, и тот чудодейственный источник живой воды, из которого мы черпаем моральные силы и право на национальную гордость.
Молодые поколения воспитывались и вырастали на пушкинском языке - отсюда сохранившийся хороший русский язык - заслуга, признанная нашими соотечественниками.
Среди прекрасных традиций, выявившихся в зарубежье, по своему смыслу и значению День Русской Культуры занимает высокое и почетное место.
Сегодня мы являемся свидетелями того, как нередко уродуется красивейший язык, и как многие прекрасные по точности и выразительности древнерусские и церковнославянские слова забываются или умышленно устраняются, и взамен их русский язык наводняется массой иноязычных слов.
В дни возрождения, когда русский народ в поисках России жаждет возврата к своим историческим истокам, во весь голос он заявляет о вопиющей нужде своей сохранить от забвения драгоценное наследие церкви и наших предков - церковнославянские и древнерусские слова, источник обогащения в лексическом и синтаксическом отношении общерусского языка.
Талантами Земля Русская никогда не оскудевала, и ныне здравствует плеяда замечательных бытовых писателей - на них наше упование.
Народ, выдвинувший в области литературы, искусства, науки имена, которые сами по себе уже являются синонимом самостоятельного оригинального вклада в общую сокровищницу человечества - такой народ все вынесет, все вытерпит, он выживет да не погибнет.
Встанет Россия перед духовным взором нового русского человек, как нечто единое и целостное, - как монолитная историческая Россия, как некий самозаконченный культурный мир, временные тяготы которого есть беда не только русская, но и беда вселенская, висящая прямо или косвенно над всеми странами мира.
Опять же замечательные слова профессора И. А. Ильина: "Судьбы народа скрыты в его истории. Она таит в себе не только его прошлое, но и будущее. Пусть всякий малодушный обратится к русской истории. Пусть не думает, что мы слабее или хуже других народов, пусть не корит предков и не трепещет за судьбы потомков!"
21 мая 1991 год.

Царь-Освободитель
† 1 марта по ст. ст.

"Да на чреде высокой не забудет
Святейшего из званий - человек!
Жить для веков в величии народном,
Для блага всех - свое позабывать"
- В. А. Жуковский

Человечество не помнит, когда преклонило оно колени перед царской властью, потому что эта власть была не его установлением, но установлением Божиим, от века в божественной мысли пребывавшем. Поэтому царь есть наместник Божий, а царская власть, замыкающая в себе все частные воли, есть преобразование единодержавия вечного и довременного разума.
Достоинство монарха есть священство, и в таинстве помазания совершается непосредственная передача власти от Бога, и "сердце царево в руце Божией".
Да, в слове "царь" было чудно слито создание русского народа и для него это слово было полно поэзии и таинственного значения.
Всякий шаг вперед русского народа, каждый момент развития его жизни всегда был актом царской власти; но эта власть никогда не была произвольно-случайной, потому что всегда таинственно сливалась с волей Провидения. Отсюда истекала эта дивная гармония, сделавшая единое и целое из двух начал, это всегдашнее и безусловное повиновение царской воле, как воле самого Провидения.
Царь не видел свою собственную славу в славе своего народа и находил радость и наслаждение в подвигах, долженствующих иметь великое влияние на грядущие времена.
Русский народ особо почитал и любил своего Царя-Освободителя.
В пасхальную среду, 17-го апреля 1818 года, в Москве, в 11 часов утра, под звон колоколов, у Великого князя Николая Павловича и его супруги Александры Федоровны родился сын Александр.
До шести лет Александр воспитывался под наблюдением матери, бабушки и наставниц, а с шести лет воспитанием Великого князя руководил известный поэт Василий Андреевич Жуковский, который развивал в душе своего высокопоставленного питомца начала человечности. По тщательно составленному плану учения Цесаревичу преподавались, кроме общеобразовательных предметов, естественные науки, статистика, законоведение и языки - французский, немецкий, английский и польский. Практическому изучению военного искусства должно было посвящаться время каникул - от половины июля по август. Для ознакомления с государственными делами Великий князь стал присутствовать в Сенате с 1834 года, а с 1835 года в Синоде.
Путешествием по России в 1837 году и по Европе в 1838 году закончилось формальное образование Великого князя. 16 апреля 1841 года состоялось торжественное бракосочетание наследника Всероссийского престола Цесаревича Александра с принцессой Максимилианой-Вильгельминой-Августой-Софией-Марией Гессен-Дармштадтской, нареченной Марией Александровной. От этого брака родились дети: Александра, Николай, Александр, Владимир, Алексей, Мария, Сергей и Павел.
Александр II вступил на престол Российской Империи в 1855 году - в тяжелую годовщину Крымской войны и осады Севастополя. Иссякали силы защитников в неравной
борьбе против превосходных сил на суше и море. Отбивались штурмы, было много героических подвигов, самоотверженной храбрости, лилась кровь, падали борцы и герои стали осознавать, что и для них есть "невозможное".
Русские войска стали отступать. В ночь с 27-го на 28-е августа 1855 года войска были выведены из гарнизона, укрепления взорваны, остатки Черноморского флота потоплены. Вражеские войска вошли в город только 30-го, но не остались в нем, так как среди этих "окровавленных развалин" жить было нельзя. Бессмертная слава осталась за павшими смертью храбрых защитников Севастополя.
В сентябре того же года Государь, в сопровождении своих двух младших братьев, прибыл в Бахчисарай, в главный штаб Крымской армии. Соизволил объездить расположенные войска, посетил больных и раненых, утешил народ, и всем сердцем помолившись, в землю поклонился тем, кто пал за Севастополь.
Горестно переживал и душевно страдал русский Император о своих воинах и своем народе; народ же возлюбил своего молодого Царя. И вот с этой-то поры и были протянуты крепкие нити любви и глубокого понимания между монархом и народом.
Вскоре после падения Севастополя Государь писал кн. Горчакову, главнокомандующему в Крыму: "Не унывайте, а вспомните 1812-й год и уповайте на Бога. Севастополь - не Москва, а Крым - не Россия. Два года после пожара московского победоносные войска наши были в Париже. Мы те же русские и с нами Бог!"
Достойно и чинно шли приготовления к царской коронации. 17-го августа 1855 года состоялся торжественный въезд Их Императорских Величеств и Высочеств в златоглавый Кремль. Затем Государь с Августейшею семьею последовал в село Останкино, где в уединении, посте и молитве, стал готовиться к таинствам коронования и миропомазания.
26-го августа в Успенском соборе совершилось благоговейное, величественное венчание на царство и священное миропомазание Их Императорских Величеств, Государя Императора Александра II и Государыни Императрицы Марии Александровны.
Падение Карса 16 ноября ободрило монарха, жаждавшего этой победы: "Надеюсь на милость Божию, что падение сей гордыни Малой Азии будет иметь благодетельное влияние на ход политических дел, как на Востоке, так и на Западе", - писал Император Муравьеву в ответ на его донесение о взятии крепости.
Восточная кампания была завершена Парижским трактатом 18-го марта 1856 года, в силу которого Черное море провозглашено было нейтральным и вход в него воспрещен военному флоту всех держав, в том числе и прибрежных; кроме того, Россия лишилась части Бессарабии.
Крымская война обнаружила надобность преобразований во многих отраслях государственного строя, проведение которых Государь Император почел своим священным долгом. В основу реформ было положено освобождение крестьян. Начиная с марта 1856 года, больше четырех лет, работали специальные комиссии над исключительной важности проектом и Государь, оберегая свою светлую идею, твердо и неуклонно выявил свою волю - "даровать личную свободу крестьянам и не сделать из крестьян людей бездомных".
19-го февраля 1861 года Император Александр II подписал исторический манифест об отмене крепостного права, увенчав благое, общечеловеческое дело славным венцом. Освобождение крестьян было краеугольным камнем в деле государственного обновления России. Наступила пора кипучей деятельности, пора крупных мероприятий, имеющих между собою такую непосредственную связь, что при осуществлении одного из них были неизбежны и другие.
Эпоха ознаменовалась судебной реформой, которая выразилась в опубликовании Судебных Уставов в 1864 году, и такими преобразованиями, как введение суда присяжных, отмена телесных наказаний, начало всесословной воинской повинности и прочими улучшениями в государственном управлении.

Учреждение Земства - внутреннего самоуправления - основанного на всесословном начале, всюду возбуждало живейшее сочувствие и участие. Выразителем этих чувств явилось московское дворянство, которое в адресе на Высочайшее имя высказалось так: "Призванному вами, Государь, к новой жизни Земству, при полном его развитии, суждено на веки упрочить славу и крепость России". Страна стала преуспевать во всех отраслях.
Учреждение Государственного Банка с целью оживления торговых оборотов и упрочения денежной кредитной системы послужило развитию промышленности и расцвету как внутренней, так и внешней торговли. Процветали вновь открытые земельные банки.
Сеть железных дорог покрыла Россию; развилось пароходство, исправлялись дороги. Соответственно улучшилось почтовое и телеграфное сообщение. Россия вошла в состав всемирного почтового союза, а русская телеграфная сеть по протяжению занимала первое место среди других государств.
Государь неустанно заботится об утверждении благочестия и развитии просвещения. Было открыто множество учебных заведений, высших, средних и низших. Важно было издание университетского устава, по которому управление университетов было вверено коллегии профессоров. Проступки студентов ведались университетским судом, состоявшим из профессуры.
Было Высочайше утверждено преобразование военных кадетских корпусов, преобразование духовных семинарий, допущение женщин к высшему образованию, основание трех университетов - Новороссийского, Варшавского и Томского и обращено внимание на другие попечительства.
С 1862 года стала публиковаться во всеобщее сведение роспись государственных доходов и расходов, а с 1866 года появляются в печати и отчеты государственного контроля об исполнении росписи.
От моря и до моря растет и ширится Русь под властью Императора Александр П.
В 1858 г. Китай уступил России по Айгунскому договору часть Маньчжурии, в силу чего состоялось присоединение Амура и Уссури. В 1864 году было окончено покорение Кавказа со взятием в плен Шамиля. Когда громы войны умолкли на покоренном Кавказе, началось продвижение России в глубь Средней Азии, приведшее к распространению русского владычества к востоку от Каспийского моря, вплоть до вершин Тянь-Шаня и до подножия Гималайского хребта.
На Лондонской конференции в 1871 году Россия восстановила утраченные в 1856 году права держать флот на Черном море.
В 1876 году Россия выступила в защиту славян и христианского населения Турции, что привело к Русско-турецкой войне, которая была приостановлена вмешательством Англии и просьбою султана о мире. По миру, утвержденному на Берлинском конгрессе в 1878 году Россия получила, не вполне по заслугам доблестного воинства, часть Бессарабии, отторгнутую от нее в 1856 году, а сверх того, Ардаган, Каре и Батум с их округами и большую контрибуцию. На всем Балканском полуострове провозглашена была свобода совести с распространением на лиц всех вероисповеданий, пользования всеми гражданскими и политическими правами.
Во все царствование Александр II-Освободителя отношения между Россией и Соединенными Штатами Америки были самыми дружественными и доброжелательными.
В критический момент гражданской войны США (1861-1865), когда Англия и Франция стремились затянуть междоусобную войну, Россия выступила на защиту молодой республики, послав в Америку две эскадры - одну в Нью-Йорк, а другую в Сан-Франциско. Это, по утверждению американского историка, предотвратило интервенцию держав, а следовательно и гибель штатов.
В 1867 году Россия продала Америке Аляску вместе с Алеутскими островами за семь с половиной миллионов долларов, что свидетельствовало прежде всего о бескорыстии и о том, что Россия не имела никаких колониальных замыслов, ни тенденций к мировому доминированию.
Президент Линкольн особо интересовался продвижением реформы освобождения крестьян в России, а когда он был убит, то от русского Царя пришло сочувственное письмо американскому народу.
В ответ на визит американской эскадры, Александр II в 1871 году послал с ответным визитом своего сына Великого князя Алексея Александровича во главе русской эскадры. Встреча русских моряков была необычайно торжественна. Старинная нью-йоркская церковь Св. Троицы исполнила на своих колоколах русский гимн "Боже, Царя храни", когда кортеж Великого князя поравнялся с нею.
Под ясным оком и твердою рукою Царя-Освободителя Россия смело стремилась вперед. Лихо, умело, красиво неслась русская гоголевская тройка. "...И мчится, вся вдохновенная Богом!.. Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик, гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земле, и, косясь постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства".
Но не всем это было любо, не всем это было по душе...
Зло не терпело благодатного течения жизни и стало бушевать все больше и больше, и метались бесы Достоевского.
Уже в первые годы царствования Александр II были покушения на жизнь Помазанника Божьего, позднее были попытки вызвать крушение царского поезда, а затем был устроен взрыв и в Зимнем дворце.
Стойко шла по своему написанному пути Августейшая Семья.
22 мая 1880 года скончалась Императрица Мария Александровна, царственная спутница Государя многих лет. Великий Монарх продолжал нести подвиг служения России бесстрашно и со светлою душою.
На первой неделе Великого поста 1881 года Государь говел со своей семьей...
1-го марта 1881 года в Михайловском дворце Государь присутствовал на рассмотрении проекта о временных редакционных комиссиях, одобрил его и приказал передать на слушание в Совет Министров.
Государь, возвращаясь домой, проезжал по набережной Екатерининского канала. Впереди ехали конвойные казаки, за ними следовал экипаж Государя. Публика восторженно приветствовала Царя.
Вдруг, из толпы какой-то человек бросил под экипаж бомбу. Взрывом экипаж был слегка поврежден, но были ранены казаки и лошади.
Государь вышел из экипажа и, указывая на раненых, подошел и наклонился над ними. В этот момент была брошена другая бомба к самим ногам Царя.
И, о, горе! Всероссийский Император лежал на камнях мостовой средь убитых и раненых казаков, обагренный кровью, с обнаженной головой и раздробленными ногами и взывал о помощи. Много рук потянулось на помощь Великому Монарху, и вот окружение еще раз узрело все величие духа и глубину служения человеку: забывая свои муки, Царь приподнялся и спросил своего поваленного слугу - "Ты ранен?" и, не получив ответа, повторил свой вопрос.
Воистину, до конца остался Великим Слугою своих слуг!
Затем смог только тихо сказать: "Везите во дворец, там хочу умереть".
В 3 часа 35 минут пополудни штандарт над Зимним дворцом начал опускаться, извещая Россию о напрасной кончине Всероссийского Императора. Содрогнулась вся Россия, а русский народ зарыдал о своем Царе-Освободителе.
На месте страшного злодеяния был воздвигнут Храм на Крови.
По молитвам Царя-Мученика, убиенного Благочестивейшего Государя Императора Александра-Освободителя, да опять раздадутся дивные слова: "Осени себя крестным знамением, православный народ, и призови с Нами Божие благословение на твой свободный труд, залог твоего домашнего благополучия и блага общественного".
1 марта 1984 год.

О пути Дальневосточной эмиграции
(Посвящается тубабаовцам)

30 ноября исполняется ровно сорок лет с той даты, когда на рассвете туманного утра военный транспорт "Генерал Хершей" вошел в Золотые ворота Сан-Франциско и привез новых иммигрантов - группу в шестьсот восемнадцать человек русских Белых эмигрантов с Тубабао, Филиппин. Невольно память воскрешает картины далекого, но неизгладимого прошлого. И пишутся эти строки по памяти в духе личных воспоминаний.

"Господь, опять бежать, но куда?!". Мысль, сверлившая умы, и не находящая никакого ответа. Все было уныло, печально в притихшем, всегда таком шумном Шанхае. Казалось, что-то тягостное, страшное висит в самом воздухе. Знали, что коммунисты надвигаются, но не было точных сведений. Служились всенародные молебны, люди собирались группами около собора, приходили в эмигрантский комитет, чтобы только услышать что-нибудь новое, конкретное; да и просто уйти от страха - "ведь на людях и смерть красна". И уже представлялся реальным всеобщий исход на юг с женщинами и детьми с котомками в руках.
Настроение русской Белой эмиграции в Китае в 1948 году было безнадежным и вопиющим.
А казалось, что жизнь начинала налаживаться и входить в свою эмигрантскую колею. Здесь будет кстати вспомнить, что после Второй мировой войны эмигрантская организованность была разрушена во всех городах Китая, русские эмигрантские комитеты закрылись по распоряжению китайского правительства, что обезглавило эмигрантские колонии и мешало проявляться их организованной силе.
В это критическое время для эмигрантов в Шанхае Григорий Кириллович Бологов проявил неутомимую и кипучую энергию, казачью храбрость (а храбрость здесь была нужна, т.к. последние два председателя эмигрантского комитета были убиты), объединив вокруг себя решительных людей, своих казаков, бывших офицеров, солдат и кадет Белой армии и флота, и других эмигрантских надежных людей, создал вновь Российскую Эмигрантскую Ассоциацию и был единодушно выбран ее председателем. Но относительное благополучие продолжалось недолго и настали опять тяжелые дни.
И вот опять Григорий Кириллович Бологов имя которого безусловно вошло в историю дальневосточной российской эмиграции, представитель Белых русских в Китае, председатель Российской Эмигрантской Ассоциации в Шанхае, обратился с воззванием ко всему свободному миру с мольбой о предоставлении политического убежища дальневосточной российской эмиграции.
И только Филиппины, маленькая страна, залечивающая свои раны после тяжелой Второй мировой войны, недавно сама получившая независимость, внемля воплю о помощи, протянула дружественную руку, предоставила убежище, открыв для этой цели местность Тубабао на острове Самар, бывшую военную базу американской армии генерала Мак-Артура. Международная Организация Объединенных Наций (International Refugee Organization of United Nations) - отсюда русскими буквами ИРО, взяла на себя ответственность за эвакуацию и вытекающие расходы по расселению в разных странах.
Нелегко было подниматься с насиженных мест.
Первый пароход китайской пароходной компании с китайской командой и китайцем капитаном "Хван-Лен" с большой группой в шестьсот беженцев вышел из Шанхая 14-го января 1949 года. Накануне была утомительная погрузка и необъяснимые промедления, что задержало отправление на целые сутки. Причем, мы не могли больше сходить на берег, а есть нам не давали. Родственники и друзья, оставшиеся на набережной, бегали в соседние лавки, что-то покупали и на лебедках поднимали нам эти покупки.
Владыка Иоанн (Максимович) приехал на пароход и отслужил напутственный молебен, после которого благословил каждого в путь неизвестный, путь с новым статусом - перемещенного лица.
Вся набережная провожала пароход: обеспокоенные лица родных и друзей, всхлипывающие "амки", кланяющиеся "компрадоры".
Наши иностранные сослуживцы долго-долго махали белыми платками из окон больших учреждений, провожая пароход, медленно двигался по берегу высокий человек, патриот России с развернутым трехцветным русским флагом. Так русские скитальцы простились со сказочно богатым и потрясающе бедным Шанхаем.
Казалось, плывем в сторону: "...ветер туда не доходит и птица туда не летит".
К ночи поднялся сильный ветер и чувствовалось, что попадаем в шторм. Допотопный, видевший лучшие дни, "Хван Лен" кренился на бок, будто и не сможет выправиться, потом со скрипом переваливался на другой бок; волны били по люкам, и казалось, что вот-вот сорвут заржавевшие болты и вода хлынет на нас. Палуба с шумом заливалась волнами. Все как-то старались быть вместе, в столовой. Вдруг погасло электричество - кто-то громко сказал, что плывем в неизвестном направлении, будто на север. Поднялась паника, дети стали плакать и кричать, чей-то голос увещевал не собираться на одной стороне корабля. Несколько отважных мужчин во главе с русским моряком поднялись на капитанский мостик; потом было много версий того, что там произошло. Но зажглось электричество и изменили курс на юг. Старикашку "Хван-Лена" трепало как щепку, волны то поднимали его на гребни, то бросали в бездну.
Недаром русская пословица говорит: "кто в море не бывал, тот и Бога не знавал".
Весь переход до Формозы был бурным, многих укачало, но дух всего парохода был крепким и сильные помогали слабым, пожилым и детям.
Службы праздника Крещения Господня были отслужены в Маниле, что помогло сгладить неприязненную встречу, оказанную первой группе беженцев поднявшимися на пароход чиновниками ИРО. Через несколько дней бросили якорь в бухте Тубабао, на острове Самар.
На плечи первой группы пали трудности пионерства и пошли молодые рабочие силы в заросшие джунгли. Позже говорили, что последующие группы приезжали уже в "культурную страну". Во всяком случае, разогнали всех обезьян. Дух лагеря был крепок, работали положительно все, кто мог, чтобы как-то приспособиться к палящему солнцу и жизни в палатках. Днем ставили палатки, рыли канавы, возили на грузовиках гальку для мощения "улиц и бульваров", а вечером собирались - сидели, разговаривали и - лилась песнь русская. Через несколько недель вырос палаточный город с электрической станцией и водопроводом.
Филиппины, предоставив политическое убежище русским беженцам из Китая, сочли своим долгом провести акцию своего гостеприимства. Ко времени прихода первого парохода на Тубабао, прибыли и представители филиппинского правительства из Манилы, военный персонал канцелярии Президента Отдела Безопасности Филиппинских Островов, во главе с майором Хозе Т. Тинио. Тонкий психолог, человек большого ума и военной дисциплины, он как нельзя лучше охватил и понял проблемы и чаяния беженцев и серьезно подошел к исполнению своей миссии - охране и сохранению морального состояния лагеря в пять с половиной тысяч человек. Понадобилось много терпения и труда, чтобы успешно завершить это высокое задание и держать лагерь на высоком моральном уровне в течение всего его пребывания.
Для выполнения своей задачи филиппинские власти запросили администрацию ИРО предоставить им волонтеров от всех национальных группировок; их было около двадцати: эстонцы, латыши, литовцы, поляки, венгры, румыны, армяне и др. Был один болгарин, который стал своим же собственным представителем. Самой большой была группа русских, более пяти тысяч человек.
Ныне покойный полковник Борис Иванович Попов, временно замещавший еще не прибывшего Г. К. Бологова, вызвал прежде всего волонтеров уже работавших по вечерам в Эмигрантской Ассоциации в Шанхае по проведению эвакуации.
Всего от русской группы было назначено человек пятнадцать в разные отделы, назначение считалось важным и абсолютно безвозмездным. Филиппинскими представителями было проведено несколько лекций на темы значения взятых на себя обязанностей. Так был организован для тесной связи с лагерем и стал функционировать "Филиппинский Офис" (в русском вольном переводе).
Стали ждать приезда Г. К. Бологова, визита Президента Филиппин Квирино и посещения нашего молитвенника Архиепископа Иоанна Шанхайского.
Официально лагерь назывался Эвакуационным Центром Организации Объединенных Наций, что давало беженцам какой-то статус и во многих случаях говорилось, что эти люди свободные и только ждут своего расселения. До некоторой степени это была правда, так как у многих были родственники в Америке, которые ждали их.
Была проведена всеобщая регистрация всего лагеря и исчерпывающие анкеты, заполненные самими же беженцами, послужили главным базисом сведений о них, в противовес предвзятому, ставшим достоянием всего лагеря, докладу, составленному администрацией ИРО, по которому выходило, что в лагере все женщины низкого поведения, а мужчины никчемные люди.
По мере прибытия новых групп эмигрантов образовывались новые жилые районы, постепенно были устроены улицы и бульвары, покрытые мелкими камешками и плотно утрамбованные. Наша молодежь, люди среднего возраста и даже пожилые вложили много труда и забот в создание палаточного города. Наши инженеры применили свои знания для устройства электрической станции, водопровода и дорог. При помощи наших докторов был оборудован госпиталь, организовано амбулаторное лечение больных, а также была устроена аптека, где работали русские фармацевты.
Председателем комитета, состоящего из представителей различных национальностей, для связи и консультации с филиппинскими властями и администрацией ИРО, был выбран приехавший Г. К. Бологов возглавлявший самую большую группу русских, то есть более пяти тысяч человек.
Президент Квирино проявил особое внимание и посетил лагерь. От имени всех лагерников, Г. К. Бологов преподнес Президенту очень красиво и изящно исполненный нашими художниками адрес, выражая глубокую благодарность за такое спасительное гостеприимство.
В своем ответном слове Президент Квирино сказал, что он считает своим долгом оказать гостеприимство политическим эмигрантам и сделает все возможное для их быстрого расселения, чтобы этим заслужить их благодарность и мировое доброжелательство.
Много было положено трудов, чтобы лагерь спал спокойно. Главная задача была - не дать людям впасть в уныние.
Первая мысль русских, конечно, была о церкви. Филиппинскими властями была предоставлена бывшая военная церковь - вдали от лагеря, на горе; вид окрестностей был исключительной красоты и поражал разнообразием красок. И вдруг среди тропического окружения стоит церковь с синей маковкой, православным крестом и колокольней - наш собор.
Были и две домашние церкви в палатках. Большой духовной радостью было прибытие нашего молитвенника Владыки Иоанна Шанхайского; укрепил он нас и сказал, чтобы мы ничего не боялись. Каждый Божий день приходил он в канцелярию спросить, все ли в порядке, а ночью обходил весь лагерь - и все крестил, крестил, благословляя. Его пребывание в лагере было Великое в Малом; многих он утешил и внушил крепость духа. Часто мы проходим мимо чудес и милости Божией. И не чудо ли то, что все люди в лагере - шесть тысяч человек - могли так подобающе, доброжелательно друг к другу относиться в течение всего этого времени?!
Окрестные филиппинцы твердо верили, что тайфуна не будет, пока в лагере пребывает Святой Отец.
В Пасхальную ночь дорога к собору на гору была освещена горящими плошками, а сама церковь стараниями молодежи была иллюминирована электрическими лампочками.
Издали глазу представала картина духовной красоты, а в душе поднималось чувство восторга.


Великолепно, восторженно Владыка Иоанн служил Пасхальную службу - заутреню и литургию, радовалось и ликовало сердце и чувствовалось, что сам Христос был с нами. На заре восходящее солнце озаряло лучами природу жгучей красоты. Легко возвращались домой - в палатки, чтобы "разговеться" - ведь был даже кулич и соседке посчастливилось достать яички.
Благодатное настроение продолжалось до того момента, когда служащие ИРО принесли бюллетень, в котором обсуждался переезд всего лагеря в Европу. Лагерь загудел беспокойным тяжелым настроением. И успокоение наступило только после того, как филиппинские власти заверили, что они скорее пришлют в лагерь военную охрану, чем позволят вывезти беженцев в Европу.
Поощрялось и проводилось в жизнь все, что давало пищу уму, отвлекало от тяжелых дум. Так как было ясно, что театральные постановки необходимы, то нам был выдан с военной базы строительный материал для сцены. Все спектакли шли с неизменным успехом, и публика не двигалась со своих скамеечек даже в проливной тропический дождь; театр был настоящей отдушиной, которая позволяла забыть действительность, не думать о том, что все мы беженцы.
Рекомендовался определенный подбор картин для кино и лагерь видел много хороших цветных кинофильмов.
Бывали и большие концерты, торжественно прошел День Русской Культуры - Пушкинский день. Давал концерты великолепный духовой оркестр П. Тебнева.
И вспоминается - приехала французская миссия, которую мы встретили особо хорошо, так как они обещали принять в свою страну наших больных. Мы устроили французам прием, а вечером был концерт духового оркестра, который торжественно открылся увертюрой П. Чайковского "1812-й год".
На другое утро майор Тинио нанес визит французской миссии.
В день св. Георгия Победоносца русские скауты принимали своих гостеприимных хозяев. Этот прием вылился в великолепный скаутский праздник.
Встреча сенатора В. Ноуланда была торжественной и радостной, встретил его и приветствовал Г. К. Бологов от всего лагеря, как дорогого гостя. Маленькая девочка с большой группой детей-школьников преподнесла ему венок из живых цветов и надела его на шею сенатору, который поцеловал девочку.
Шпалерами стояли скауты, поперек нескольких улиц были вывешены плакаты с приветствиями сенатору Ноуланду. Затем в этот день в специальном бараке был устроен прием и гостям представили русских людей разных профессий и специальностей. В торжественной обстановке, от имени всего лагеря, сенатору Ноуланду был преподнесен художественный адрес. Сенатор дружественно с нами простился, обещая нас не забывать. Впоследствии личное знакомство сенатора Ноуланда с нашим лагерем явилось главной основой нашего спасения и переезда в США.
Директор ИРО из Женевы, посетивший Тубабао, был просто поражен хорошим моральным состоянием лагеря и проследив обычный воскресный день беженцев - богослужение в храме, скудный обед с непременными макаронами, прогулка на ближайший пляж, а то и поездка на другой, отдаленный, и наконец, вечером на театральную площадь со своей скамеечкой - он назвал этот быт, по сравнению с разоренной Европой, просто пикником.
Но было еще много и тревог, и препятствий. Ложный слух о том, что люди из лагеря уже расселены по разным странам, причинил много неприятностей. Президент Филиппин вызвал срочно Г. К. Бологова для личного свидания в Манилу, а затем дал телеграмму в Вашингтон с требованием принять несколько тысяч людей, находящихся в лагере. И получили мы в итоге статус беженцев из Китая.
После волнений и переживаний спустя почти два года настал день отъезда.
Был отслужен молебен о. Филаретом Астраханским. Приехали проводить Г. К. Бологов майор Тинио со свитой, представители ИРО.
И вот, поднялись якоря, загудели машины, сняли трапы и "Генерал Хершей" стал отчаливать - прощай зеленый остров.
***
Сумела русская душа забыть изнуряющие солнцепеки и тяжелые липкие думы и только помним мы удивительные, пурпуровые закаты, да лунные вечера, когда красавицу луну можно достать рукой.
30 ноября-1 декабря 1990 год.

Красота Православия
К преддверию 1000-летия Крещения Руси
"Русская способность - незримо возрождаться в зримом умирании" - Проф. И. А. Ильин

Так жалко было расставаться с праздником Пасхи, так быстро он прошел.
Торжественно и благолепно протекает богослужение Отдания Пасхи - всенощная как торжественная заутреня, со всеми пасхальными песнопениями, и как-то особо трогает душа - "Плотию уснув... Пасха нетления, мира спасение".
А вот и Троица... Когда земля именинница. Праздник Святой Троицы-Пятидесятницы, по своему значению и достоинству - второй после Пасхи, первый среди двунадесятых и отличается продолжительностью богослужения: сразу же после литургии в этот день совершается Великая вечерня с пением величественного "Царю Небесный", редкостного прокимна - "Кто Бог велий, яко Бог наш? Ты еси Бог творяй чудеса" и чтением трех особых молитв с коленопреклонением.
Углубленные, дивные славословия этих молитв.
Святая Церковь призывает нас, во славу Святой Троицы, смиренно три раза с коленопреклонением молиться Господу, ниспославшему Духа Святого на апостолов, освятить живущих на земле и умерших. Молимся, чтобы Он посетил нас благодатью, утвердил нашу жизнь святыми законами - всех собрал в Свое Царство.
Молимся, чтобы Он подал нам Духа премудрости, Духа разума, Духа страха Божия и приносим благодарение за великие дары Божий.
Особенно же молимся об упокоении всех отцов и матерей, чад, братии и сестер наших, почивших в надежде воскресения и жизни вечной.
Всюду цветы, ветки деревьев, березок...
Украшены дома, украшены ими и храмы. Праздник Троицы - праздник цветов. Обычай этот старый, ведется он с времен древних. В обычае этом есть особый смысл. Цветы и зелень в природе показывают, что зима прошла, миновала, под теплыми лучами солнца ожила природа, жизнь победила смерть.
Цветы в Троицын день означают, что, как без солнца нет жизни в природе, так без благодати Святого Духа нет настоящей жизни в душе человека.
И откуда нам такая благодать, такая опека, такая красота Божия?!
Сия вера есть святая, чистая, православная, русская, вековая.
На распутье, между добром и злом стоял славянский мир во времена "старого Игоря", отца Владимира, Святослава.
Каждое племя жило своею обособленною жизнью. Отдельные роды часто враждовали между собою, мстили друг другу и нередко занимались самоистреблением, подчиняясь законам кровавой мести.
Святые братья Кирилл и Мефодий со своими учениками положили основание просвещению славянских народов и просветили христианским учением часть славян.
Влияние христианства немедленно сказалось на них и ввело их в семью христианских народов.
В короткое время принявшие христианство страны преобразились. Но главная масса славянства, славяне восточные, продолжали жить по-прежнему.
Языческая тьма, нависшая над восточными славянскими племенами, была так глубока и беспросветна, что ее не смогла рассеять, воссиявшая на княжеском престоле, как утренняя заря, первая русская христианская княгиня Ольга. Надо было взойти самому Красному Солнышку, внуку Ольги, Великому князю Владимиру, чтобы осветить святым православием Русь древнюю.
Восприявший первые зачатки Христовой веры от своей бабки, но заглушивший их вольными страстями в юности, Владимир, потрясенный до глубины души мученическою смертью христиан-варягов - Иоанна и отца его Федора, стал сомневаться в правде языческого идолопоклонничества.
Сомнения князя в язычестве стали скоро известны всем.
И вот к нему начинают являться исповедники разных вероисповеданий и, наконец, православные греки. Все стали хвалить свою веру и уговаривать могучего русского Великого князя перейти в их закон со всем русским народом.
На совете бояр и старцев было выбрано десять добрых и смышленых мужей, которые и отправились искать веру истинную.
И вот, что послы стали рассказывать, когда вернулись обратно после многих стран:
"Когда же пришли мы к Грекам и они повели нас туда, где служат Своему Богу, то мы в изумлении не ведали, на небе ли мы, или на земле. Нет на земле такого вида и такой красоты и рассказать не умеем. Знаем только, что там Сам Бог с людьми пребывает, и служба у них выше всех стран! Не забудем мы той красоты! Всякий, кто вкусил сладкого, не захочет уже горького; тоже и мы не можем уже больше оставаться в язычестве". Итак, в 988 году совершилось величайшее событие в жизни Руси: она приняла святое Крещение.
До своего крещения, по Божьему промыслу, Владимир заболел глазами и настолько сильно, что ослеп, поэтому горевал и не знал, что ему делать. Нареченная царевна Анна, узнав про это, послала ему сказать, что, если он хочет избавиться от недуга, то непременно должен скорее креститься.
Услышав это, Владимир сказал: "Если так случится, то воистину велик будет Бог христианский!".
Затем последовало его крещение. Епископ Корсунский, с прибывшими из Царьграда священниками, после оглашения, крестил Великого князя. Как только на него были возложены руки, Владимир тотчас же прозрел. До глубины души потрясенный этим, он воскликнул: "Теперь увидел я Бога истинного".
Князь Владимир как восприемник при крещении своего народа, по святому долгу, налагаемому Церковью на восприемника, должен был тотчас же приступить к обучению своих крестных детей Христовой вере и всей людской премудрости, во славу Божию и на пользу своей родной земли.
После него и все русские государи, наследуя от своих предшественников верховную власть над Землею, наследовали вместе с тем и долг восприемничества над своим народом.
Крещение Руси открывает новую жизнь для восточных славян и делается главным истоком их вековой культуры. Разъединенные славянские племена, составлявшие державу Владимира, с принятием христианства почувствовали свое единство.
Славянский язык стал для всех славянских племен единым, священным и родным церковным языком.
Под сенью святой Православной Церкви складывалась Русь, укреплялась и росла на законах и традициях Византийского царства.
Русский народ, как никакой другой в мире, воспринял всю глубину, духовную силу, красоту Православия не по принуждению, а добровольно принявший христианство, стремился с первых же годов после крещения воплотить евангельское учение в свою жизнь.
Православие, будучи движущей силой русского народа, охватило все стороны жизни - личной, общественной и государственной. Воззрения складывались под влиянием церковных правил, а законы государственные согласовались с канонами. Общее направление жизни русского народа было - искание правды Божией.
Монастыри были очагами грамоты и просвещения, рассадниками культуры. Древне-славянский язык стал корнем русского литературного языка.
Вся тысячелетняя история Земли Русской протекает в лоне святого Православия - собирание во едино, тяжелые годины татарского ига, Куликовская битва, Полтавский бой, Смутное время, а также все блестящие победы над врагами и стремление к жизненному идеалу, который стал называться Святой Русью.
Влияние на исторические события России ее святых мужей настолько велико, что трудно отделить историю Русской Державы от истории Церкви.
История России есть история Божьего строительства - святая Киево-Печерская Лавра, Свято-Троицкая Сергиева Лавра, Почаевская Лавра, Оптина Пустынь, Ипатьевский монастырь, Златоглавая Москва с ее Сорок-Сороков.
Московский Кремль, равного которому нет в мире, поражал гармонией своих соборов и дворцов. Стремление русского человека соединить мир земной с миром горним, воплотилось в камне с дивной красотой.
Храмы были шедеврами русского зодчества; великолепные соборы различных архитектур хранили на себе следы пережитых Россией событий.
Земля Русская почиталась Домом Богородицы со множеством прославленных угодников Божиих, святителей и преподобных.
Так было некогда... когда была Святая Русь.
Зарубежная Церковь, со своей по всему миру здравствующей паствой, исполняет свою миссию - хранит и не- сет в чистоте русское Православие и свидетельствует правду о России.
Несчетное, неописанное и несравненное богатство духа любви к Православию живо в сердцах русских людей.
Богато Зарубежье историческими свидетельствами, чистотою веры, храмами, летописями, частными архивами, записками, книгами, библиотеками, изданиями, приходскими школами, гимназиями, а главное, своей идеологией.
Богослужения льются на церковно-славянском языке. До наших дней дошли произведения прославленных корифеев православного пения: исполняются непревзойденные композиции Д. Бортнянского, питавшие несколько поколений; неотъемлемые и проникновенные песнопения Архангельского, Никольского, Гречанинова, Львова и других церковных композиторов. Умиротворяющие монастырские распевы наполняют душу благоговением.
Богато Зарубежье молодыми хорами, воспринят дух восприемничества, чистоты и красоты Православия.
Соблюдаются традиции: браки в большинстве случаев "между собою", и обязательное торжественное венчание в храме.
Не вся молодежь говорит по-русски, а те, кто говорят, то говорят на правильном, прекрасном русском языке.
Жива русская мысль, жив еще пушкинский язык, живы культурные центры, скаутские организации и Дни русской культуры.
Приближаясь к великой дате 1000-летия Крещения Руси, проникаемся же духом этого торжества и осознаем все, все, от мала до велика, всю глубину, величие, духовную красоту нашей веры и ценность стояния в русском Православии.
Веруя в возрождение, воскликнем: воспряни, воспряни, восстань Святая Русь, мира спасение.
15 июня 1985 год.

Величие духа православными глазами

"Истина Христова для меня дороже всего на свете; готов с ней жить, но с радостью готов и умереть за нее" - Св. Иоанн Дамаскин

Святая Церковь готовит нас к восприятию великого праздника светлого Христова Воскресения и Великим постом подводит своих чад к неисчерпаемой глубины колодцу православия.
Православие, каждый раз, с новой силой поражает своим благолепием, одухотворенностью, великолепием богослужений, песнопением.
Православие породило Святую Русь со множеством святителей, гениев, поэтов. Для нас же, Зарубежной Руси - хранителей и носителей православия, православие есть неоценимое наследие и священный завет нашей святой старины; в православии есть наше и спасение и утверждение, наша сила и величие; вся красота души русской и высшая поэзия сердец наших.
Быстро проходят великопостные недели, и каждая неделя есть особая и каждое воскресенье духовно насыщает нас и подводит нас ближе к радости св. Пасхи.
"Покаяние отверзи ми двери, Жизнодавче" - это великое песнопение говорит нам о Великом посте; о том, что мы стоим пред дверьми покаяния. Прощеное воскресенье - всех примиряющее, когда верующие, по укоренившемуся обычаю, испрашивают друг у друга прощение в вольных и невольных обидах для того, чтобы примирившись сами с собою и окружением, вступить в дни покаянной думы, поста и молитвы. Этот трогательный обряд умиляет и настраивает нас на добрый путь и искреннюю молитву, чтобы Господь даровал нам зрети наши прегрешения, очистил нас и удостоил принятия Святых Тайн.
"Душе моя, душе моя востани, что спиши? Конец приближается и имаше смутитися". Эти великие тревожные слова Великого канона действительно стучатся и будят душу; человек чувствует себя недостойным и со скорбью чует, что душа-то и правда духовно спит.
Великий Покаянный Канон св. Андрея Критского - чудо церковной литературы, читается по частям в первые четыре вечера на первой неделе Великого поста и еще раз он полагается полностью в среду вечером на пятой неделе.
Торжество Православия - первый воскресный день в Великом посту, когда Церковь Православная празднует свою победу, победу веры православной над всеми заблуждениями, над всеми притеснениями и гонениями, которых так много испытывала она на своем светлом, но и тернистом вековом пути.
Чин Православия есть утверждение нашей веры; основы и все богатое и прекрасное содержание ее изложены в Символе Веры, которое во время Чина Православия провозглашается торжественно - "сия вера апостольская, сия вера отеческая...".
Анафема, оглашаемая Церковью, есть отлучение от Церкви, отлучение от Нея тех, кто фактически уже от Нее отпал. Церковь скорбит о них и молится за них, чтобы Господь помог им образумиться, стать на путь истины и вернуться в лоно Святой Церкви.
Животворящий Крест есть главная наша Святыня, главное наше духовное сокровище. И Церковь эту святыню особо славит, именует его хранителем всей вселенной, красотою церковною, державою царей, ангелов славою, И призывает верующих к поклонению Животворящему Кресту в третье воскресенье Великого поста; а накануне величественная и державная всенощная с выносом Креста Господня. И каждый верующий прикладывается ко Кресту, проникается сознанием, что и на нем есть крест, и что Господь претерпел для нашего спасения. Православный человек чует силу Креста - знамение победы христианской.
Весь Великий пост есть духовная и молитвенная подготовка к Страстной седмице. По воскресным дням служатся вечерни с Пассией - чтением святого Евангелия - Книги из книг, которые потом сопровождаются поучительными духовными беседами.
Праздник Благовещения Пресвятой Богородицы - один из самых прекрасных, светлых, радостных и красивых праздников. Русский народ, который так любил Пречистую Матерь Божию, что называл землю Русскую домом Богородицы, этот праздник как-то по особому любил и особо его почитал. Ведь в этот день, говорили они, птица гнезда не вьет и девушка косы не плетет. А постящимся разрешается вкушение рыбы.
В этом году Благовещение приходится на первый день святой Пасхи, что является редкостным событием в церковном календаре.
Кончается Великий пост и Церковь празднует величайшее из чудес - воскрешение Лазаря - тем дает нам образ будущего общего воскресения. Лазарева суббота есть преддверие к торжественному царственному входу Господа в Его стольный град Иерусалим, когда дети, народ радостно приветствовали Его: "Осанна, Осанна!".
Празднуя эти события да не забудем, что они вводят нас в дальнейшие священные великие воспоминания Страстной седмицы и Воскресения Христова.
Страстная седмица насыщена богатством богослужебных воспоминаний, молитвословий, священнодействий. Святая Церковь щедро наполняет колодец православия творениями своих святителей; на крыльях веры несутся песнопения к престолу Божьему. И блажен тот, кто почерпнет хотя бы толику истины из духовного богатства Страстной седмицы.
Душа скорбит о тех, кто в эти святые дни лишен полной церковной благодати; о том народе - родоначальнике русского православия, который целыми веками пропитывался духом и началами христианства. Святость, вера православная - вот были заветы и идеал наших предков.
И ныне русский народ дал неисчислимое множество новых подтверждений своей стойкости в православной вере. Бесчисленный сонм новых мучеников с венценосным Царем и всем его семейством засвидетельствовали свою верность Христу. Церковь остается непобедимой и в своих недрах жива Святая Русь; допьет чашу горести своей и воспрянет, восстанет и воскликнет: "Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его".
16 марта 1991 год.

Светлое Воскресение Христово

Ангелы первые радуются и несут весть о Его Воскресении, тихо, затем все громче и громче разносится весть о Великом Чуде.
Великолепная величественная заутреня - и душу охватывает глубокая радость - радость Воскресения Христова.
Христос Воскресе! Христос Воскресе! Христос Воскресе!!!
Ликующе льется симфония пасхального богослужения.
Чудесный стих гласит: "Сей день его же сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в онь".
Да, возрадуемся и возвеселимся радостью светлою, чистою и благотворною, помня, что Воскресение Христово есть торжество веры нашей, есть праздников праздник и торжество из торжеств христианского мира. Ни одно событие в истории христианской Церкви не празднуется с такой радостью, торжественностью, как Воскресение Христа Спасителя. Целые сорок дней со дня Воскресения Христова Святая Церковь оглашается восторженным пением ликующей песни: "Христос Воскресе!".
Воистину Праздников Праздник и Торжество из Торжеств, вот в этом-то и заключается особенность нашего Русского Православия.
Ни один народ в мире не праздновал и не празднует Пасху так, как праздновал ее в былое время русский народ с длинной подготовкой Великого поста. Повсюду, на всем русском безграничном, необъятном просторе, во всех городах, начиная с новой и старой столиц, во всех местечках, станицах, деревнях, селах, поселках - совершались Светлые Заутрени и крестные ходы при радостном, оглушительном пасхальном перезвоне.
В Москве Первопрестольной ровно в 12 часов ночи, среди торжественной тишины, раздавался мощный величественный удар гиганта - колокола с Ивана Великого и медленно и плавно расплывался над Белокаменной старой столицей.
В ночной тишине ему отзывался другой, третий и тут же все сорок сороков Первопрестольной сливались в одном радостном, оглушительном, пасхальном перезвоне. Чудесно оживала ночная тишина - и вся Русь сливалась в одном, ликующем, победоносном перезвоне. И действительно величественно-торжественно и с особой душевной радостью праздновала Православная Россия этот Светлый Праздник!
Пасха Великая! Пасха Красная!
Духовное восприятие Пасхи, сердечное умиление пасхальной ночи, были благодатным даром, данным Свыше, которым был одарен православный русский народ. Зарубежная Русь вынесла этот великолепный дар с собой и старалась свято оберегать и хранить его.
***
Дивная прекрасная пасхальная ночь на Филиппинах. Не спит Тубабаовский беженский лагерь - люди собираются к святой Заутрени - ведь только подумать, что Божественную пасхальную службу будет совершать Владыка Иоанн (Шанхайский)! Лагерники ощущали и ценили пребывание Владыки в лагере - своего заступника, усердного молитвенника "за всех и за вся"; знали все, что Владыка ходит и благословляет лагерь на сон грядущий и свершалось великое чудо в малом - в изнуряющей непривычной жаре, в палатках, люди храбрились, соблюдая православный быт и в лагере в пять с половиной тысяч человек не было никаких непорядков, мораль была на исключительной высоте.
Пасхальная звездная ночь...
Живописная извилистая дорога в гору к храму - нашему "собору" была усеяна горящими плошками - заслуга молодежного поколения. Храм, бывшая военная церковь при штабе генерала Мак-Артура во время Второй мировой войны, был празднично убран и дышал православием. Руками ревностных церковников был сооружен иконостас и расставлены иконы в надлежащем порядке.
Храм не смог вместить всех и масса людей стояла около храма. В народе был и Володя Б. - случайный член беженского лагеря - это молодой советский летчик, который спустился на самолете в Японии. Японские власти после долгого раздумья решили поместить его в наш лагерь - эвакуационный центр Объединенных Наций на острове Ту-бабао. Все Володе было чуждо, хотел он вырваться на волю и все мечтал, хотя бы еще раз подняться туда - ввысь, в голубые облака. Пожаловался, что не чувствует он и доли того духовного волнения, которым были охвачены все мы, но вспомнил, что его бабушка "занималась этим".
Одухотворенно, душой и духом служил Светлую Заутреню Владыка Иоанн и чувствовалось, что воскресший Христос с нами.
"Христос Воскресе!" неслось по берегу Великого Тихого океана. Казалось все таким дивным и чудесным - "уж не в раю ли мы?".
Хорошо и стройно пел соборный хор - монашенки, взрослые приютяне Дома св. Тихона Задонского, молодежь, прилипшие к церкви русские люди - все знающие церковное пение с детских лет.
Быстро проходила Божественная литургия - чтение Святого Евангелия на разных языках, торжественная Херувимская песня, всеми вместе, одним духом пропетые Символ Веры и Отче Наш - приблизили всех к принятию Святых Тайн. Сладостное и назидательное слово Златоуста, зовущего к общей радости, которое произнес Владыка вместо самого Иоанна "Аще кто благочестив и боголюбив, да насладится сего доброго и светлого торжества, аще кто раб благоразумный да внидет, радуяся, в радость Господа своего". Где, в какой Церкви, есть что-либо подобное этому торжеству, вполне достойному дивного события? Христос Воскресе! Воистину Воскресе!
Когда выходили из церкви, то гасла ночь, падали звезды в тихие зеркальные воды - причудливыми, тропическими красками поднималась заря и тут же яркие лучи восходящего солнца будили сонные джунгли, слегка покачивались папоротники и стройные высокие пальмы, высоко летали чайки.
Из толпы пробирается высокая фигура Володи, подходит, троекратно христосуется и говорит, "Христос Воскрес!".

Благодать


14-го (1-го ст. ст.) октября Русская Православная Церковь отмечает праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Праздник этот хотя и не принадлежит к числу двунадесятых праздников, издревле, с домонгольских еще времен почитается русским народом как один из самых больших Богородичных праздников. Особенностью его является то, что это чисто русский праздник. Католический Запад его не знает, православный Восток также не отмечает этот день, хотя событие, воспоминанию которого посвящен праздник Покрова, имело место именно на Востоке, в греческой столице Византийской империи, Цареграде.
Явление Пресвятой Богородицы с Ее честным омофором во Влахернском храме св. Андрею Церковь наша торжественно прославляет как великое церковное событие, раскрывающее одну из глубочайших тайн Божьего домостроительства - тайну молитвенного предстательства Богоматери за весь мир перед Престолом Всевышнего.
В дореволюционной России праздник Покрова был одним из излюбленных в народе и как-то особо почитался в селах, деревнях, казачьих станицах. Заканчивалась страдная пора, а ведь летом-то работали от зари до зари: не успел отойти сенокос - начинается жатва. Рожь, кормилица русского человека поспела; отяжелевший колос сильно погнулся к земле - если еще его оставить на поле, то зерно станет сыпаться и пропадет без пользы Божий дар. Не успели убрать рожь, как пришла уже пора приниматься за золотистую пшеницу, за ячмень, за овес, а там уже покраснела гречиха. Все спеет, все зреет, все надобно убрать вовремя; даже и длинного летнего дня не хватает! Поздно вечером возвращаются мужики с поля. Утром, вместе с солнышком, люд опять примется за работу. А солнышко летом встает куда как рано...
Летняя работа кормит крестьянина целый год. Надо пользоваться урожаем, когда Бог дает его, а не то можно остаться без хлеба. Трудами крестьянина-земледельца кормилась не одна его семья или деревня, а вся Матушка Россия. И потом, как бы укладом положенное, народ-земледелец чаял отдохнуть от трудов праведных и почуять радость и свет Покрова Богоматери.
12 октября 1990 год.

Святитель и Чудотворец Николай Мирликийский

Русский народ веками жил от праздника до праздника, потому и называлась Святая Русь. Особо любимый почитаемый праздник был св. Николая Чудотворца, "Миколы Зимнего", "Миколы Летнего".
Святитель Николай жил в четвертом веке. До него и после жило много православных святых и учителей Церкви. После них оставались сотни томов проповедей, богословских трудов, биографий. После же святителя Николая не осталось никаких трудов. Не сохранилось ни одного текста с его проповедью. Нет записок его современников. Все, что мы знаем о св. Николае - это предания, передаваемые от поколения к поколению, рассказы о жизни Святителя.
Одно из любимых народных преданий: случилась беда по дороге с мужичком, сидит он и плачет, проходит мимо Касьян и даже не приостановился, подходит ласковый тихий старичок - помог и лошаденку и телегу вытащить из оврага. За то Николай Чудотворец празднуется два раза в год, а Касьян должен ждать четыре лета.
Святитель Николай - самый почитаемый святой во всем христианском мире. Его почитают православные и католики, англиканские и прочие христианские церкви мира. Знаком он и протестантам, хотя последние - против почитания святых. Знают о нем магометане, японцы и китайцы.
В честь святителя Николая в мире построено более трех тысяч церквей, причем около двух тысяч было в Рос- сии. Русский народ приложил к его имени трогательное название чудотворец, чего нет в других церквах - очевидно потому, что более всего чудес было именно по молитвам этого угодника.
Святитель Николай родился и жил в Ликии - небольшой, но очень благочестивой стране на юге современной Малой Азии. Об этой стране говорится в Ветхом Завете. Через эту именно страну стало распространяться христианство на запад и север.
С юных лет св. Николай был глубоко верующим, и неудивительно, что после смерти своего дяди, епископа, был избран на его место архиепископом Мир Ликийских.
Прожил Святитель около 80-ти лет и погребен был в этом же городе Мира.
В XI веке Малая Азия была захвачена мусульманами, уничтожавшими на своем пути следы христианства.
Весть об этом дошла до жителей города Бари на юге Италии, в то время находившихся под властью германских племен - норманнов, но остававшихся православными - ранее это были греческие колонии, принадлежавшие Византийской империи.
Жители Бари решили послать под видом купцов людей для спасения мощей св. Николая. Купцы прибыли днем, осмотрели местонахождение мощей, а ночью явились и забрали их на корабль.
9-го мая 1087 года мощи Святителя прибыли в Бари, были торжественно встречены населением и положены в Кафедральный собор. За два года для них была выстроена специальная подземная церковь - на берегу Адриатического моря, куда мощи и были торжественно перенесены в присутствии папы Урбана V. Они почивают там по сей день.
Позднее над мощами была выстроена базилика - большой храм, принадлежащий теперь католическому ордену доминиканцев. Мощи находятся в нижней подземной церкви под мраморным престолом, а рядом построена миниатюрная православная церковь с иконостасом.
В 1987 году торжественно праздновалось 900-летие со дня перенесения мощей святителя Николая из города Мира в Малой Азии в город Бари. Непрерывно с раннего утра со всех концов мира прибывали сюда паломники для молитвы и поклонения любимому Святителю. Духовно обогатила и насытила себя познаниями и группа православных людей из Сан-Франциско, присутствуя на этом историческом церковном торжестве.
Почитание Святителя пришло на Русь вместе с христианством. Уже в 1079 году был установлен праздник в ознаменование перенесения мощей св. Николая в Бари, это произошло всего через два года после самого события, при Великом князе Киевском Всеволоде Ярославиче.
Праздник святителя Николая по торжественности напоминает двунадесятые праздники, потому что он воплотил в своей жизни ту добродетель, которая доступна, понятна и близка всякому человеку и всякому сердцу. Это - любовь и милосердие.
На иконах св. Николай обычно изображен в архиерейском облачении Православной Церкви, с Евангелием в руках.
Это Евангелие и есть причина духовной силы Святителя. Он жил по Евангелию и этим самым показывал пример не только окружающим при жизни, но и потомкам.
Примечательно то, что люди разнообразных профессий избирали его своим небесным покровителем. Словом, почти все так или иначе прибегали к помощи святителя Николая - учащиеся, девушки, молодые жены, военные, путешествующие супруги.
Помощь бедным была главной заботой Святителя, причем он раздавал им не церковное, а свое имущество, доставшееся ему в наследство от состоятельных родителей. Каждый год дети во всем мире ждут подарков от святителя Николая.
Малоизвестно, что св. Николая более 18 лет провел в тюрьмах, в заточении, куда он был брошен властью сильных мира сего, коих несправедливости он обличал. Далекий во времени и пространстве св. Николай Чудотворец стал подлинно русским святым. Имя св. Николая стало особенно распространенным именно на Руси. Имя это носили цари и простолюдины, писатели и епископы. На Руси стали почитать Святого не только как великого Чудотворца, но и как скорого помощника. Всякий попавший в беду призывал на помощь именно угодника Николая и верил, что помощь придет немедленно.
Чудотворца Николая знала и почитала вся китайская страна. В городе Харбине, на вокзале был поставлен большой образ святителя Николая, перед которым постоянно горели сотни свечей. В отдаленных хуторах охотники видели иконы скорого помощника, опять же в городе почти во всех торговых лавках были образы св. Николая - небесного покровителя торговли.
Так Великого Святителя прославляет почти весь человеческий род, а не только Православная Церковь. Поэтому, всякий раз, когда человек чувствует себя в трудном положении, нужда ли какая-либо, он обращается к св. Николаю Угоднику.
Чудотворец слышит каждый призыв и исполняет его, если просящий обращается с твердой верой. Потому так и любил русский народ Чудотворца Николая и постоянно молился ему и называл его "Николай Милостивый".
Святителю и Чудотворче отче Николае, обойди землю русскую, помоги нам, грешным, удостоиться прославления святителя Иннокентия Митрополита Московского, святителя Николая Архиепископа Японского и нашего родного святителя Иоанна Архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского, моли Бога о нас!
18 декабря 1993 год.

Праздник Рождества Христова

"Да святится, Иисусе Твое Рождество и в России, как здесь на чужбине!" - Н. Михайлов

Святая Церковь, приглашая нас на крыльях веры и упования перенестись в Вифлеем, призывает нас: "Христос раждается - славьте! Христос с небес - срящите! Христос на земле - возноситеся!".
Евангелие трогательно повествует о том, как простые сердцем пастухи, сторожившие свои стада на полях Вифлеемских, удостоились небесного откровения, услышали благовестив вестника Неба о том, что родился Спас миру, а затем услышали и ангельское пение: "Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человецех благоволение". Дивное, неземное пение, к которому применимы слова поэта, что "звуков небес заменить не могли им скучные песни земли" - это песнопение так благолепно и хорошо, что Церковь установила за всенощной петь его дважды.
Каждый раз, когда мы слышим повествование о Рождестве Христовом, мы слышим его как бы впервые; душа воспринимает чутко, будто новые откровения, но мы слышали эти песнопения и впитывали их в себя, когда еще сами не умели говорить.
Многое в празднике Рождества посвящено детской радости, воспоминаниям детства. Воистину, дивно-хорошо уподобиться детоподобному предстоянию перед Богом, чтобы почувствовать великую радость и чудо праздника.
Старая матушка Россия - глубокие снега, трескучие морозы. В Сочельник под Рождество бывало до звезды не ели. В благодатной тишине раздается благовестный звон - звездный звон, певучий - плывет в морозном воздухе, не молкнет, призывая к молитве - славите Бога в вышних. Сказочным видением возвышается монастырский ансамбль церквей и звонниц на белоснежном холме в сгущающихся лиловых сумерках.
Благолепная тихая монастырская служба, одухотворенные монашенки, особо ласковая к детям игуменья; все гармонировало с духом великого праздника.
Ни в одной стране мира не было столько монастырей, как на Руси - стяжая свое духовное наименование - "Святая". Глубокие корни православия уходят к киевским монастырям - оттуда и наше просвещение и культура. Русские люди любили и верили в монастыри, ставя себе примером молитвы и труд иноков, их самоотвержение, смирение, терпение. Нестяжательство всегда умиляло, открывало сердца и укрепляло веру в добрые дела.
Было принято паломничество по монастырям - православные люди искали молитв, успокоения и ответов на мятежные вопросы. Можно сказать, что почти все наши великие писатели, в то или иное время своей жизни, в дни сомнений и исканий устремлялись в монастырь - в мир молитвы и духовного окружения.
Монастыри еще славились хорошо поставленным хозяйством: несравненны были их соленья, маринады, овощи, ягоды. Монахи неизмеримо много знали о "делах земных", а в "неземном" - они постигли сердцем великую поэзию молитвы. Они знали каноны, акафисты, ирмосы, стихиры и многое другое. Они как-то достигли тайны - объединить в душе, слить в себе нераздельно два разных мира - земное и небесное.
Господи, помоги русскому народу вернуться к монастырям!
Возвращаясь к детским воспоминаниям - после Рождественской всенощной дети впервые видели свою красавицу елку - высокую-превысокую, широкую, большую, с зажженными свечами и массой игрушек - причудливых хлопушек, золотых орехов, заморских шаров.
В шарах отражается сказка праздника - огоньки горящих свечей, блестки, золотые и серебряные бусы; радостная детвора, разгоряченные личики, голубые, черные, карие глазенки, полные изумления и восторга.
Маленькая девочка никогда и нигде больше не видела такой красивой и большой елки; а огоньки, верою зажженных свечей, много-много раз озаряли ее жизненный путь.
Пусть радость мира наполнит сердце каждого, разгоняя кругом печали житейские и устремляя наши умы и помыслы к Небу. Ибо оттуда слышится радостное, ангельское благовестив: "С нами Бог - разумейте языцы и покаряйтесь! С нами Бог!".
15 января 1993 год.

Картинка старого быта

"Блестит снегов наряд порфирный,
Он весь в алмазах, жемчугах, -
Как будто Дух благой надмирный
Мне небо разостлал в ногах" - Иван Новгород-Северский

Ко времени крещения Руси, Византия была первым культурным государством, от которого могла многому научится и вся Западная Европа. Неоценимые выгоды доставило русскому народу византийское христианство: церковный язык, бывший всем понятным и давший толчок к некоторым новообразованиям и в языке народном, и независимую церковь, которая развивала культуру и политически считалась общим очагом, объединяющим все отдельные части Руси.
Из Византии принесли с собой священники и епископы книги, распространяя искусство письма. За ними следовали архитекторы, зодчие, ученые, художники, учителя. Быстро возвысились на Руси великолепные постройки и бесчисленными своими церквами Киев мог вскоре начать соперничать с Константинополем.
Возникли монастыри, распространившие цивилизацию по далеким областям. Киево-Печерская Лавра стал питомником культуры на Руси.
Языческие идолы были свергнуты и брошены в реку. Начал складываться христианский быт. Писались летописи, складывались сказания, былины; песни служили зеркалом быта Руси. Дух удальства, отваги, молодечества отражается Б этих песнях; равно, трудный исторический путь, продолжительная русская зима с ее трескучими морозами и усеянным звездами небом, с ее пушистыми метелями и ее заунывным ветром, свободно гуляющим по необозримой снежной равнине вызывает заунывную песнь ямщика - душа упивается полностью собственной грустью, ей так привольно в однообразной мелодии этих задушевных звуков.

"Что-то слышится родное
В долгих песнях ямщика,
То разгулье удалое,
То сердечная тоска"...

Грусть русской души имеет особый характер: русский человек не расплывается в грусти, не падает под ее томительным бременем, но упивается ею всеми силами своих духовных сил. Грусть у него не мешает ни буйному веселью, ни разгулу молодечества: это грусть души крепкой, мощной, несокрушимой. Все, что могло бы обессилить и уничтожить всякий другой народ, переносится русским народом с великим терпением.
Как завет глубокой старины, в народной памяти жил особый праздник - встреча весны с блином, как олицетворение солнца. Влился этот праздник в православный быт и занял мясопустную неделю с особым названием для каждого дня, а последний, воскресенье, - прощанье, целовники, прощенный день.
Любил русский народ масленицу - широкую, веселую, разгульную. Ни у одного народа в мире не сыскать такого размашистого празднества. Все гуляет, все пирует... Русский человек любит похвастаться чем Бог послал: и умом, и смекалкой, и кулаком, и речами, и безрассудною удалью, которая может стоить ему жизни. Что же до денег, то известное дело, что у него последняя копейка ребром: "Хоть с себя что заложить, а масленицу надо справить"!
Масленица в полном разгаре...
Сизые волны чада, вкусный запах блинов и масла. Мучительный вопрос: "Ну, почему, почему "масленица", а не "блинница", когда все время едят блины?".
Бесконечный поток людей - званных и на блин "заздравный", "милосердный". Беготня по дому всех чад и домочадцев. Выдача муки мешками, водки четвертями.
И, не напрасно, потом, чтоб "помочь" блинам - катанье на санках с ледяной горки, гулянья; песни с игривыми переборами гармони; лихие казачьи "набеги"; катанья на тройке с бубенцами. "Взятие снежного городка" - старинная казачья игра, издавна устраиваемая в Сибири и на Урале на масленицу. Главный, захватывающий момент игры, когда один из ее участников, обычно, лихой джигит - всадник на черном коне - стремительно врывается в снежные ворота, чтобы "взять" приступом снежный городок. Тщетно пытаются преградить ему путь "защитники" городка - парни и девчата в праздничных, ярких одеждах.
В прощеное воскресенье, яркий солнечный день, на Большой улице, что выходит в широкое поле у подножья монастыря, уже с самого полудня сани ехали сплошной вереницей. Толпа становилась все гуще и гуще. Последний день гулянья, веселья, а главное, показ породистых троек. У многих запряжек вся сбруя в бубенчиках; у лошадей в гривах и на челке развевались вплетенные разноцветные ленты, гармонируя с расписной дугой; кучера, с подложенными подушками, подпоясанные красными кушаками, с особой осанкой удали и лихости.
Легким и ровным бегом бежит вороная тройка. И как бы невзначай кучер приподнимается на облучке, пронизывающе щелкает кнутом в воздухе, встряхивает вожжами и голосом, полным задора, кричит - "а, ну, родимые!". И тройка дружно и разом взметнулась, превратилась во единое, и как стрела, еле касаясь копытами снежной дороги, полетела вихрем вдаль, туда, к открытому полю, к простору. Мчится, разрезая крепкий морозный воздух, осыпает снежной пылью, звенят серебром бубенцы, радостно заливается колокольчик. Крики, возгласы людей сливаются в общий веселый гул. И, казалось, так радостно, так хорошо, и нет конца этому бешеному бегу-лету.
И вдруг... над шумевшей толпой прокатился могучий удар монастырского колокола. Прокатился и замер. Второй удар, третий... Церковь призывала к Великому посту.
Разом осенил себя крестным знамением православный народ. Стихла толпа. Умолк говор. Наступила благодатная тишина. Одним вздохом вышел весь хмель. И не было больше ни залихвачества, ни удали. Кони шли умеренным шагом. Во всех людях чувствовалось только глубокое смирение.
Все в природе дышало гармонией.
Прекрасным видением казался монастырь на белоснежном холме в лучах догорающего заката.
21 февраля 1985 год.

Портреты бессмертных

"Идея о бессмертии - это сама жизнь, живая жизнь, ее окончательная формула и главный источник истины и правильного сознания для человечества" - Ф. М. Достоевский

Весь беспредельный, прекрасный Божий мир есть не что иное, как дыхание единой, вечной идеи, проявляющейся в бесчисленных формах, как великое зрелище в бесконечном разнообразии.
При начале всякого народа, всякой национальности, идея нравственная всегда предшествовала зарождению национальности, ибо она же и создавала ее. Исходила же эта нравственная идея всегда из идей мистических, из убеждений, что человек вечен, что он не простое земное существо, а связан с другими мирами и с вечностью. Эти убеждения формулировались всегда и везде в религию, в исповедание новой идеи и всегда, как только начиналась новая религия, так тотчас же и создавалась новая нация. И в каком характере слагалась в народе религия, в таком характере и зарождалась самобытность этого народа.
При крещении Руси народ принял в свою суть Христа и учение Его, а значит и принял истинное просвещение.
Итак, Святая Русь шла по своему православно-самобытному пути.
У каждого народа, каждого века, каждого поколения и человека есть свой предначертанный путь. Зарубежье нашло свое предназначение в хранении чистоты Православия, несении культуры и восстановлении исторической правды.
Воздвигаются храмы, бережно передаются культурные сокровища, чтутся традиции, отмечаются исторические даты.
И не замечательно ли, что столетие тому назад установились Пушкинские торжества, а ныне, по всему Зарубежью проводятся торжества в честь Достоевского?!
Сто лет тому назад, 1881 год... Конец Освободительной эпохи, эпохи, когда пало рабство "по манию Царя" и совершилось освобождение крестьян на удивление всего мира; эпохи, когда проводились коренные реформы и когда русский человек, говоря словами поэта-солнца, мог сказать:

В надежде славы и добра
Гляжу вперед я без боязни.

Злою рукой был убит Царь-Освободитель, Государь Александр Второй, зарыдал народ, оплакивая смерть своего любимого Царя-батюшки.
Ушли и два великих человека - Федор Михайлович Достоевский и Модест Петрович Мусоргский, подарившие миру перлы русского творчества.
Федор Михайлович Достоевский родился 30 октября 1821 года в городе Москве в Мариинской больнице, штаб-лекарем которой состоял его отец.
Детей в этой семье воспитывали в правилах строгости и аккуратности. Педантически-строгий отец обычно читал детям Святое Евангелие. Пушкин - прежде всего, затем В. Скотт, Загоскин, Лажечников, Карамзин, Жуковский - читались и перечитывались постоянно. Федор Достоевский уже в раннем детстве отличался живостью характера и изобретательностью ума. Рано он пристрастился и к чтению и в десять лет хорошо знал чтения Евангелия. Вообще же начитанность его была велика; по ночам он читал "запоем" и в инженерном училище и будучи офицером.
Влечение к литературе росло не по дням, а по часам, вызывая иллюзии и мечтания. И вот, служба ему, как он пишет брату, "надоела, как картофель", и осенью 1844 года он выходит в отставку, мечтая "адски работать" на литературном поприще, а пока не имея ни копейки на статское платье.
Достоевский, судя по его письмам, не так страдал от лишений, причиняемых бедностью, как от стыда за нее. Эти чувства писателя с необычайной силой выражены им в его первом романе "Бедные люди".
Некрасов был в восторге от произведения "нового Гоголя" и передал рукопись Белинскому, и на критика она произвела поражающее впечатление. "Вам правда открыта и возвещена, как художнику, - сказал он Федору Михайловичу, - досталась, как дар; цените же ваш дар и оставайтесь верны правде и будете великим художником". Это был самый отрадный момент всей юности Достоевского, о котором он с умилением вспоминал и на каторге. "Я вышел от него в упоении, - рассказывал позже Достоевский, - Я всем своим существом почуял, что в жизни моей произошел торжественный момент, перелом на век...". Достоевский понял свое призвание и окончательно вышел на литературный путь.
Литература в это время "кипела", по выражению Достоевского; ее составляли Гончаров, Некрасов, Тургенев, о ней говорил на всю Россию Белинский.
Возбужденный успехом, Достоевский работает с лихорадочной поспешностью, пишет повесть за повестью, на которых явно заметно влияние Гоголя с одной стороны и Гофмана - с другой.
Реальный и мистический элементы, в их своеобразном сочетании, как ни у какого другого писателя, уже тогда становятся отличительной чертой творчества Достоевского. Страдание, любовь и обиды - вот психологическая канва романиста; узор создается людьми "с судорожно напряженной волей и внутренним бессилием".
В 1849 году литературная деятельность Достоевского неожиданно прерывается. Подобно многим молодым людям его времени Достоевский увлекался всевозможными революционными идеями и примкнул к одному радикально-либеральному кружку, возглавляемому неким Петрашевским. Но не только беседами занимались эти либеральные молодые люди. Они строили подпольную типографию для печатания прокламаций с призывом к восстанию и революционному движению.
В итоге все участники этого кружка подверглись аресту и начался процесс. Достоевский был приговорен к смерти, но уже на эшафоте был помилован и приговорен к четырем годам каторги, а затем рядовым отбывать воинскую повинность в Сибири. Эшафот был огромным потрясением в душевной жизни писателя, и часто, очень часто возвращается он в своих произведениях к переживаниям "осужденного" человека, к его душевным мукам.
В Сибири Достоевскому было подарено Святое Евангелие, с которым он уже не расставался всю свою жизнь.
Годы, прошедшие на каторге, были впоследствии описаны Достоевским в "Записках из Мертвого Дома". Перенесенные же писателем тяжелые испытания не сломили его духа, а принесли с собой перерождение убеждений и широту мировоззрения.
Великий писатель земли русской делается мыслителем и гением.
Вплотную он соприкоснулся с народом и осознал, что основа русской государственности есть крепкая вера народа в Бога и Царя-батюшку.
Страшная болезнь Достоевского, эпилепсия, наложила свой отпечаток на всю жизнь и характер великого писателя, придав болезненно-мучительный тон его произведениям. Припадкам обычно предшествовали моменты наибольшей активности и творческой силы, во время которых Достоевский создавал лучшие страницы своих произведений, очаровывавшие его друзей и заставлявшие его врагов в немом молчании преклонить головы перед гением этого великого писателя.
Противоречивый и местами противоречащий, Достоевский есть писатель-психолог, исследователь глубин человеческой души, аналитик ее тончайших настроений. Реальное и мистическое постоянно сопоставляются в романах Достоевского, иногда до того, что исчезает граница между рассказом автора и галлюцинациями героя.
Достоевский стал на сторону людей забитых и угнетенных, страдающих столько же от того, что житейские невзгоды придавили их непосильным, мучительным бременем, сколько от сознания своего человеческого достоинства, ежеминутно оскорбляемого и попираемого. Страдание рождает любовь и веру, а в них наше оправдание перед Высшим Существом - такова философия страдания у Достоевского. Если в его романах много жестокости, в них много и милосердия.
С точностью психиатра раскрыл писатель целый мир "блаженненьких", пьяниц, сладострастников, юродивых, идиотов, помешанных, и каждое изображение не только поражает читателя ужасом, но открывает его сердце влиянию лучей евангельской любви.
Для Достоевского жить значило - писать. Ни бедность, ни физические страдания, ни горе, вызываемое потерей близких, горячо любимых людей, не могли заглушить его страсти к писательскому творчеству.
Достоевский прожил глубоко трагическую жизнь, одиночество его было безгранично; и только на закате лет жизнь подарила ему семейное счастье.
Маленькой, тихой, скромной переписчице Анне Сниткиной суждено было стать супругою, добрым гением и ангелом-хранителем престарелого писателя, которого она обожала и пред которым она преклонялась.
Анна Григорьевна дала Достоевскому Семью, создала домашний уют и ту уверенность и спокойствие в жизни, в которых так нуждался наш великий романист. Достоевский, в свою очередь, глубоко ценил привязанность своей молодой жены и платил ей за это всей нежностью и любовью, на которую он только был способен.
По кончине Достоевского Анна Григорьевна дала обет посвятить всю остальную свою жизнь хранению и несению громадного литературного наследия своего гениального мужа; и только через призму творчества Достоевского видела она цель своей жизни.
К 1880 году относятся два крупных события в жизни Достоевского: его речь на Пушкинском торжестве в Москве и появление "Братьев Карамазовых".
Пушкинская речь Достоевского была восторженно встречена всей русской интеллигенцией и принесла примирение славянофилов с западниками.
Преклоняясь пред любимым гением, Достоевский говорил о пушкинских героях - Алеко, Онегине, Татьяне, и что Пушкин первый дал нам художественные типы красоты русской, вышедшей прямо из духа русского, обретавшейся в народной правде, в почве нашей и им в нем отысканные. И, что вникнув в Пушкина, нельзя не сделать следующего вывода: "Уверуйте в дух народный и от него единого ждите спасения и будете спасены". И дальше, что черта художественного гения - это способность всемирной отзывчивости и полнейшего перевоплощения в гениев чужих наций, перевоплощения почти совершенного.
Пушкинская речь была последним триумфом и лебединою песнью Достоевского.
Много важного и знаменательного вписал Достоевский в последние страницы своего "Дневника", ратуя за русский народ - "христианство народа нашего есть и должно остаться навсегда самою главною и жизненною основой просвещения его!". И "не говорите же мне, что я не знаю народа! Я его знаю: от него я принял вновь в мою душу Христа, Которого узнал в родительском доме еще ребенком и Которого утратил было, когда преобразился в свою очередь в "европейского либерала".
Отвечая же своим критикам, Достоевский пишет: "Но пусть, все-таки пусть в нашем народе зверство и грех, но вот что в нем есть неоспоримо, это именно то, что он, в своем целом, никогда не принимает, не примет и не захочет принять своего греха за правду!". "И знайте, что в народе есть и праведники невообразимой красоты и силы".
Достоевский верил в праведников российских, что идут и другим путь освещают. Верил он и в светлое предначертание России.
Верим и мы.
Мир читает Достоевского и слушает музыку Мусоргского.
В раннем детстве Модест Петрович Мусоргский проявил музыкальные способности и достиг замечательного совершенства в игре на фортепиано.
Рано покинув свой полк, Мусоргский посвящает себя музыкальному творчеству.
И тут его индивидуальность вполне вырисовывается; отличительнейшими ее чертами является народный дух и, в частности, народно-бытовой юмор, иногда граничащий по своему характеру с глубоким драматизмом - "юмор, щемящий душу".
Мусоргский написал много характерных романсов, вокальных пьес, которые скорее должны быть названы картинами, чем романсами, по их правдивой реальности и живописности.
Одним из монументальных и известных трудов Мусоргского является опера "Борис Годунов" на сюжет Пушкина.
С необычайным пылом и горением композитор работал над историческим сюжетом. Наряду с творением музыки Мусоргский интенсивно погрузился в изучение исторических материалов эпохи. По совету друзей, а также по указанию дирекции театров, автор прибавил к оригиналу несколько сцен, внес польские картины, ввел многочисленные эпизоды, рисующие быт терема, заимствованные из "Истории государства Российского" Карамзина.
По смерти Мусоргского крупнейшие его произведения подверглись переработке и переаранжировке. Новая редакция принадлежит, главным образом, лучшему другу композитора Н. А. Римскому-Корсакову. Но многие знатоки и любители музыки ищут случая послушать творения Мусоргского в оригинале, так, как он их создал. Известные "Картинки с выставки" были написаны Мусоргским для рояля с полотен кисти его друга художника-архитектора Виктора А. Гартмана.
Очаровательны были сюжеты этих десяти картин: то старинный замок, то танцующие цыплята, то "щелкунчик" и, наконец, Великие Киевские ворота - место чудесного избавления от смерти Царя-Освободителя, Александра Второго в 1866 году.
Архитектор Гартман видел эти ворота в своих мечтаниях, из-за недостатка средств они никогда не были построены, но Мусоргский музыкой увековечил грезы своего друга.
Художественная программа нынешнего Дня составлена с мыслью приблизиться к Пушкинским торжествам, принести свою дань в Год Достоевского, год, посвященный памяти и творчеству великого писателя-мыслителя земли Русской, год, насыщенный великолепными докладами, лекциями, прекрасными статьями; насладиться перлами творчества Мусоргского и других великих русских композиторов и, наконец, порадовать глаз русской сюитой.
День Русской Культуры обогатился красивой художественной программой только лишь благодаря горению и жертвенности принимающих в нем участие.
И за это мы всем им благодарны. Верит тот, кто ищет красоту, и неоспоримой надеждой звучат слова поэта Владимира Анта:
"Не может быть! Еще не все поддалось порче! И Достоевский наш, то ль грешник, то ль святой? Умел искать во тьме внимательней и зорче, И говорил, что мир спасется красотой!"
9 сентября 1981 год.


Изобилие вертограда

"И жизни каждая струя, Любви покорная закону, Стремится силой бытия Неудержимо к Божью лону; И всюду звук, и всюду свет, И всем мирам одно начало, И ничего в природе нет, Что бы любовью не дышало". - Гр. А. Толстой

Искусство есть творческое отражение великой идеи Вселенной в ее бесконечно разнообразных проявлениях.
Крещение Руси явилось началом православной культуры, стали прибавляться летописи, письмена, народные сказания, чудесные сказки, героические былины, красочные поговорки и пословицы, и вот в XII веке появляется первый гениальный труд русского поэтического творчества "Слово о полку Игореве", написанное неизвестным автором. Невозможно охватить неисчислимые красоты созданий вековой русской культуры.
Народная фантазия вместе с преданиями создала могучего богатыря, в мифическом образе которого видится образ самого народа и вместе символ его судьбы, - Илью Муромца, который, не владея ногами, тридцать лет сидел сиднем, а на тридцать первом погулять пошел. И действительно: добрый молодец расходился и разгулялся... С самой эпохи татарского ига Россия была оторвана от европейского мира; и она развивалась сама в себе, изолированно, и росла в своих исполинских силах. Но в отношении к общему развитию человечества она сидела сиднем, погруженная в непробудную дремоту.
И вдруг исполин, ростом и силой вровень с ней, поставил ее на ноги, разбудил от вековой дремоты - и она встала и пошла. С самого того мгновенья, как царственный младенец начал тешиться в селе Преображенском со своей потешной ротой и потом могучею рукою ухватился за бразды правления, Россия не имела ни минуты свободной, чтобы вздремнуть, чтобы отдохнуть от ратных и гражданский подвигов, от торжеств, побед и славы, от триумфов, завоеваний и приобретений.

"Пирует Петр. И горд, и ясен,
И полон славы взор его,
И царский пир его прекрасен.
При кликах войска своего,
В шатре своем он угощает
Своих вождей, вождей чужих,
И славных пленников ласкает,
И за учителей своих
Заздравный кубок поднимает". - А. Пушкин

Воцарилась Екатерина Вторая и для русского народа наступила новая эра. Тогда в первый раз после царя Алексея появился дух русский во всей своей богатырской силе, во всем своем удалом разгуле. Тогда-то народ русский, наконец, освоившийся кое-как с тесными, несвойственными ему формами новой жизни, притерпевшийся к ним и почти помирившийся с ними, как бы покорясь приговору судьбы неизбежной и непреоборимой - воле Петра, в первый раз вздохнул свободно, улыбнулся весело, взглянул гордо - ибо его уже не гнали к великой цели, а вели с его спросу и согласия, ибо умолкло грозное "слово и дело" и вместо него раздается с трона голос, говоривший: "Лучше прощу десять виновных, нежели накажу одного невинного; мы думаем и за славу себе вменяем сказать, что мы живем для нашего народа; сохрани Боже, чтобы какой-нибудь народ был счастливее российского". Тогда-то и проснулся русский ум. Чудно и дивно было то время, но еще чуднее и дивнее было то общество! Какая смесь, пестрота, разнообразие! Сколько элементов разнородных, но связанных и одушевленных единым духом! Безбожие и изуверство, грубость и утонченность, материализм и набожность, страсть к новизне и упорный фанатизм к старине, пиры и победы, роскошь и довольство, забавы и подвиги, великие умы, великие характеры всех цветов и образов!
И это общество отразилось в литературе; два поэта, разные и неравные по своему творчеству, были выражением этого: песни Державина были символом могущества, славы и счастья Руси; едкие и остроумные карикатуры Фонвизина были отражением понятий и образа мыслей образованнейшего класса людей тогдашнего времени.
Ломоносов был предтечею Державина, а Державин - отец русских поэтов.
Державин - это полное выражение, живая летопись, торжественный гимн веку Екатерины с его лирическим одушевлением, с его гордостью настоящим и надеждами на будущее, его просвещением и невежеством, его эпикурейством и жаждой великих дел, его пирующей праздностью и неистощимой практической деятельностью!
Но,

"Река времен в своем стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей"...
- Г. Державин

И что вся эта бодрственная, полная трудов и деятельности жизнь перед той, для которой снова как бы пробудилась Русь страшным кликом: "Неприятель идет на Москву!?". И что все прежние ее восстания от сна перед тем, которое совершилось при зареве пылающей Москвы - этой очистительной жертвы за спасение целого народа! Это тяжелое испытание было послано внуку Великой.
В истории каждого народа есть темные и светлые страницы и критические моменты, по которым можно судить о силе и величии духа, и чем выше народ, тем грандиознее царственное достоинство его истории, тем поразительнее трагическое величие его критических моментов и выхода из них с честью и славой победы.
В этом году исполняется сто семьдесят лет со дня Бородинской битвы, самим Наполеоном названной битвой гигантов, и которая является одной из заветных страниц истории государства Российского. И вот что повествует участник и очевидец великого дела, автор "Очерков Бородинского сражения" Ф. Н. Глинка:
"Накануне дня Бородинского главнокомандующий Кутузов велел пронести икону Смоленской Божией Матери по всей линии. Это живо напоминало приготовление к битве Куликовской. Духовенство шло в ризах, кадила дымились, свечи горели, воздух оглашался пением и святая икона шествовала. Сама собой, по влечению сердца, стотысячная армия падала на колени и припадала челом к земле, которую готова была упоить до сытости своей кровью. Везде творилось крестное знамение, по местам слышались рыдания... Послышалось: "Орел парит!" Главнокомандующий взглянул вверх, увидал парящего в воздухе орла и тотчас обнажил свою седую голову. Ближние к нему закричали "ура", и этот крик повторился всем войском".
И потом: "Рокот барабанов, резкие звуки труб, музыка, песни и крики несвязные слышались у французов. Священное молчание царствовало в нашей линии. Я слышал, как квартиргеры громко созывали к порции: "Водку привезли: кто хочет, ребята? Ступай к чарке!". Никто не шелохнулся. По местам вырывался глубокий вздох и слышались слова: "Спасибо за честь! Не к тому изготовились, не такой завтра день!". И с этим многие старики, освещенные догорающими огнями, творили крестное знамение и приговаривали: "Мать Пресвятая Богородица! Помоги постоять нам за землю русскую". Живою кистью написаны картины торжественных минут проявления народного духа. Да, "Когда б на то не Божья воля, Не отдали б Москвы!" - М. Лермонтов
Русское творчество в области музыки, поэзии, литературы XVIII и XIX веков было насыщено творениями великих мастеров, гениев и гигантов и обогатило не только русскую сокровищницу, но и мировую культуру.
Стали общеизвестны имена великих композиторов, художников; а русская песня и богатый фольклор очаровывали и очаровывают всех особо.
Поэзия, по стопам поэта-солнца, отличалась высоким строем мыслей и чувств, красотой и умением передать тончайшие оттенки и перемены мыслей и настроений.
Литература, как в зеркальных водах, отображала дух и быт веков: то был плач о земле, то торжество побед; и все изгибы жизни находили свое отражение. Ярко описывался помещичий строй, обличалось крепостное право. "Записки охотника" И. С. Тургенева, великого художника языка русского, были настольной книгой императора Александра Второго и сыграли выдающуюся роль в деле освобождения крестьян.
Гоголь осмеял нравственное обнищание крепостников, их невежество, грубость и пошлость. Но тут же и дивился: "Русь, куда же несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земле, и, косясь постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства".
Мир узнал, прочел, и до сих пор упивается гениальной драмой Льва Толстого "Война и мир".
Великий мыслитель Достоевский бил в набат и предсказывал гибель России, но он же и предрекал ее возрождение.
Мы живем в эпоху Солженицына... Мучительно долго длится темная ночь архипелага ГУЛАГа; по законам бытия должен, непременно должен наступить желанный рассвет и взойти прекрасная заря. И тогда опять народятся таланты и созреют гении, которые скажут словами Пушкина:

"Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв, -
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв".
2 сентября 1982 г.

Гавриил Романович Державин
1743-1816

"Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный
Так! весь я не умру, но часть меня большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
Доколь славянов род
Вселенна будет чтить". - Г. Р. Державин

Двести пятьдесят лет со дня рождения величайшего смелого поэта Екатерининской эпохи.
Биография Державина - увлекательная повесть XVIII века о солдате, благодаря своему поэтическому гению достигшему высших ступеней в государстве, повесть о человеке, страстно воспевшем стремление к справедливости и правде.
Гавриил Романович, потомок татарского рода Багрима, родился в бедной дворянской семье, которая проживала в Казанской губернии. Детство свое будущий поэт провел в провинциальной глуши, о котором с грустью и нежностью пишет он в стихотворении "Арфа".

"Мила нам добра весть о нашей стороне:
Отечества и дым нам сладок и приятен".

Державин, не закончив среднего образования, был призван в Преображенский Гвардейский полк, где и прослужил солдатом больше десяти лет, и лишь только в 1772 году он получает первый офицерский чин, в 1773 году участвует в подавлении Пугачевского бунта.
Стихи Державин начал писать будучи еще в Преображенском полку - "марал стихи при слабом свете полушечной сальной свечки". Первые произведения Державина были подражанием Ломоносову, но гению было не по душе подражание и он идет по своему собственному творческому пути.
Царствует Екатерина Вторая, и для русского народа наступила эра новой, лучшей жизни. Ее царствование - это эпопея, эпопея гигантская и дерзкая по замыслу, величественная и смелая по созданию, блестящая и великолепная по изложению.
Улыбнулся русский народ весело, взглянул гордо - ибо его уже не гнали к великой цели, а вели с его спросу и согласия, ибо умолкло грозное "слово и дело", и вместо него "раздается с трона голос гласящий: "Лучше прощу десять виновных, нежели накажу одного невинного, мы думаем и за славу себе вменяем сказать, что мы живем для нашего народа, сохрани Боже, чтобы какой-нибудь народ был бы счастливее российского".
Тогда-то проснулся русский ум, и вот заводятся школы, издаются необходимые для первоначального обучения книги, переводится все хорошее и ценное со всех европейских языков, Академия наук отправляет многочисленные экспедиции для изучения восточных регионов России, собирается первая русская сокровищница искусства - Эрмитаж.
Такой животворный, яркий, плодотворный век должен был дать поэта - и поэт явился. Дивное явление. Бедный дворянин, почти безграмотный, неразгаданная загадка для самого себя - Державин - это живая летопись, торжественный гимн, пламенный дифирамб века Екатерины. Громозвучные песни Державина были символом могущества славы и счастья Руси.
Ода "Фелица" - одно из лучших созданий Державина - в ней полнота чувства счастливо сочеталась с оригинальностью формы, в которой виден русский ум и слышится русская речь - это гимн просвещенному монарху, обращенный прямо к Екатерине.
Державин был певцом всех замечательных людей, которыми был так богат век Екатерины; его любимыми героями были - Суворов, Румянцев, Потемкин, но лучше всех поэт воспел Потемкина. Ода "Водопад" принадлежит к числу блистательных созданий Державина. Образ водопада - символ времени, уносящего честолюбивые помыслы и всю суету человеческой жизни, навеянная неожиданной смертью Потемкина на дороге, в степи, ода есть поток лирических мыслей поэта о всесильном вельможе. Державин отдает должное его дарованиям, и все ж, говорит поэт, его слава канет в вечность.
В поэтическом творчестве Державина, в его лирическом мире, глубоко индивидуальном - светлом, солнечном, полном энергии и молодости, среди других тем звучали темы и мысли бурного века Просвещения, звучал его критический дух.
Державин не только воспевал Екатеринин век, но с огромной поэтической силой и критиковал его, и эти критические мотивы придавали крылья его поэзии. Предельной резкости и силы голос Державина достигает в патетических стихах "Властителям и судьям". С пафосом ветхозаветного пророка поэт призывает к справедливости представителей высшей власти во всем мире.
Ода "Бог" считалась лучшею не только из од духовного и нравственного содержания, но и вообще лучшею из всех од Державина. Она переведена на все основные языки мира. И до сих пор эта ода не утратила своей полноценности.

"Есть Бог! Я сердцем осязаю
Его присутствие во мне,
Он в истине, я уверяю,
Он совесть - внутрь,
Он правда - вне."

В конце своей жизни Державин встретился с юным Пушкиным в Царскосельском лицее на экзамене. Молодой поэт волновался, прочитал свои "Воспоминания в Царском селе". Державин был в восторге - "он меня требовал, хотел меня обнять...". И потом в "Евгении Онегине" Пушкин опять вспоминает эту знаменательную встречу.

"Старик Державин нас заметил
И, в гроб сходя, благословил".

Державин был певцом века Екатерины, но не будь Екатерины, не было бы и Державина: цветы его поэзии распустились от лучей ее просвещенного внимания. Этому вниманию он был обязан и своею славою: общество знало его имя, и знало, что за стихи дают и золотые табакерки, усыпанные бриллиантами, и чины, и почетные места, делают вельможею бедного и незнатного дворянина.
Тема человека, которому следует утвердить свое человеческое достоинство, а, следовательно, и права, переплеталась с темой служения просвещенному государству. Эта идея патриотически настроенного Державина жила во многих его стихах. В каких бы направлениях ни разрабатывалась эта тема, главное в ней - высокое звание "человек". Даже для царствующей Екатерины не должно быть ничего выше:

"Поднес бы титлы ей священны, она б рекла:
"Я человек".

Державин успел воспеть воцарение Александра Благословенного и многие события его царствования, особенно же 1812-1814 годы. Охваченный патриотическими чувствами после победы над Наполеоном поэт пишет:

"О Росс! О доблестный народ,
Единственный, великодушный,
Великий, сильный, славой звучный,
По мышцам ты - неутомимый,
По духу ты - непобедимый,
По сердцу прост, по чувству - добр,
Ты в счастье тих, в несчастье - бодр".

Грустные стихи, полные глубокого раздумья, написанные Державиным в конце его жизни.

"Река времен в своем стремленье
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей".

Гавриил Романович Державин умер 8 июня 1816 года в своем имении Званке.
Богатырь поэзии по своему природному таланту Державин был блестящею зарею нашей поэзии, а его поэзия - это сама Россия Екатеринина века - с чувством исполинского своего могущества, со своими торжествами и замыслами на востоке, с нововведениями европейскими и с остатками старых предрассудков и поверий - это Россия пышная, роскошная, великолепная, убранная в азиатские жемчуга и камни, и еще полудикая, полуграмотная - такова и поэзия Державина, во всех ее красотах и недостатках.
Поэзия Державина была итогом русской лирики XVIII-го века и предвестником солнца поэзии - Пушкина.
23 октября 1993 год.

А. С. Пушкин в русском самосознании

"Нет! Весь я не умру! Душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья избежит". - А. С. Пушкин

Прошло сто пятьдесят лет со дня напрасной смерти поэта. Но нет счета лет для тех, чей удел бессмертие.
Пушкин стал частицею русской души, он в нашем самосознании. Идут века, но его творения не увядают.
Пушкиным познаем мы тайну нашего языка. Жизнь заставила нас слушать чужой язык и мы познали до глубины, что такое родной язык. Пушкиным мы познали, как мы духовно сильны, всечеловечны. Нет ни единого чувства в мире, чего не охватила бы русская мысль, не облекла бы в родное слово. Пушкин нам дал язык непостижимой силы, величия - язык державный. Мерило нашего языка - Пушкин, он дает нам весь мир мощной стихии языка. Внимая ему, мы как бы слышим: "Помни, какой ты стихии, какого корня! Познай свое место в мире и головы не клони!".
Говорить нам о Пушкине - это значит снова вспоминать сказки, детство, пережить юношество, весеннюю пору своей жизни, неразрывно переплетенную живой гирляндой его неувядаемых стихов. Мы росли и воспитывались на Пушкине и его глазами воспринимали мир и жизнь. Пушкин - эта наша первая и вечная любовь.
Поэма "Евгений Онегин" есть самое задушевное произведение Пушкина, самое любимое дитя его фантазии. Здесь вся жизнь, вся душа, вся любовь его. Здесь его чувства, понятия, идеалы. Оценить это произведение - значит оценить самого поэта во всем объеме его творчества. Не говоря уже об эстетическом достоинстве "Онегина", эта поэма имеет для нас, русских, огромное историческое и общественное значение. Даже и то, что теперь критика могла бы с основанием назвать в "Онегине" слабым или устарелым, даже и то является исполненным глубокого значения, великого интереса. В "Онегине" мы видим поэтически воспроизведенную картину русского общества, взятого в одном из интереснейших моментов его развития. С этой точки зрения "Евгений Онегин" есть поэма историческая в полном смысле слова, хотя в числе ее героев нет ни одного исторического лица.
"Евгения Онегина" мы учили, читали, перечитывали; письмо Татьяны знали наизусть, вместе с ней страдали, проливали девичьи слезы.
Татьяна Ларина - во весь рост портрет настоящей русской женщины. Благородным инстинктом она чует правду и знает, где ее искать. Татьяна - тип положительной красоты, идеал многих поколений. Она апофеоз русской женщины, который с особой силой проявился при последней встрече Татьяны с Онегиным:

"...Вы должны,
Я вас прошу, меня оставить,
Я знаю: в вашем сердце есть
И гордость, и прямая честь
Я вас люблю (к чему лукавить?)
Но, я другому отдана
И буду век ему верна".

Пушкин сроднил нас с няней. Она вырастает в знамении любви, простоты, правды.

"Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня".

История русской литературы отвела почетное место на своих страницах простой крестьянке, няне Пушкина. Простую Арину Родионовну Пушкин сам назвал своим учителем и наставником. Она повела его в народ, к народным истокам русской культуры. Она познакомила его с родной природой, духом и бытом. Из француза сделала его родоначальником русской самобытной культуры. Пушкин показал миру подлинное лицо России, с ее духовной глубиной и красочным бытом, развернув мастерски нарисованные картины ее прошлого, сказочного мира.
Пушкин дает художественные образы великой северной державы. "Медный всадник" воспитывает трепетное чувство восхищения перед величественною красотою Санкт-Петербурга. Читая описания Москвы, проникаешься сердечным влечением к истории московских государей и собирания Руси и, как дивно выражено:

"Москва как много в этом звуке
Для сердца русского слилось,
Как много в нем отозвалось!".

Пушкин оставил нам величественные образы Кавказа и описал ласковые берега Крыма и тихую украинскую ночь. Он дает нам описание снежных метелей, оренбургских степей, говорит о цыганских таборах в Бессарабии. Он учит нас любить ослепительную русскую зиму и красочную золотую осень.
Жизненный опыт и изучение русской истории убедили Пушкина в ясности роли Государей, которым историческое прошлое династии и таинство помазания дают "авторитет и силу несравненную".
Пушкин любил традиции. Мертвые, казалось бы, остатки старины в действительности живут и прочно связывают прошлое, настоящее и будущее. Страницы истории заставляют вникнуть и понять прошлое нации, а могилы предков заставляют чтить семейные традиции:

"Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу -
Любовь к отеческим гробам,
Любовь к родному пепелищу.
Без них нам тесный мир - пустыня,
Душа - алтарь без божества".

Многогранное творчество Пушкина полнее, чем творчество какого-либо из других поэтов. Оно нашло отображение и в русской музыке. Художественные творения Пушкина вдохновляли и продолжают вдохновлять лучших русских композиторов, от современников поэта до наших времен.
Русская опера, высшая форма классического искусства, гордость национальной культуры, во всей силе охватила внутреннюю близость к стилю и вдохновению пушкинских творений, создавая полноту музыкального отображения "души" художественных созданий Пушкина.
Особо "пушкинскими" операми считаются "Руслан и Людмила" Глинки, послужившей путеводной звездой в] дальнейшем развитии русской исторической оперы: "Евгений Онегин" Чайковского, "Борис Годунов" Мусоргского, "Сальери" Римского-Корсакова. Вот где живопись, красочность, драматизм, гибкость и мудрость пушкинского стиха нашли в музыке гениальное воплощение.
То, что эти оперы являются наиболее "пушкинскими" подсказывает нам эстетическое сознание, которое заложено в каждом любящем русское искусство человеке.
Неисчерпаемое богатство пушкинских тем манит, очаровывает и воодушевляет творцов искусства. Как мы богаты Пушкиным!
5 сентября 1987 год.

Тургенев - великое русской культурное наследие

"Да, понял я, что в этот час священный
Природа нам дает таинственный урок -
И голос я внимал в душе моей смущенной,
Тот голос внутренний, святой и неизменный
Грядущего таинственный пророк" - И. С. Тургенев

Творческий девятнадцатый век, "Золотой Век Русской Культуры" дал миру великого классика - Ивана Сергеевича Тургенева, непревзойденного стилиста, мастера языка, слившего в своей прозе книжную культуру русского слова с богатством живой речи.
Иван Сергеевич Тургенев родился 9-го ноября 1818 г. в городе Орле; мать его была урожденная В. П. Лутовинова, отец С. Н. Тургенев, офицер, участник Отечественной войны 1812 г. Детские годы Тургенев провел и воспитывался в имении своей матери, в Спасском-Лутовиновом, в атмосфере дворянского гнезда.
"Вся моя биография в моих сочинениях", - говорил Тургенев. Можно было бы добавить: "...и в воспоминаниях о нем". Неистощим был интерес Тургенева к жизни во всех ее проявлениях; он был связан со своей современностью тысячами нитей. Иван Сергеевич видел Пушкина и Лер- монтова, был в общении с Белинским, сотрудничал в некрасовском "Современнике", гостил в "Ясной Поляне" у Льва Толстого.
Мемуары о Тургеневе - почти единственный источник, иногда противоречивый, знакомящий нас с отдельными периодами его жизни. Так, юношеские годы, обстановка, в которой рос и воспитывался будущий писатель, главным образом, освещены в воспоминаниях приемной дочери Варвары Петровны Тургеневой, В. Н. Житовой, жившей в Спасском-Лутовинове; они повествуют о матери Тургенева (отца он потерял рано), о крепостнических нравах, существовавших в поместье. Из рассказов Житовой возникает образ с молодых лет антикрепостнически настроенного Тургенева, перед глазами которого прошло немало примеров помещичьего самодурства Варвары Петровны. И одно появление Тургенева в деревне водворяло тишину, вселяло уверенность, облегчало всем жизнь - и это, несмотря на его натянутые отношения с матерью, в силу только нравственного его влияния. Окружающие же сознавали, что временная доброта и снисходительность Варвары Петровны поддерживались только редкостью и краткостью свиданий с любимым сыном. Останься он при ней, она бы не выдержала долго, и он только был бы безмолвным и бессильным свидетелем того, что выносить он не мог, а чему помочь был не в силах.
Тургенев продолжал свое образование, с перерывами, за границей; так в Берлинском университете он занимался философией, древними языками, историей, вообще же свободно владел английским, французским, немецким языками и читал по-испански, по-итальянски, по-латыни. В 1842 году Тургенев выдержал в Петербургском университете экзамен на степень магистра философии; совершил еще одну поездку в Германию. По возвращении служил короткое время в министерстве внутренних дел чиновником особых поручений.
Многие годы своей жизни Тургенев прожил за границей в семье знаменитой французской певицы Полины Виардо. Дружеские отношения с ней и ее семьей продолжались в течение всей жизни писателя; привязанность к Виардо во многом объясняет частые поездки, а затем и долгое пребывание Тургенева за границей. Эти отношения, сложившиеся в обстановке устойчивого семейного быта артистки, их длительность, казались психологической тайной, загадкой. Объяснения искали в художнической натуре Тургенева, покоренной редкостным талантом певицы. Тургенев был неизменным участником, а порой и устроителем литературно-музыкальных утренников и вечеров в доме Виардо. В салоне Виардо сосредоточивалось все, что писательский, музыкальный и артистический мир Парижа мог предложить наилучшего; среди утонченной художественной обстановки, наружность Ивана Сергеевича еще больше выделялась своей выразительностью и духовной красотой.
Были надежды на перемены в судьбе Тургенева; он начинал поговаривать о том, чтобы подольше остаться в России, поселиться у себя в Спасском. Молодые интересные женщины гостили в его Дворянском гнезде. Затевались общие литературные предприятия, начинались усовершенствования по усадьбе и школе. Но... достаточно было одного письма "оттуда", как Тургенев бросал все и летел туда, где была Виардо. С тихой грустью признавал он неустроенность личной жизни, и то, что он прилепился к чужому гнезду, от которого не в силах был оторваться.
Цикл очерков "Записки охотника" (1847-1852 гг.) - самое значительное произведение молодого Тургенева. Оно оказало большое влияние на развитие русской литературы, имеющей своим объектом народ и его нужды, и принесло автору мировую известность. Книга была переведена на многие европейские языки и выдержала много изданий в Германии, Франции, Англии и Дании.
Тургеневская концепция народного характера имела большое значение для развития прогрессивной общественной мысли в России. К книге Тургенева обращались передовые люди как к убедительному аргументу в пользу отмены крепостного права. Некролог о скончавшемся в Москве Гоголе (1852 г.) послужил предлогом к ссылке Тургенева правительством в Спасское на полтора года. Время в ссылке проходило в охоте, во встречах с соседями по имению, литературном чтении или просто в беседах и рассказах. В это время были написаны повести: "Муму", "Постоялый двор" и "Фауст".
"Пушкин создал наш поэтический, наш литературный язык, и нам и нашим потомкам остается только идти по пути, проложенному его гением", - говорил Тургенев; и не только говорил, но и сам исполнял этот завет.
Безусловно, в творчестве писателя чувствуется явное продолжение традиций Пушкина, Гоголя, Лермонтова.
Отличительной особенностью тургеневских романов является их сжатость и стройность композиции. Писатель-романист развертывает действие на чрезвычайно малом пространстве, число действующих лиц обычно невелико и строго необходимо для воплощения идейного замысла вещи. Жизнь действующих лиц рисуется, как правило, за короткий промежуток времени. Необычайное искусство ведения рассказа, уменье малыми средствами выразить большое содержание позволяют Тургеневу отразить крупные общественные конфликты в лаконической, строго законченной форме.
Тургенев рассказывает о своих героях, как о людях, близких ему, выхватывает из груди их горячее чувство и с нежным участием, с болезненным трепетом следит за ними, сам страдает и радуется вместе с лицами, им созданными, сам увлекается той поэтической обстановкой, которой любит всегда окружать их.
Близок делается читателю герой романа "Дворянское гнездо", Лаврецкий, ищущий светлых идеалов, жаждущий выучиться пахать землю и обеспечить и упрочить быт крестьян. Образ Лизы окружен светлой поэзией; невозможность личного счастья она понимает как указание пути к высокому служению и уходу в монастырь.
Особое место в творчестве Тургенева занимают женские образы. Красота и обаяние нравственного облика тургеневских девушек с их мечтательными и страстными порывами, в том, что они чисты, цельны и одушевлены высоким стремлением. Ореол какой-то недосягаемости, глубокой грусти окружает их...
"Звезды блещут...
Страстью дивной
Дышит голос соловья...
Выйдь... о, выйдь на звук призывный
Появись, звезда моя!"
Подъем в России за национальную независимость славянских стран против турецкого владычества определил идейное содержание "Накануне". В образе болгарина Инсарова писатель вывел человека с цельным характером, все нравственные силы которого сосредоточены на стремлении освободить свою родину.
"Повесть "Накануне", - отвечал на вопрос одного из друзей Тургенев, - названа мною так ввиду времени ее появления - 1860, за год до освобождения крестьян. Новая жизнь началась тогда в России - и такие фигуры, как Елена и Инсаров являются провозвестниками этой новой жизни".
Роман "Отцы и дети" - вечная тема смены поколений - современниками был принят как борьба идейных направлений, старых принципов и нигилизма. На замечание о том, будто Тургенев не знал, что делать с Базаровым и потому умертвил его, писатель сказал: "Да, я действительно не знал, что с ним делать. Я чувствовал тогда, что народилось что-то новое; я видел новых людей, но представить, как они будут действовать, что из них выйдет, я не мог. Мне оставалось или совсем молчать, или написать только то, что я знаю. Я выбрал последнее".
Глубоким и благородным чувством проникнуты стихотворения "Порог", "Памяти Ю. Н. Вревской", в которых прославляется героический подвиг самопожертвования во имя счастья людей. Эти элегии и стихотворение "Русский язык" можно считать общественным и литературным завещанием Тургенева.
В начале 1882 г. Тургенев тяжело заболел. Мучительны были его почти двухлетние страдания. Но даже в эту пору страданий и тяжелых испытаний не угасла в писателе его могучая творческая сила.
Незадолго до своей смерти, Тургенев в прощальном письме призывает Толстого вернуться к художественному творчеству, он называет Льва Толстого "великим писателем Русской земли".
Скончался Иван Сергеевич Тургенев в Бужевале, около Парижа, 3-го сентября 1883 г. тихо, спокойно.
Множество, множество народ пришло на похороны любимого писателя в Санкт-Петербурге, чтобы проводить в последний путь того, кто нес и проповедовал простые, добрые чувства, в основе которых лежит глубокая вера в торжество света, добра и нравственной красоты.
***
Дивен и прекрасен тургеневский "Весенний вечер"...
"Молчит и млеет лес высокий,
Зеленый, темный лес молчит,
Лишь иногда в тени глубокой
Бессонный лист прошелестит,
Звезда дрожит в огнях заката,
Любви прекрасная звезда,
А на душе легко и свято,
Легко, как в детские года".

Как же можно не любить, не лелеять и не нести свое великое русское наследие?!
29 августа 1978 год.

На страже русского наследия

"Русь, Русь, вижу тебя,
из моего чудного, прекрасного
далека тебя вижу".
Н. В. Гоголь

Русь... древняя, святая, из Киева взявшая свое начало, св. Владимиром крещенная, не тебе ли подобает расстилаться от моря и до моря, чтоб вместить всю землю русскую: поля, тихие долины, зеленые луга; полноводные реки и кристальные озера; леса и рощи, горы с разноцветными камнями; злато, бирюзу. Жива душа твоя и должна ты чуять приближение великого тысячелетия, когда опять ты воспрянешь и уверуешь в свое обновление и возрождение. Чаю твое воскресение, далекая родимая Русь!
1984 год отмечает 175-летие со дня рождения Николая Васильевича Гоголя - великого мастера и художника русского языка. Чудесно словотворчество вдохновенного поэта и его глубокое понимание родной речи.
Предки Гоголя принадлежали к старинному малороссийскому роду, который одно время ополячился, причем, по имени пращура Гоголя, Яна, явилась к фамилии Гоголя приставка - Яновские; но сын Яна был православный, воспитывался в Киевской духовной академии и потом сделался даже священником.
Отец же Гоголя, Василий Афанасьевич, во всех отношениях типичный малоросс, был к тому же малороссийским писателем. Это литературное творчество Гоголя-отца не могло не иметь самого серьезного значения для Гоголя-сына и не могло не вложить и в его творчество богатый запас украинских мотивов.
Гоголь родился 12-го марта 1809 года в Сорочинцах, на границе Полтавского и Миргородского уездов, в имении отца Васильевке. Детство Гоголь провел в малороссийской глуши, под непосредственным влиянием украинской природы и быта, и весь проникся страстною любовью к своей родине, не покидавшей его всю жизнь.
Между тем, как обаятельные красоты украинской природы, народные песни, сказки и легенды обогащали фантазию мальчика и развивали его творческие силы, увлекательные рассказы отца знакомили его с полными потрясающего трагизма преданиями исторического прошлого Малороссии.
Отец часто водил сына к магнату Трощинскому на домашние спектакли и внушил ему страсть к театру, которой был преисполнен сам.
В ином духе было влияние на Гоголя матери, Марьи Ивановны, женщины доброй, мечтательной, преисполненной религиозной экзальтации. Расписывая сыну в самых ярких красках картины Страшного суда, вечных мук, ожидающих людей в загробной жизни, или райские блаженства, она немало содействовала развитию тех крайностей мистицизма, до которых дошел Гоголь впоследствии. Дуалистическая мифология была воспринята Гоголем с детства. Он рос слабым, впечатлительным ребенком, подвергался припадкам кошмаров и с раннего детства боялся смерти и наказания в загробной жизни.
Десяти лет Гоголя отдали в Полтавскую гимназию, но он учился там недолго: его поместили во вновь открытую гимназию высших наук в Нежине, лицей, где он пробыл до июня 1828 года сначала учеником, потом пенсионером.
Мальчик болезненный, шаловливый, насмешливый, ленивый в учении не производил выгодного впечатления ни на сверстников, ни на старших, считающих его шутом, неряхой и лентяем.
Тем не менее, уже в училище обнаружилась природная даровитость Гоголя в расточаемых им направо и налево метких прозвищах, искусном копировании внешности и манер окружающих и забавных проделках, возбуждавших задушевный смех.
В старших классах вокруг Гоголя образовался кружок товарищей. Товарищи выписывали в складчину журнал, издавали и сами рукописный журнал, который Гоголь наполнял своими стихами. Тут обнаружилась привитая отцом любовь к театру. Гоголь много хлопотал об устройстве сценических представлений в стенах лицея, и сам мастерски исполнял роли старух и стариков.
Гоголю было пятнадцать лет, когда умер его отец. Это произвело на него потрясающее впечатление, сразу превратив беспечного мальчика в юношу.
Гоголь серьезно задумался об участи и своей, и всей семьи, сгоряча готов был даже бросить лицей, мечтая заменить отца подрастающим сестрам.
Перед выпуском же из училища Гоголь проникся полными юношеского энтузиазма мечтами всего себя отдать отечеству, рисуя в своем пламенном воображении высокое и широкое гражданское поприще; и надо полагать эти мечты были не одной заносчивостью юноши, избалованного домашним обожанием, но и смутным предчувствием гения о том, что ему суждено совершить нечто великое.
После окончания курса и отдыха дома, в декабре 1828 года Гоголь отправился в Петербург с гордыми мечтами, но скромными познаниями, вынесенными из лицея, с патриархальным мировоззрением, пламенным романтиком в духе Марлинского, со стихотворной идиллией в чемодане под заглавием "Ганс Кюхельгартен" и массой рекомендательных писем.
Петербург холодно встретил мечтателя. Рекомендательные письма остались без всякого существенного результата. Пришлось узнать нужду, отходить всю зиму в летней шинели, отказывать себе в любимейшем удовольствии, в театре.
Тщетно Гоголь переходил от одной попытки устроить свою карьеру к другой. Тяжкие охлаждающие опыты, вынесенные им из первых лет пребывания в столице, заставили его спуститься из заоблачных высот сентиментального романтизма на почву живой действительности.
Тоска по родине, обостряемая сумраком и холодом петербургского неба, скукою жизни впроголодь и мертвящим канцелярским трудом привели Гоголя к тому, что в особенном поэтическом ореоле начала представляться ему благословенная Украина, и вот он решается воспроизвести ее во всей обаятельной и чарующей поэтичности.
С этой целью Гоголь обратился к матери о присылке ему сведений о малороссийских обычаях, преданиях, костюмах, "записок, веденных предками какой-нибудь старинной фамилии, рукописей стародавних" и пр. Все это были материалы для задуманных им повестей из малороссийского быта.
Знакомство с Жуковским, которому очень полюбился благочестивый юноша с его идеальными взглядами на искусство, произвело полный переворот в жизни Гоголя.
До того времени он вращался исключительно в кружке своих земляков, таких же бедняков, как он сам. Теперь же у Жуковского и в тех домах, где давал уроки, он приобрел знакомство с избранными литераторами и великосветскими семьями.
Но самым главным, наиболее ценным и благотворным, было знакомство и сближение с Пушкиным, влияние которого на Гоголя было громадно. Гоголь поклонялся и благоговел перед ним, считая его своим учителем, которому он был обязан своей славой, всеми успехами в своей литературной деятельности, более же всего тем серьезным взглядом на искусство как на служение родине, который он исповедовал всю свою жизнь, и теми тщательными обработками, каким он подвергал каждое свое произведение.
Пушкин первый понял и оценил его талант столь высоко, что, как известно, поделился с ним сюжетами "Ревизора" и "Мертвых душ", которыми сам думал воспользоваться.
Под влиянием корифеев русской поэзии умственные горизонты Гоголя сразу расширились; у него явилось стремление пополнить пробелы скудных знаний, вынесенных им из лицея. Вместе с тем, и художественное творчество, поощряемое советами и одобрениями старших собратьев, с каждым годом начало все более и более расцветать, развиваться и приобретать ту ширь и глубину, которые поставили Гоголя в ряды первейших русских классиков.
***
Гоголь сделался известен своими "Вечерами на хуторе". Это были поэтические очерки, полные жизни и очарования. Это была поэзия свежая, упоительная, как сама юность. "Арабески" и "Миргород" носят на себе все признаки зреющего таланта. "Тарас Бульба" - это художественная картина Запорожской Сечи, "того гнезда, откуда вылетали те гордые и крепкие, как львы", - вот основная идея поэмы Гоголя.
Бульба является у него представителем этой жизни, идей этого народа, выразителем этого широкого размета души. Бульба любил свою родную Украину и ничего на знал выше и прекраснее удалого казачества, потому что чувствовал и то и другое в каждой капле своей крови.
Бульба был православным по преданию, в самом отвлеченном смысле, редко видел церковь Божию и в правилах жизни своей руководствовался обычаями и собственными страстями.
Это лицо трагическое, и доля юмора только придает законченность художественному образу. Грозна фигура старого фанатика, совершившего страшную тризну в память сына, наконец, это омертвение могучей души, оглушенной двукратным потрясением: "Остап мой, Остап мой! Перед ним сверкало и расстилалось Черное море; в дальнем тростнике кричала чайка; белый ус его серебрился, и слезы капали одна за другой...". И это бесконечно-знаменательное: "Слышу, сынку!" и вторая страшная тризна мщения за второго сына, кончившаяся смертью мстителя.
Юмор Гоголя носит свой особый характер; юмор спокойный, простодушный, светлый, над которым смеялся Пушкин, озаряет "Вечера", а в дальнейших творениях смех растворен горечью, ибо этот юмор не щадит ничтожества, не скрывает и не скрашивает его безобразия.
Сила художественного таланта Гоголя создала особого черта, над которым надо было бы посмеяться, но страшно делается от убедительных красок и хочется откреститься от наваждений и нечистых сил.
Отличительный характер повестей Гоголя составляют - простота вымысла, народность, совершенная истина жизни, оригинальность и комическое одушевление, всегда побеждаемое глубоким чувством грусти и уныния. Причина всех этих качеств заключается в одном источнике: Гоголь - поэт, поэт жизни действительной.
В 1836 году "Ревизор" был готов к постановке на сцене. Немалых хлопот и неприятностей стоила Гоголю постановка в Александрийском театре. Пьеса не была бы допущена на сцену, если бы не понравилась Государю Николаю Павловичу и он сам не разрешил бы ее. При всем успехе пьесы, публика отнеслась к ней далеко не единодушно. Одна молодежь приветствовала ее восторженно. Чиновный же люд не переставал после каждого ее представления выражать сильное негодование.
И еще бы: пьеса попала не в бровь, а в самый глаз чиновничества того времени. Недаром Император, присутствовавший на первом представлении, заметил: "Ну, пьеса! Всем досталось, а больше всех мне!".
Пьесу ругали, хотя жадно посещали каждое представление; Гоголь был ошеломлен и подавлен и с грустью воскликнул, придя как-то из театра: "Господи Боже! Ну, если бы одни, два ругали, ну и Бог бы с ними, а то все, все!"
Измученный, потрясенный всеми этими впечатлениями, в июне 1836 года Гоголь отправляется заграницу, чтобы рассеяться, укрепиться телом и духом, а главное, в "прекрасном далеке" от родины, сделавшейся особенно милой ему на чужбине, приняться за новый задуманный им обширный труд, - создание "Мертвых душ".
Сильно потрясло и опечалило Гоголя известие о смерти Пушкина.
"Мертвые души" - это вершина творчества Гоголя, творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни. Этот русский дух ощущается и в юморе, и в иронии, и в выражениях автора, и в размашистой силе чувств. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!
Освежительными волнами охватывают душу читателя отступления, как, например, там, где Гоголь говорит: "Везде хоть раз встретится на пути человеку явление, непохожее на все то, что случалось ему видеть дотоле, которое хоть раз пробудит в нем чувство, непохожее на те, которые суждено ему чувствовать всю жизнь; везде поперек каким бы то ни было печалям, из которых плетется жизнь наша, весело промчится блистающая радость, как иногда блестящий экипаж с золотой упряжью, картинными конями и сверкающим блеском стекол вдруг неожиданно промчится мимо какой-нибудь заглохнувшей бедной деревушки, не видавшей ничего, кроме сельской телеги - и долго мужики стоят, зевая с открытыми ртами, не надевая шапок, хоть давно уже унесся и пропал из виду экипаж...".
Таких мест в поэме много - всех не выписать.
В "Мертвых душах" Гоголь исчерпал всю силу своего дарования и лучшего, светлого, обещанного второго тома создать не смог; и в мучительном порыве решается на величайшую для писателя жертву: он сжег рукопись своего многолетнего труда.
Последние годы жизни Гоголя, полные душевного смятения и безуспешного стремления облечь свой художественный дар в христианские начала, были годами тяжелых и мучительных перерывов в его творчестве.
То, что Гоголь оставил грядущим поколениям, есть великое наследие, перлы русской литературы.
Имя Гоголя недаром ставят рядом с именем Пушкина. Оба они оказали русской литературе одну и ту же великую услугу, трудясь над одним и тем же делом, которое Пушкин начал, а Гоголь довершил. Дело это заключалось в полном отрешении литературы от всех ложноклассических и романтических традиций и утверждении ее на почве реализма.
Гоголь является родоначальником натуральной школы и призывает к жизни и творчеству новое поколение поэтов и писателей. "Мы все вышли из гоголевской "Шинели"", - говорил Достоевский. Творчество Гоголя очевидно и у Тургенева, Гончарова, Аксакова, Льва Толстого, Лескова и Чехова.
Прекрасен лиризм Гоголя... Описывает ли он южную красоту - сколько упоения, восторга в его описании! Описывает ли он красоту своей родной, своей возлюбленной Малороссии - это сын, ласкающийся к обожаемой матери! А описание безбрежных степей днепровских - какая широкая, размашистая кисть! Какой разгул чувства! Какая роскошь и простота в этом описании. Степи, степи, как вы хороши у Гоголя! Какая дивная майская ночь и как чуден Днепр при тихой погоде...
Нельзя не чуять сердцем и не любить этого великолепного наследия.
1 сентября 1984 год.

Неугасимое творчество

"Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой..."
"Про славу русския земли
Бряцайте струны золотые..."
- А. С. Пушкин

День Русской Культуры - какое глубокое значение в этом парадном торжестве и как отрадно и радостно знать, что в эти дни благовести, в преддверии 1000-летия Крещения Руси, жива и несется эта дивная традиция.
В этот день мы все преисполнены гордостью и сознанием принадлежности к вековому, великому; сознаем всем своим помыслом и существом, что вынесли с собой многовековую культуру - святое Православие, историю земли русской; богатую величественную литературу - произведения великих классиков, подаривших не только Руси, но и всему миру творения неисчерпаемой глубины и красоты, примеры святости, веры в торжество правды.
Чинно, с радостным трепетом притрагиваемся мы к сокровищнице Русской Культуры, чтобы любовно перебрать, как драгоценные жемчуга и алмазы, наши дивные ценности; и блещут и сияют своею многогранностью, переливами тонов и красок, неописуемой красотою эти заветные сокровища.
Невозможно исчислить неисчислимых красот созданий русского творчества, они разнообразны, как русская вековая история, русский быт и душа.
И может вот эта зачарованность, влюбленность во все сказочное и красивое и помогает нам отстаиваться во всех русских бедах.
***
Среди гениев и корифеев, творцов бессмертных произведений, особо близких сердцу - Пушкин, Глинка, Чайковский.
Александр Сергеевич Пушкин - поэт русский, в сильных и мощных песнях которого впервые пахнуло веяние жизни русской; игривый и разнообразный талант, которого так любила и лелеяла Русь, к гармоническим звукам которого она так жадно прислушивалась и на которые отзывалась с такою любовью, лучезарно озарил творческий путь грядущих поколений.
В русском искусстве XIX века гений Михаила Ивановича Глинки возвышается рядом с гением Пушкина. Они были современниками и принадлежали к одному и тому же поколению, давшему так много замечательных имен русскому искусству, русской литературе и русской мысли. Во многих отношениях Глинка имеет в русской музыке такое же значение, как Пушкин в русской поэзии. Оба великие таланты, оба родоначальники нового художественного творчества - оба глубоко национальные, черпавшие свои великие силы прямо из недр своего народа; оба создали новый Русский язык - один в поэзии, другой в музыке.
Разнообразное по жанру вокальное творчество Глинки бесценный вклад его в область русской романсово-песенной лирики. Первым из русских композиторов он достиг высокого слияния музыки и текста в единое поэтическое целое, охватывающее широкий круг человеческих переживаний, облаченное в гармонически стройную форму, оно созвучно лирической поэзии Пушкина, и не случайно лучшие из романсов Глинки положены были им на стихи великого поэта.
Четко сформировался взгляд композитора на задачи оперного искусства. Плодом его творческих размышлений стала "Жизнь за Царя" - первая русская классическая опера.
Свою вторую, на этот раз "волшебную" оперу "Руслан и Людмила", произведение не менее монументальное, Глинка написал на сюжет фантастической поэмы - очаровательной, всеми любимой сказки Пушкина.
"Руслан и Людмила" Пушкина - первое крупное произведение автора, которому ко времени окончания поэмы не исполнилось еще двадцати одного года и очаровательная ирония, составляющая одну из главных прелестей ее языка, воспринимается поэтому не только как проявление блестящего остроумия, свойственного дарованию Пушкина, но и как невольная дань возрасту поэта.
"Руслан и Людмила" Глинки - это произведение зрелого композитора, со сложившимися взглядами и вкусами, давно осознавшего серьезность стоящих перед ним задач, автора оперы "Жизнь за Царя".
Как и поэма Пушкина, опера Глинки играет всеми красками волшебного и реального, лирического и героического, простого и изысканного. "Руслан и Людмила" Глинки - это стройное, цельное произведение, в совершенных музыкальных формах еще раз показавшее людям всю неувядаемую прелесть юношеской поэмы-сказки Пушкина. И вечным памятником гениальному поэту звучит в интродукции оперы песня Баяна "Есть пустынный край...".
Героически-эпический характер оперы, монументальность ее формы, роль в ее драматургии музыкального контраста славянских и восточных образов - все эти стилистические признаки "Руслана и Людмилы" Глинки легли в основу оперы Бородина "Князь Игорь", оперы-былины Римского-Корсакова "Садко"; и послужили путеводной звездой в дальнейшем развитии русской исторической оперы в творчестве Мусоргского, Бородина, Чайковского, Римского-Корсакова, Аренского вплоть до Прокофьева.
***
Имя Петра Ильича Чайковского стало эпохой в мировом развитии музыки, ценнейшим русским вкладом в нее, одним из проявлений неистощимой художественной одаренности великого народа и его вековой культуры.
Вся жизнь Чайковского - подвиг во славу родного искусства. Великий продолжатель народных традиций великого Глинки в своей музыке, он страстно и убежденно распространял его произведения, утверждая, что Глинка - "настоящий творческий гений", который вывел русское искусство на мировую арену и стал в один ряд с Моцартом и Бетховеном. Уже в первых своих музыкально-критических статьях Чайковский указал на творчество Глинки, как на краеугольный камень русской музыки.
Любовь к музыке Глинки и преклонение перед его гением сблизили Чайковского и петербургских композиторов - членов "могучей кучки". Следуя заветам Глинки, они в своем творчестве шли разными путями к одной цели - созданию русского симфонизма. Именно благодаря их общим усилиям к концу девятнадцатого века в России сложилась национальная симфоническая школа со своими коренными традициями, уходящими в глубинное народное искусство.
Сотни книг на разных языках написаны о Чайковском - это рассказы о жизни и творчестве композитора, исследования его музыкального стиля и языка.
Раскрывая многосторонние связи музыки Чайковского с фольклором, исследователи указывают на исключительное разнообразие претворенных композитором интонационных истоков: русского, украинского, польского, итальянского, французского народного творчества. При этом, с какой бы фольклорной сферой ни соприкасался в своих произведениях композитор, он оставался подлинно национальным.
Чайковский считал, что ценность любой национальной культуры возрастает по мере ее доступности всем народам. Его же собственная музыка, завоевав мировое признание, стала подлинно Вселенной.
Музыка Чайковского учит пониманию прекрасного в жизни, в природе, в искусстве. И в этом - залог ее вечности и неувядающей прелести.
***
И знаем мы, что немыслимо отмахнуться от всего этого, забыть, дать зачахнуть тому, что создавалось веками - культура вечна, она жива и живет в нас.
Да усладится наше эстетическое чувство выбранными примерами из неугасимого творчества русских гениев.
3 сентября 1986 год.

Михаил Юрьевич Лермонтов - мятежный поэт
К 150-летию со дня кончины поэта

"Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой,
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой"
- М. Ю. Лермонтов

Прекрасно утверждение некоторых литературоведов, что если бы Лермонтов написал только одного "Ангела", то и тогда бы заслужил бессмертие. Поэт же оставил грядущим поколениям многогранное, дивное наследие; слог его творений - то блеск молнии, то удар меча, то рассыпающийся по бархату жемчуг.
Михаил Юрьевич Лермонтов родился в Москве 2 октября 1814 года. Отец поэта, Юрий Петрович, происходил от древнего шотландского рода Лермонт, восходящего к XI веку. В XVII веке в смутные времена Шотландии один из Лермонтов оставил родину и выехал сначала в Польшу, а потом в Россию, и в 1621 году Царь Михаил Феодорович дарит его восемью деревнями и пустошами - незаселенной, невозделанной землей в Галицком уезде, "указав" ему обучать рейторскому строю новокрещенных немцев старого и нового выезда, равно и татар. Мало-помалу род захудал, и в отце поэта, Юрии Петровиче Лермонтове, перед нами уже бедный и нечиновный офицер, которому для помещения сын. в университетский пансион приходится хлопотать о признании за ним дворянского достоинства.
Елизавета Алексеевна Арсеньева, бабушка и воспитательница поэта, происходила из древней дворянской семь: Столыпиных. Ее дочь Мария, несмотря на протесты матер и родных, добилась согласия на брак с Юрием Петровичем. Скоро она горько разочаровалась в своем выборе и слегла в злейшей чахотке, от которой скончалась в 1817 году, оставив на руках матери своего трехлетнего сына. Юрий Петрович, к которому Е. А. Арсеньева всегда относилась с нелюбовью, через девять дней после смерти жены уехал в свое имение. Маленький Миша всецело перешел на попечение глубоко привязавшейся к нему бабушки.
Особенною чертою воспитания, которое получил Лермонтов, была та, что все ходили кругом да около Мишеньки. И это, разумеется, не осталось без влияния на его характер. Будущий поэт рос болезненным мальчиком. Лишенный возможности развлекаться обычными забавами детей, он начал искать их в самом себе - он научился думать. Воображение стало для него новой игрушкой.
Чтобы наладить здоровье внука, Арсеньева возила его на кавказские воды, и в 1825 году, на одиннадцатом году жизни, он увидел Кавказ. Как потрясающе подействовала на него кавказская природа видно из его юношеских и поздних стихотворений, в которых он неоднократно обращался к Кавказу, к его "синим горам", "взлелеявшим его детство", к воздуху там "чистому, как молитва ребенка", к его людям "вольным, как птицы".
В эти же годы, и именно на Кавказе, в Лермонтове сказалось раннее развитие страстей. Он полюбил, и полюбил так страстно, что воспоминание об этом чувстве, удивившем позже его самого, осталось в нем навсегда.
Воспитание поэта продолжалось при помощи французских гувернеров и между ними был полковник наполеоновской гвардии Жанро, попавший в 1812 г. в плен и оставшийся в России. Этот тот Жанро, вероятно, своими рассказами поведал многое своему воспитаннику, что позднее нашло отражение в его творчестве.
В 1828 году Е. А. Арсеньева переезжает в Москву, чтобы поместить внука в университетский пансион. И здесь появляются его первые поэтические опыты, которые заключались в переписывании и переделывании произведений любимых авторов, преимущественно Пушкина и Жуковского.
В 1830 году Лермонтов поступает в Московский университет на словесное отделение, где пробыл только два года, которые оказались плодотворными для его литературной деятельности. К этому периоду относятся некоторые из лучших его лирических стихотворений:

"По небу полуночи ангел летел,
И тихую песню он пел;
И месяц, и звезды, и тучи толпой
Внимали той песне святой".

А так же "Парус" и несколько крупных его произведений - "Странный человек", "Ангел смерти", "Измаил Бек".
В 1832 году Лермонтов уезжает в Санкт-Петербург и после неудачной попытки попасть в университет поступает в школу кавалерийских юнкеров. Двухлетнее пребывание в юнкерской школе среди товарищей, проводивших свои досуги в кутежах и разгуле, в которых и Лермонтов принимал участие, отразилось как на развитии его личного характера, так и на его поэтическом творчестве. И все же, иногда он забивался в пустые комнаты школы и там в полном уединении писал, отдаваясь свободному полету своей поэтической фантазии. Там была написана им поэма "Хаджи-Абрек".
В 1834 году Лермонтов был произведен в корнеты Лейб-гусарского полка. Приблизительно в это же время он успел закончить "Демона", поэму "Боярин Орша", повесть "Казначейша" и драму "Маскарад".
***
Печальный и скорбный 1837-й год в истории русской литературы. Трагическая смерть Пушкина взволновала всю мыслящую Россию и дала совершенно новое направление всей жизни и деятельности Лермонтова. Под влиянием глубокого и искреннего чувства он пишет известное стихотворение "На смерть Пушкина", блещущее несравненной красотою грустного вдохновения, силою пламенного негодования. Добавленные заключительные строфы: "А вы, надменные потомки..." не могли понравиться влиятельным сферам, против которых они были направлены, и за это Лермонтов был переведен прапорщиком в Нижегородский драгунский полк на Кавказ.
История со стихами на смерть Пушкина доставила Лермонтову всеобщую известность, познакомила читателей с его удивительным дарованием, так что его сразу же многие стали считать преемником Пушкина, а некоторые неблагожелательные критики счастливым подражателем.
Но нет двух поэтов столь существенно различных, как Пушкин и Лермонтов. Пушкин - поэт внутреннего чувства души, Лермонтов - поэт беспощадной мысли-истины. Пафос Пушкина заключается в сфере самого искусства, как искусства; пафос поэзии Лермонтова заключается в нравственных вопросах о судьбе и правах человека. Пушкин лелеял всякое чувство и ему было любо в старых преданиях; встречи с демоном нарушали гармонию его духа и он боялся этих встреч. Демон не путал Лермонтова - он был его певцом. После Пушкина ни у кого из русских поэтов не было такого стиха, как у Лермонтова и, конечно, он обязан им Пушкину; и все же у Лермонтова свой своеобразный, особый стих.
Лермонтов назвал себя поэтом "с русской душой". Автор "Отчизны", сумевший с такой искренностью и простотой выразить свою любовь к родине, к которой его привязывала не "слава, купленная кровью", но "ее полей холодное молчание", "дрожащие огни печальных деревень", "изба, покрытая соломой", на которые он смотрел "с отрадой многим незнакомой" и "в праздник вечером росистым смотреть до полночи готов на пляски с топаньем и свитом, под говор пьяных мужиков".
Такой поэт должен был таить в себе зачатки того литературного направления, которое поставило бы его лицом к лицу с жизнью многомиллионного русского народа и открыло бы ему новые и богатейшие источники художественного творчества.
Из того же самого духа поэта выходят дивные стихи "Когда волнуется желтеющая нива", "Ночь тиха", "В минуту жизни трудную" - эти молитвенные, елейные мелодии надежды, примирения и блаженства в жизни самой жизнью.
***
Первая ссылка Лермонтова на Кавказ была непродолжительна; по хлопотам бабушки он был возвращен в гвардию, а потом в 1838 году опять в Лейб Гв. Гусарский полк. Лермонтов серьезно думал выйти в отставку, но родные удерживали его от этого и для него вновь началась светская, по наружности, рассеянная, пустая жизнь, среди которой, однако, из-под его пера выливались грандиозные, мощные произведения.
В начале 1840 года на одном великосветском балу Барант, сын французского посланника в Санкт-Петербурге, из-за предпочтения, оказанного Лермонтову хозяйкой дома, сказал ему, что не будь он в России, он бы сумел с ним посчитаться. Лермонтов, естественно, ответил, что и в России он к его услугам. Состоялась дуэль. Позднее Лермонтов показал, что стрелял в сторону.
Это показание, дошедшее до Баранта, обидело его. Тогда Лермонтов устроил свидание с ним на гауптвахте и объяснение удовлетворило Баранта. Но это самовольное свидание с Барантом было поставлено Лермонтову в вину и он снова был переведен на Кавказ. Приехавши на место назначения, Лермонтов участвовал в экспедиции против чеченцев в сражении, описанном им в стихотворении "Валерик".
В конце того же года Лермонтову было разрешено на несколько месяцев приехать в Санкт-Петербург, где блистая в свете и наслаждаясь всеобщим вниманием, проводит отрадные и приятные дни.
Перед последним отъездом на Кавказ Лермонтов побывал в родной Москве, и видел он ее в последний раз. И теперь "Панорама Москвы" звучит как завет грядущим поколениям. "Что сравнить с этим Кремлем, который, окружаясь зубчатыми стенами, красуясь золотыми главами соборов, возлежит на высокой горе, как державный венец на челе грозного владыки?! Он - алтарь России. Нет, ни Кремля, ни его зубчатых стен, ни его темных переходов, ни пышных дворцов описать невозможно. Надо видеть, видеть... надо чувствовать все, что они говорят сердцу и воображению".
Возвратившись на Кавказ, Лермонтов под предлогом плохого здоровья остается на некоторое время в Пятигорске; часто посещал дом генеральши Верзилиной, где собиралась военная молодежь, привлекаемая дочерьми гостеприимной хозяйки. Здесь Лермонтов и познакомился с майором Мартыновым.
Лермонтов, вообще любивший высмеивать окружающих, не раз отпускал едкие остроты по адресу Мартынова; произошло неприятное объяснение и дуэль была решена.
15-го июля 1841 года между горами Машуком и Бештау Лермонтов и Мартынов встретились у барьера. Когда секунданты скомандовали сходиться, то Лермонтов остался неподвижным на месте. Мартынов же быстро направился к барьеру и так долго целился, что секунданты закричали ему: "Стреляйте или мы вас разведем!".
Мартынов выстрелил, пуля попала Лермонтову в правый бок, которым он был обращен к Мартынову, и, пронизав всю грудь, вышла из левого бока.
Лермонтов был убит наповал, "в его груди, дымясь, чернела рана и кровь лилась хладеющей струей".
137 Россия потеряла одного за другим своих двух гениев; творения же их живы и как драгоценнейшие сапфиры, жемчуга и алмазы блещут в сокровищнице русской культуры.
И перебирая... "Бородино" - непревзойденный шедевр - ну, кто не знает этой песни, кто ее не певал и в наши дни?! Бесхитростный солдатский рассказ с простонародными оборотами речи: "полковник наш рожден был хватом", "уж мы пойдем ломить стеною", "постой-ка, брат мусье!". Ответ старого воина - эта мысль-жалоба на настоящее поколение, дремлющее в бездействии - "Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя; богатыри - не вы!" и трогательное смирение простого верующего русского человека "когда б на то не Божья воля, не отдали б Москвы".
В мир старины уводит нас поэма "Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова" и ясно встает художественный портрет Иоанна Грозного - взгляд очей его - молния, звук речей его - гром небесный, порыв гнева его - смерть и пытка, но сквозь все это, как молния сквозь тучи, блеснет величие падшего, искаженного, но сильного по своей природе духа.
Основная идея песни - смирение сильного и правого человека перед судом высшим, может и не справедливым, но неизбежным. Смирение, с каким волевой Калашников переносит свою участь, является христианским преклонением пред судом Божиим и царевым; когда Грозный спрашивает Калашникова "вольной волею или нехотя ты убил насмерть моего верного слугу - бойца Кирибеевича?", - Калашников твердо ему отвечает:

"Я скажу тебе, православный царь,
Я убил его вольной волею."

Тут Калашников мог бы еще спасти себя ложью, но для этой благородной души дважды так страшно потрясенной - и позором жены, разрушившим его семейное блаженство, и кровавой местью врагу, не возвратившей ему прежнего счастья - для этой благородной души жизнь уже не представляла никакой ценности, а смерть казалась желанной для уврачевания неисцелимых ран.
В этой поэме поэт вошел в царство народности, как ее полный властелин, и, проникнувшись ее духом, слившись с нею, создал художественное произведение во всей полноте, во всем блеске жизни, воскресившее не только быт времен Иоанна Васильевича, но и самого Грозного.
Пушкин увековечил Бориса Годунова; в поэме Лермонтова монументальный образ Грозного вылит из гранита или малахита.
Но, "темной старины заветные предания" не нарушали в Лермонтове "отрадные мечтания", ибо всем своим существом он был прикован к современной действительности. Жажда бытия, жажда живого дела во имя высокого идеала держала в постоянном напряжении пламенную энергию поэта и приводила в движение все силы его мятежного духа. Истинный творец, повинуясь голосу внутреннего вдохновения, создает, неустанно творит, когда "диктует совесть, пером сердитый водит ум". И выходят из-под пера бессмертного перлы русской поэзии.
***
Кавказ взял полную дань с музы великого поэта. Кавказ делается его поэтической родиной, пламенно любимой им; на недоступных вершинах, венчанных вечным снегом, находит он свой Парнас; в его свирепом Тереке, в его горных потоках, в его преданиях черпает творец вдохновение, жизненный пейзаж и художественную законченность таким творениям, как "Демон", "Мцыри", "Боярин Орша", "Герой нашего времени". Красоты дикой природы, картины которой поэт воспроизводил с несравненной силою и ослепительным блеском, гармонировали с порывами его неугомонного и беспокойного духа. "Печальный Демон, дух изгнания Летал над грешною землей..."
Героя одноименной поэмы Лермонтова можно назвать его любимым детищем; над поэмой он трудился много, много лет и она блещет роскошью картин, богатством поэтического вдохновения, всею мощью таланта поэта. С каким волнением и жадностью читали мы в нашем детстве и юношестве "Демона"! - "Я тот, которого никто не любит, и все живущее клянет...". А страшные слова обольщения "чертоги пышные построю из бирюзы и янтаря; я опущусь на дно морское, я полечу за облака, я дам тебе все, все земное - люби меня!".
И дальше с благодатным чувством впитываем в себя:

"И ангел строгими очами
На искусителя взглянул,
И, радостно взмахнув крылами,
В сияньи неба потонул."
И дух изгнания был поражен:
"И проклял Демон побежденный
Мечты безумные свои,
И вновь остался он, надменный,
Один, как прежде, во Вселенной
Без упованья и любви".

***
Читая и перечитывая творения Лермонтова - дивишься богатству его наследия.
Через столетия сохранилась свежесть стиха, многогранный блеск творчества; горный Кавказ, "изба, покрытая соломой", несокрушимая сила и мощь духа, смирение жалоб, елейное благоухание молитвы, пламенное, бурное одушевление, тихая грусть, вопли гордого страдания, пламенная вера, муки душевной пустоты; демон - падший дух изгнания, ликующий ангел - все, все есть в творчестве мятежного поэта.
Поэзия Лермонтова является ярким выражением тех общих и вечных стремлений человеческого духа, которые обеспечивают ей место среди неумирающих памятников художественного мира; для творца же ее она служит прекрасным воплощением гордой пророческой мечты о бессмертии, всегда одушевлявшей самобытного и многогранного поэта.
Июль 1991 год.

Кольцов Алексей Васильевич

"В стройных звуках
Льются песни
Гармонической волной.
По душе волшебно ходят
И проходят с быстротой"
- А. В. Кольцов

1984 год отмечает 175-летие со дня рождения Алексея Васильевича Кольцова - художника русской песни, народного поэта.
Кольцов происходил из довольно зажиточной мещанской семьи города Воронежа. Отец его, Василий Петрович, был прасол, торговавший скотом в степной части Воронежской и соседних губерний. Строгого нрава, суровый и сосредоточенный, он в то же время обладал страстной, увлекающейся натурой, не ограничивался одним прасольством, а брался за разные дела: арендовал земли для посевов хлебов, скупал рощи на сруб, торговал дровами и пр. Он пользовался общим уважением и кредитом, хотя был малограмотный. Жена же его, Прасковья Ивановна, была и совсем неграмотна. Вот в этой старого домостроя семье и родился Алексей Васильевич.
Условия детства были мало благоприятны для развития тихого, флегматичного мальчика. В семье, знавшей один строгий закон - закон властелина дома, только мать поэта, умевшая ладить с мужем, могла оказать на ребенка более благоприятное влияние.
Учить мальчика грамоте начали, когда ему минуло девять лет. Для этого был приглашен семинарист. Кольцов учился прилежно и через год поступил в уездное училище, в котором он пробыл всего два года. Отец взял его домой, решив, что пора приучать мальчика к торговому делу. Понятно, что два первых класса уездного училища немного могли дать Кольцову - всю жизнь орфография у него хромала. Первые прочитанные им книги были сказки, покупаемые у коробейников. От сказок Кольцов перешел к романам, которые доставал у товарищей.
Взявши сына из училища, отец заставил его пройти всю торговую иерархию: сначала мальцом, потом молодцом, наконец приказчиком, а потом и помощником отца. Кольцов ездил с отцом в степь для надзора за скотом, а зимою с приказчиками для задора и продажи товара. Юноше нравились эти поездки. Между тем степная природа и близость к народу навевала на поэта те образы и мотивы, которые он впоследствии воспроизвел в своем творчестве. Городские впечатления также оказывали влияние на его умственное развитие,
В 1825 году Кольцов купил на базаре стихотворения Дмитриева, начал читать в первый раз в жизни стихи и пришел в такой восторг, что бросившись в сад, начал там распевать их, думая, что стихи не иначе как только распеваются.
Воронежский книготорговец Кашкин, будучи довольно образованным человеком, оказал сильную поддержку начинающему поэту своими дельными советами и безвозмездным предоставлением своей библиотеки. Вот тогда-то Кольцов и приобщился к произведениям Жуковского, Дельвига, Козлова, Пушкина. Между тем домашние дела его шли своим чередом. Проза жизни сменяла поэтические сны, он не мог вполне предаться ни чтению, ни фантазии. И кочевая жизнь, и сельские картины, и несчастная потерянная первая любовь, и литературные мечтания попеременно занима- ли, тревожили его, все разнообразные чувства и впечатления лежали бременем на этой неопытной душе: она не могла похоронить их в себе, и в то же время не находила формы, чтобы дать им внешнее бытие.
К концу двадцатых годов относится благотворное для Кольцова сближение с Андреем П. Сребрянским, одаренным большими способностями, даром слова и поэзии ему принадлежит известная песня "Быстры, как волны, дни нашей жизни".
Счастливые обстоятельства сблизили поэта в это время с человеком, давшим Кольцову не менее, чем Сребрянский. Это был блестящий по уму и способностям, хорошо образованный и влиятельный среди московской учащейся и мыслящей молодежи, Николай Владимирович Станкевич, сын воронежского помещика. Знакомство с ним состоялось при замечательных обстоятельствах.
У отца Станкевича был винокуренный завод, на который просолы пригоняли скот для корма бардою. Однажды слуга Станкевича, замедлив явиться к барину, оправдался тем, что вновь прибывший прасол за беседой читал им такие песни, что они все заслушались и не было мочи отстать. Станкевич заинтересовался, призвал к себе Кольцова, пришел в восторг от его стихов и попросил оставить их у себя. С одним из них Станкевич решил познакомить читающую публику. В "Литературной газете" 1831 г. он поместил одно стихотворение Кольцова "Перстень" при письме, рекомендующем читателям "самородного поэта", вдохновляющегося часто в степи "дорогою, ночью, верхом на лошади".
Поездки Кольцова в Москву и С. Петербург, вызванные торговыми делами отца, сослужили большую службу его развитию и самообразованию. Через Станкевича он познакомился с его кружком, с Белинским. Приобретенная известность Кольцова, как автора, открыла ему доступ во все литературные кружки. По отзывам современников, Кольцов говорил в кружках мало, больше ко всему прислушивался. Он был застенчив и робок, скромно оценивая свой литературный талант. Так, на одном вечере, воспоминание о котором оставил Тургенев, Кольцов никак не соглашался прочесть свою последнюю "думу".
"Что это я стал бы читать-с? Тут Александр Сергеевич только вышли, а я бы читать стал! Помилуйте-с!" - говорил он.
С Пушкиным Кольцов познакомился в 1836 году. К нему народный поэт относился с чувством благоговения, его памяти посвятил он свой "Лес". Кольцов не мог не чувствовать благотворного влияния корифеев русской литературы, пробудивших в нем сознательное отношение к народному творчеству и побудивших его собирать народные песни, пословицы, поговорки и тому подобное. Но наибольшее влияние оказал на Кольцова Белинский, который сблизившись с ним, полюбил его всей душою. Кольцов, в свою очередь, привязался к Белинскому как к учителю и пророку.
Лучшие произведения Кольцова, в оценке Белинского, это те, в которых изображается народная жизнь. Кольцов знал и любил крестьянский быт таким, каким он был на самом деле, не украшая и не поэтизируя его. Поэзию этого быта нашел он в самом этом быте. В его песни смело вошли и лапти, и рваные кафтаны, и всклокоченные бороды, и старые онучки, но вся эта грязь превратилась у него в чистое золото поэзии.
Любовь играет в его песнях большую, но не первенствующую роль. Нет, в них вошли и другие, более общие элементы, из которых слагается русский простонародный быт.
Писал Кольцов языком чисто русским, неподдельным, истинно народным. Форма стиха, песен также близка к народной.
Поначалу Кольцов с увлечением предавался своему прасольскому делу и нисколько не стеснялся ролью ходатая по отцовским тяжбам, часто прибегая к заступничеству своих влиятельных литературных друзей, в особенности, к Жуковскому, Вяземскому и Одоевскому, и не стеснялся пользоваться их связями. Проникшись же высшими духовными и общественными интересами, которыми жил кружок Белинского, Кольцов почувствовал полное отвращение ко всем низменным, копеечным заботам и расчетам окружающей его среды. И вот он только и мечтает теперь о том, как бы навсегда расстаться с торговыми делами и устроиться навсегда в Петербурге, близ Белинского и его друзей.
Отец не запрещал Кольцову переселиться в Петербург, но решительно отказался его выделить и определил ему на содержание всего тысячу рублей в год. С этими деньгами нечего было и думать ехать в Петербург.
Кольцову пришлось убедиться, что у "молодца крылья связаны и пути ему все заказаны".
В таком состоянии духа Кольцов кинулся в безумную связь с красивой, умной и образованной воронежской вдовой. Нежною любовью озарился восход его жизни, и зловещим блеском страстной любви озарился закат его жизни.
Вскоре Кольцов заболел и болезнь перешла в чахотку. Печальны были последние месяцы его медленного угасания. Семья не понимала его чаяний и даже не было простого человеческого отношения, скорее было глумление над чувствами поэта. Только одна мать да старая няня ухаживали за больным до последнего его вздоха.
19 октября 1842 г. Алексея Васильевич Кольцова не стало. Равнодушно отнесся к его кончине родитель и поставил над гробом его скромный памятник с такою надписью: "Просвященный безнаук природою награжден Монаршею милостью скончался 33 годов и 26 дней в 12 часу брака не имел". Лишь в 1880 году памятник этот был заменен более приличным и подобающим имени поэта.
Памятник нерукотворный, к которому "не зарастет народная тропа" Кольцов воздвигнул себе сам: еще при жизни его песни распевались по беспредельной Руси. Прошли века... и за морями, за горами американская молодежь русского происхождения, русского корня читает его стихи. И опять, словами поэта-песенника, шумит сосновый лес и вопрошает:

"Ужели в нас дух вечной жизни
Так бессознательно живет,
Что может лишь в пределах смерти
Свое величье сознавать?"...

1 ноября 1984 год.

Бунин - Нобелевский лауреат
120-летие со дня рождения

"Твой труд переживет тебя, поэт,
Переживут творца его творенья,
Живого не утратит выраженья
С тебя когда-то писанный портрет
И станешь ты, незримый, бестелесный,
Мечтою, мыслью, сказкою чудесной"
- Иван Бунин

Иван Алексеевич родился 23-го октября (10-го по старому стилю) 1870 года в глубинной России, детство прошло в плодородном Орловском и Елецком подстепье. "Очень русское было все то, среди чего я жил в мои отроческие годы", - вспоминал писатель. Хлеба, подступавшие летом к самым порогам; крестьянские песни и предания; ворон, поразивший воображение мальчика тем, что, как сказала мать, он жил еще при Иване Грозном; рассказы отца, участвовавшего - точно в древности - с собственным ополчением в Севастопольской обороне; дедовские книги в толстых кожаных переплетах с золотыми звездочками на сафьяновых корешках - все было Россией.
Детство и юность Бунина прошли в обедневшей помещичьей семье. Вся обстановка обветшавшей фамильной усадьбы тянула его в мир милой старины. Этому также способствовали книги, хранившиеся в библиотеке, в соседней усадьбе - Сумароков, Державин, Батюшков, Жуковский, Языков, Баратынский. Наслаждаясь их стихами, мечтая стать "вторым Пушкиным" или "вторым Жуковским", Бунин ощущает свою близость к ним, глядит на их портреты "как на фамильные".
Бросив гимназию в четвертом классе, Бунин, позднее, в Озерках, под руководством своего брата Юлия Алексеевича, кандидата университета, готовился на аттестат зрелости. Жалобы на недостаток, несвязность знаний, приобретенных в юности, Бунин высказывал не раз.
Талант Бунина огромный, бесспорный, врожденный был оценен современниками по достоинству не сразу, зато потом, с годами, все более утверждался в сознании читающей публики. Его уподобляли "матовому серебру", его язык называли "парчовым", а беспощадный психологический анализ - "ледяной бритвой". Чехов незадолго до своей смерти просил передать Бунину, что из него "большой писатель выйдет".
Тема России растет и ширится в произведениях Бунина в 1910-х годах - в рассказах, пейзажной лирике.
В конце 1913 года вышел сборник, объединявший рассказы и стихи Бунина 1912-13 годов "Иоанн Рыдалец", который вызвал восторженные отзывы критиков. Выявляется удивительный мощный язык Бунина, достигший неподражаемой красоты и четкости, чудодейственная способность поднимать в мир поэзии самые будничные явления жизни. Писатель цепко держится за корни жизни и, питаясь их целебными соками, продолжает неизменно расти в своем здоровом творчестве, сближающем его чеканные произведения с лучшим наследием русских классиков.
Иван С. Шмелев пишет: "Захотелось сказать, что тоскую по работам вашим... нового хочется, еще и еще хочется. Тоскуешь-болеешь, а читаешь иногда с жутким и горьким наслаждением. Дай же вам Бог - есть Он, есть, ибо вы Его носите в себе, - так же крепко и нежно творить! И редко, редко, что есть еще ценнейшее в жизни - наше искусство и наше родное крепкое, нежное и всеобъемлющее слово И рад, что ему служите вы и что вы - есть!".
Горький говорил: ""Иоанн Рыдалец", - как это просто, прекрасно, правдиво рассказано вами. Вот мне бы хоть один такой рассказ написать, чтобы всю Русь задеть за сердце. Какой счастливец стал бы я".
Все было. И ковровые сани, и юбилей и речи - полные изящных оборотов и чрезмерного восхваления, выход еще одной книги, ругань "передовой" критики, присуждение Пушкинской премии, причисление к лику "бессмертных" - выбор в почетные академики Российской Академии наук по разряду изящной словесности.
В русской прозе и поэзии предреволюционной поры звучит мысль о близости великих социальных катастроф. Катастрофичность бытия становится главной темой произведений этого времени. Бунин со скорбью и страхом ожидал скорого падения Великой Российской державы. Это определило его отношение к революции и дальнейшее тридцатилетнее самоизгнание, на которое он обрек себя.
В 1920 году Бунин покинул Россию навсегда. Большую часть времени проживал в Париже.
Всю свою жизнь Бунин жил жизнью не оседлой, а скитальческой. В России у него не было своего дома, он гостил то у родных в деревне, то жил в Москве - и всегда в гостинице - то уезжал в странствия по всему миру.
Но как бы далеко от родины Бунин не жил, Россия была неотторжима от него. Здесь, в изгнании только в творческом порыве мог вернуться писатель к родным берегам; и одушевляет он в слове прошлое - молчаливые поля и леса, редкие деревни, и уездный городишко, а там - громада страны, ширь России. И перед нами не собственные воспоминания, а мозаика жизни - художественное произведение - роман "Жизнь Арсеньева", и как сказал один рецензент: "Вымышленная автобиография".
Решением Шведской Академии от 9-го ноября 1933 г. Нобелевская премия по литературе была присуждена И. Бунину за строгий артистический талант, с которым он воссоздал в литературной прозе типичный русский характер.
Русский Париж ликовал! Каждый русский, даже никогда не читавший Бунина, воспринял это как личную победу. Ибо - самый лучший, самый талантливый не кто-нибудь, а свой брат, соотечественник!
В эмиграции создался даже какой-то своеобразный "вкус к горю", какая-то мода на пессимизм. Но, праздники бывают все-таки "и на нашей улице". Все были счастливы за Бунина, одного из талантливейших и тончайших художников слова.
Бунин остался верен русской классике, литературе Пушкина, Гоголя, Тургенева, Чехова.
Ивану Алексеевичу исполнилось шестьдесят три года, но он ощущал могучий прилив творческих сил. Слава его теперь была всемирной. С бедностью, столь угнетавшей его, казалось, покончено навсегда. Будущее уже не пугало его. Оно казалось заманчивым, оно сулило новый успех.
Прошло два с лишним года и с Буниным случилось то, что ни тогда, ни позже, никто толком не мог объяснить - он вновь остался ни с чем.
Деньги быстро разошлись. Сразу же после получения премии в Париже был создан комитет помощи нуждающимся литераторам, которому лауреат сразу передал сто тысяч франков, затем еще двадцать тысяч. Бунину всех было жалко и он многим помогал.
Жизнь не баловала писателя. Много испытаний посылала она ему. Он, для которого весь смысл существования был в творчестве, на взлете своего дара лишился миллионов читателей; богато одаренный природой, он годы проводил в нищете; он должен был смирять свою непомерную гордость, чтобы из чужих рук принимать благодеяния. Вся сила его дара питалась связью с Россией, а он был изгнанник на чужбине.
До конца жизни Бунину приходилось защищать свою любимую книгу "Темные аллеи" - читатели находили в ней много недопустимого.
В октябре 1948 года на литературной встрече писатель последний раз поднялся на сцену. И уходил он с сцены, как герои уходят из жизни - торжественно, ощущая себя триумфатором, под гром восторженных приветствий - в зале все аплодировали ему стоя. Они приветствовали его честный и мужественный дар. Дар художника, ставшего последним представителем эпохи, которая не случайно называется классической. Как никто другой, он напомнил о связи времени, о необходимости бережно относиться к прошлому России, ее традициям, о роковом пренебрежении ими.
Последние годы своей жизни Бунин почти все время болел - мучили приступы астмы, был подолгу прикован к постели.
Иван Алексеевич Бунин тихо скончался ночью с седьмого на восьмое ноября 1953 года.
Отпевание было торжественным, в русской церкви, при небывало громадном стечении народа. Многие плакали, словно прощались с самым близким человеком. Все газеты - и русские, и французские - поместили обширные некрологи.
Похоронен писатель на русском кладбище Сент-Женевьев де Буа под Парижем.
23 октября 1990 год.

М. П. Мусоргский

"Жизнь, где бы ни сказалась; правда, как бы ни была солона, смелая, искренняя речь к людям... вот моя закваска, вот чего хочу и вот в чем боялся бы промахнуться".
"Я разумею народ как великую личность, одушевленную единою идеею. Это моя задача. Я пытался разрешить ее в опере" - М. П. Мусоргский

"Его стихией была сценическая правда. В его произведениях не только слово и звук сливаются, но это целое сливается с действительностью" - Ф. И. Шаляпин

Радостно сердцу, когда на сцене Оперного театра Сан-Франциско ставится с участием лучших мировых сил творение русского композитора, на сей раз "Хованщина".
Безвременно угасший русский самородок, автор "Бориса Годунова" и "Хованщины", этих величайших шедевров русской оперы - Модест Петрович Мусоргский занимает особое, очень крупное место в истории русской музыки, которую он обогатил рядом бессмертных высокохудожественных произведений.
Мусоргский - художник беспокойной, вечно ищущей мысли. Его творчество контрастно не только по способу музыкальной передачи; он особенно любит выводить и обрисовывать со свойственным ему мастерством контрастные, противоречивые ситуации и характеры - как Борис Годунов, Самозванец или Шакловитый.
Слушая музыку Мусоргского, прежде всего невольно поражаешься той особой наблюдательности, которую автор проявляет, как в живом восприятии жизни, так и в ее историческом понимании.
Его музыка вызывает ясное представление и о деревенских мужиках и бабах, о ребятишках, дразнящих на улице дряхлую старуху, о голодной нищенке - вообще обо всем, что увидел, услышал и нашел в жизни, а затем перевел на язык звуков, музыки особый наблюдательный слух, талант художника.
Наряду с наблюдательностью находится и другая черта творчества Мусоргского - живость и яркость не только слухового, но и зрительного воображения. Композитор обладает чрезвычайной "исторической интуицией", - он чувствует эпоху "Прошедшее в настоящем - вот моя задача", - говорит автор.
Мусоргский - убежденный и яркий психолог-реалист, утверждающий в своем творчестве способность художника к перевоплощению, к проникновению в чужое "я". Музыка является в его глазах средством общения с людьми, музыка побуждает на большие общечеловеческие переживания.
Повышенный, почти исчерпывающий все его творчество интерес к чужой душевной жизни, во всем ее разнообразии и любовное воспроизведение ее, яркою чертою проходит через все произведения художника, отражая на себе вместе с тем его мрачный, сильный темперамент. Последним объясняется преобладание в его музыке минора, но минора мужественного, негодующего против несправедливости, протестующего против самой смерти.
Говоря о темпераменте Мусоргского, надо отметить, что приливы творческого вдохновения обычно сменялись у него состоянием подавленности, хандры, результатом чего являлась недостаточная техническая разработка его гениальных эскизов. Духовный мир Мусоргского являет нам также одну весьма существенную черту - его горячую любовь к русскому народу - и отсюда желание изобразить его верно и правдиво.
Говорит о народе Мусоргский: "сплю и вижу его, ем и помышляю о нем, пью, мерещится мне он; он один цельный, большой, неподкрашенный. Какое страшное богатство народной речи для музыкального типа, какие неистощимые источники для всего настоящего - жизнь русского народа!".
Миросозерцание Мусоргского мрачно. Его взгляды на жизнь и на смерть проникнуты пессимизмом. Ужас перед безвозвратной гибелью человеческой индивидуальности составляет основной мотив в творчестве композитора. Тяжелые думы о смерти проходят красной нитью во всех его опусах. Но Мусоргский был истинным художником и радости творчества были высшими радостями его жизни. Он и умер, так сказать, "на своем посту", в Николаевском сухопутном госпитале: тяжко больной, одинокий, он "обходил дозором". О состоянии Мусоргского в последние дни дает представление написанный в госпитале знаменитый портрет работы Репина - одно из лучших созданий русской школы психологического портрета.
Мусоргский оставил большое и очень ценное художественное наследство. Центральное место в нем занимает опера "Борис Годунов", имеющая длинную и интересную историю своего создания. В ней ярко отразился рост Мусоргского, как композитора.
"Хованщина" - это опять-таки живая история России, история взятая на самом крутом ее изломе и без предвзятости, а только с горячим желанием ее понять.
Поражает многообразие тем, из которых сплетается музыка оперы. Если взять только ее богатейшие хоры, то каков масштаб их контраста: буйные песни стрельцов и псалмы сжигающих себя раскольников, скорбная песня пришлого люда и бурная сцена с хитрым вымогателем подьячим.
Замечательна в "Хованщине" и ее тончайшая народная лиричность, связанная с образом Марфы, ее любовью к Андрею Хованскому. Изумительны по своей выразительности такие оркестровые части оперы, как ее вступление "Рассвет на Москве-реке". Не менее замечательно то мастерство, с которым все эти темы сплетаются во единое целое.
Как контраст, приблизительно в то же время, Мусоргский начинает работу и над оперным произведением совсем другой настроенности - солнечной, брызжущей народным полнокровным юмором "Сорочинской ярмаркой" по Гоголю. Здесь великий мастер решает задачу еще более сложную, чем прямая передача слова музыкой. В ней прежде всего музыкой передаются характеры вплоть до самых потаенных "изгибов". Передается не только то, что говорится, но и то, о чем думается, о чем мечтается.
***
Исполины русской музыкальной мысли Мусоргский, Бородин, Римский-Корсаков и Балакирев завершили дело Глинки, как родоначальника русской национальной музыки, выявив в своих проникновенных произведениях весь смысл, всю красоту русской народной песни, как главного неистощимого источника для всей музыки.
Главная роль в судьбе опер Мусоргского после его смерти принадлежит Н. А. Римскому-Корсакову; он создал новую редакцию "Бориса Годунова" и "Хованщины", много способствовавшей пониманию своеобразного стиля Мусоргского и быстрому распространению его творчества. Но, изменяя оперы-оригиналы, Римский-Корсаков бережно хранил авторский музыкальный текст, считая возможным, что в будущем творения Мусоргского зазвучат в своем подлинном виде. И действительно, произошла реставрация подлинного Мусоргского и длящийся и поныне "спор" о художественных достоинствах, преимуществах той или иной редакции, о праве на жизнь, его собственных авторских версий. "Спор" который решается в живой сценической практике в театрах всего мира.
Трагический парадокс: одарив мир бесценными культурными сокровищами, Модест Петрович Мусоргский ушел из жизни нищим и бездомным. Но вот примерно через сто лет после смерти великий композитор вновь обрел свой дом в местах, где родился, прожил десять юных лет, увидел и почувствовал красоту родной земли, душу и долю своего родного народа. Земли, на которых располагались имения отца и матери Мусоргского, объявлены заповедными.
С Каревского холма, где стоял дом отца, люди видят то, что видели глаза будущего композитора: бесконечную водную гладь, раздолье земных просторов, ту цельную и многообразную красоту русской земли, которую "переложил на песню" русский народ, услышал ее и Мусоргский.
Усадьба матери восстановлена почти полностью: вновь зажил парк, обрели свой прежний вид приусадебные постройки, реставрирован дом. Комнаты следуют порядку, которому некогда подчинялись. Сюда частично возвратились предметы мебели и домашнего обихода дома Мусоргских, фотографии, ноты, которые знал и отметил своей рукой композитор.
Расположенный на Псковщине музей Мусоргского приумножает славу этого края хранящего бесценную жемчужину русской культуры - Пушкинский заповедник, известное всему миру место поклонения памяти великого поэта.
Да познают и полюбят люди своих бессмертных гениев, которые так сердечно любили русский народ.
17 ноября 1990 год.

П. И. Чайковский
Бессмертный гений
150-летие со дня рождения

"Я желал бы всеми силами души, чтобы музыка моя распространялась, чтобы увеличивалось число людей, любящих ее, находящих в ней утешение и опору" - П. И. Чайковский

Славится Россия-Матушка богатством и разнообразием прекрасной величественной природы - просторами бескрайних полей и раздольных лугов, живописностью полноводных рек и озер, дремучими непроходимыми лесами. Одно из таких замечательных мест обширной земли русской, - северо-запад Приуралья - было родиной великого русского композитора П. И. Чайковского.
Петр Ильич родился 25 апреля/7 мая 1840 года на Урале в селении при старейшем заводе Прикамья (ныне - г. Чайковский), в семье горного инженера, начальника Камско-Воткинского металлургического завода, Ильи Петровича Чайковского и его супруги Александры Андреевны.
Мать будущего композитора, называла своего второго сына сокровищем, жемчужиной в семье. Она заложила и развила в нем такие душевные качества, как бесконечная доброта, отзывчивость, правдивость, чувство долга и ответственности, внутреннюю дисциплину и трудолюбие; умение находить радость от общения с прекрасным в жизни, в природе и в искусстве. Все это нашло отражение в его творчестве.
Имя Чайковского стало эпохой в мировом развитии музыки, ценнейшим русским вкладом в нее, одним из проявлений неистощимой художественной одаренности великого народа и его вековой культуры.
Течет река времени... проходят десятилетия, века; но музыка Чайковского по-прежнему вплетается в наше детство бесхитростными страничками "Детского Альбома", песенкой про "Маленького Лизочка".
Поколение за поколением узнает в его "Временах года" и весенние трели родного русского жаворонка, и бубенцы русской тройки, развивающиеся над просторами снежных равнин.
По-прежнему, вместе с Пушкиным, Чайковский говорит о нашей юности волнующей музыкой "Онегина", когда мы все хотели быть Татьянами.
А когда мы становимся старше нам все шире и глубже открывается бездонный мир его бессмертных симфоний, мир человеческих судеб и чувств, мятежных бурь, глубоких размышлений.
Так всю нашу жизнь сопровождают нас его знакомые, незабываемые мелодии - то пленительно-задушевные, то страстно-ликующие, тревожные и мужественные, сумрачные и светлые, но всегда искренние и правдивые: в них как бы слышатся наши собственные радости и печали, воспоминания и надежды, наши думы, наша любовь к жизни.
Как же не сказать о Чайковском, что он всегда с нами?! Что он сопутствует всей нашей жизни; на его музыке мы выросли. Она часть нашей души.
Монументальная фигура Чайковского возвышается на фоне Золотого века.
Воспитанник привилегированного столичного учебного заведения - Училища правоведения, дававшего возможность сделать блестящую служебную карьеру, Чайковский не побоялся лишений. Бросив юриспруденцию ради музыки - истинного призвания, укрепившегося в нем к двадцати двум годам, он поступил в первую русскую консерваторию. Один из первых русских композиторов, ставших профессионально образованным музыкантом.
Близким наставником и руководителем Чайковского был Антон Григорьевич Рубинштейн - выдающийся пианист и дирижер, композитор и педагог, музыкальный и общественный деятель, основатель и первый директор первой в России консерватории.
Создателя Четвертой, Пятой и Шестой (Патетической) симфоний, программной симфонии "Манфред", опер "Евгений Онегин", "Чародейка" и "Пиковой Дамы", "Торжественной увертюры 1812 год" и кантаты "Москва" современники назвали "выразителем своей эпохи". Эпохи - расцвета русской национальной культуры во всех ее областях, насыщенной творчеством Островского, Некрасова, Толстого, Достоевского, Тургенева, Чехова, Репина, Левитана.
Любовь к музыке Глинки и преклонение перед его гением сблизили Чайковского с петербургскими композиторами - членами "Могучей Кучки". Следуя заветам Глинки, они в своем творчестве шли разными путями к одной цели - созданию русского симфонизма. Именно благодаря их общим усилиям к концу девятнадцатого века в России сложилась национальная симфоническая школа со своими собственными традициями, уходящими в глубинное народное искусство.
Наиболее почетное и высокое место среди композиторов в области симфонической музыки занял Чайковский, где его творчество не было стеснено никакими сценическими условиями, где он мог дать полную свободу своему музыкальному чувству и своей музыкальной фантазии.
Великий мастер продолжал утверждать, что вся русская симфоническая школа, "как дуб в желуде" уже содержалась в гениальной "Камаринской" Глинки.
Композитор смело сближал симфонический и театральные жанры. Принцип симфонического развития он применял и в опере, и в балете, и в других жанрах, а драматургию вводил в симфонии, программные симфонические произведения, камерные ансамбли и романсы.
Лирик-Чайковский в тонкой ювелирной обработке пополнил сокровищницу камерного искусства своими великолепными, близкими русской душе романсами.
Художник-творец обогатил мир непревзойденными балетами: всегда чарующее и манящее "Лебединое Озеро"; "Спящая Красавица" - столетний юбилей которого был блестяще отпразднован в городе Сан Франциско; "Щелкунчик" - ставший прекрасной традицией открытия зимнего сезона. "Ведь балет - та же симфония", - говорил Чайковский.
Шестая симфония, завершившая творческий путь композитора, занимает в сокровищнице художественных ценностей всего человечества особое место.
Она принадлежит к тому небольшому числу произведений искусства, значение которых превышает чисто эстетическую роль. Она возвышается над всем, что создано человеческим гением. Одухотворенное великой неумирающей идеей, это произведение и оценивается как вечно прекрасное и вечно нужное искусство.
Петр Ильич Чайковский выполнил свое высокое назначение; и предрек свое бессмертие: "Мое время впереди... до такой степени впереди, что я не дождусь его при жизни". Ибо искусство есть творческое отражение великой идеи Вселенной в ее бесконечно разнообразных проявлениях.
24 мая 1990 год.

1812 год - Бородинская панорама

"Не будь на то Господня воля
Не отдали б Москвы!" - М. Ю. Лермонтов

26-го августа (7 сентября по новому стилю) 1812 года, 180 лет тому назад на Бородинском поле, недалеко от Можайска, произошло одно из величайших сражений, которое Наполеон назвал "битвой гигантов".
Русский народ не раз и не два отвоевывал право на свободное существование в семье исторических народов. А ведь далеко не всегда и не всякий народ мог выдержать подобные испытания. В грозный для Отчизны час россияне умели вооружаться мужеством, укрепляться верой и правдой, и восставать против самой судьбы перед вратами небытия.
У всякого народа есть своя история, а в истории свои критические моменты, по которым можно судить о силе и величии его духа; и чем выше народ, тем грандиознее царственное достоинство его истории, тем поразительнее трагическое величие его критических моментов, и выхода из них с честью и славой победы.
История России есть история муки и борьбы: от печенегов и хозар - до великих войн двадцатого века. Отовсюду доступна, ниоткуда не защищена - земля русская веками оставалась приманкой для передового Запада и вожделенной добычей для Востока. Будто народу было написано, - всю жизнь ждать к себе лихих гостей, видеть разгром, горе и разочарование; созидать и лишаться; строить и разоряться, творить в неуверенности; жить в вечной опасности, расти в страданиях и зреть в беде. Века тревоги, века бранных напряжений, века неудач, ухода в себя, собирания сил и нового непрекращающегося ратного напряжения - вот российская история.
Бородинская битва, самим Наполеоном названная "битвой гигантов", была самым торжественным, самым трагическим актом великой драмы 1812 года. Пробудился дух народа - страшным кликом: "Неприятель идет на Москву!". И что такое была Москва простому люду - ему, который никогда не видел ее, а только смутно носил в ограниченном круге своих понятий какую-то заветную мысль о ее "сорока сороках" церквей, Кремле и белокаменных палатах? Почему же мысль о захвате ее врагом тяжелее для него всех смертей?!
Народная память сохранила много преданий о том времени. Переезд Кутузова из Санкт-Петербурга в армию походил на какое-то торжественное шествие. Жители городов, деревень и сел оставляли все свои дела, сенокосы, сельские работы и выходили на большую дорогу, чтобы только увидеть почтовую карету своего вождя, не Михаила и не Ларионовича, а просто Кутузова - имя символическое, из собственного сделавшееся нарицательным. Почтенные люди выносили хлеб-соль; духовенство напутствовало главнокомандующего молитвами; монастыри высылали к нему на дорогу иноков с иконами и благословением, а народ, не находя другого пути к выражению своих простых душевных порывов, прибегал к старому, радушному обычаю - отпрягал лошадей и вез карету на себе.
Накануне бородинского дня главнокомандующий велел пронести икону Смоленской Божией Матери по всей линии. Это живо напоминало приготовление к битве Куликовской. Духовенство шло в ризах, кадила дымились, свечи горели, воздух оглашался возгласами, и святая икона шествовала. Сама собой, по влечению сердца стотысячная армия падала на колени и припадала телом к земле, которую готова была напоить своей кровью.
Рокот барабанов, резкие звуки труб, музыка, песни и крики несвязные слышались у французов. Священная тишина царила в русском стане. Дежурные квартиргеры сзывали к порции: "Водку привезли: кто хочет, ребята? Ступай к чарке!". Никто не шелохнулся. Местами вырывался глубокий вздох и слышались слова: "Спасибо за честь! Не к тому готовимся; не такой завтра день!". И с этим многие старики, освещенные догорающими огнями, творили крестное знамение и проговаривали: "Мать Пресвятая Богородица, помоги постоять нам за землю русскую".
Бородинская панорама художественно отображена в поэзии, литературе, музыке.
До наших дней дошло само за себя говорящее стихотворение нашего бессмертного гения М. Ю. Лермонтова:

"Скажи-ка, дядя, ведь недаром
Москва, спаленная пожаром,
Французам отдана?..
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина"...

Это стихотворение отличается такой простотою: в каждом слове слышится солдат, язык которого, не переставая быть грубо-простодушным, в то же время благороден, силен и полон поэзии. И сегодня нет скаутского костра без этой песни.
Культурный мир читает от корки до корки роман "Война и мир" в оригинале заблудившегося гения Льва Толстого, и в переводе на множество иностранных языков.
Увертюра "1812 год" П. И. Чайковского получила признание всего музыкального мира и есть драгоценнейшая жемчужина в сокровищнице русской культуры.
Взволнованная, порывистая музыка увертюры носит ярко выраженный боевой характер. В музыке неоднократно возникают интонации французского гимна, которому противопоставляется широкораспевная мелодия и подвижная русская народная песня, рисующая русские мотивы, и снова воспроизводится картина боевой схватки. Мощно и величественно звучит финал - светлый, ликующий, с торжественно победными фанфарами. В торжествующую музыку вливаются мощные аккорды, возвеличивающие все духовное, патриотическое, славящее Царскую Русь.
Так пусть в эти смутные и тяжелые для россиян дни славный юбилей Бородина поможет осознанию исторического прошлого, возрождению православия и укрепит веру в собственные силы - ибо русский народ ничем никогда не был сломлен. Да будет жив дух Китежа!
5 сентября 1992 год.

Царская невеста

Римский-Корсаков, Николай Андреевич, оставил после себя великое музыкальное наследие, которое знает и почитает весь культурный мир. Современник расцвета русской культуры, эпохи, наполненной высочайшим нравственным и художественным подъемом, Римский-Корсаков господствует в качестве главы известной школы не только как педагог, выработавший и образовавший значительный ряд видных композиторов, но и как индивидуальный музыкальный творец, обаянию которого подпало творчество многих его преемников. Будучи композитором народным по преимуществу, он с особой любовью останавливается на культе народной поэзии во всех ее разветвлениях и пользуется для этого сюжетами историческими и сказочными, останавливаясь на картинах бытовых и фантастических, часто из жизни истории и сказаний русского народа.
Н. А. Римский-Корсаков родился в 1844 году, провел свое детство в скромной обстановке родительского дома в городе Тихвине, 12-ти лет поступил в морской корпус, который окончил в 1862 году. Еще находясь в родительском доме, он высказывал сильное влечение к музыке. Страсть к музыке сильно возрастала с годами. Решительный шаг в деле развития и направления музыкального творчества Римского-Корсакова вызвало сближение его с М. А. Балакиревым, которому он был представлен в 1861 году своим учителем Капилле. Балакирев, сам пианист-виртуоз, композитор, а главное поборник национально-русских интересов и покровитель начинающих талантов, сразу определил выдающийся талант начинающего композитора, сблизив его с Чайковским, Мусоргским и Кюи. Благодаря новым указаниям и своему быстро развивающемуся творческому дарованию, Римский-Корсаков стал на твердую почву, и смело пошел по композиторскому пути.
Опера "Царская Невеста" занимает почетное место среди творческих шедевров Римского-Корсакова; приведен быт и каждый персонаж дает волнующий, законченный образ, насыщенный переживаниями своей души.
"Царская Невеста" написана на сюжет из эпохи царствования Ивана Грозного, и дышит былью. Музыка ее поражает обилием арий, сложных ансамблей. Богатство мелодий оперы удивительное, и выразительность их огромна, точно вздох из глубины души.
Грустен молодой царский опричник Григорий Грязной; напрасно засылал он сватов к отцу полюбившейся ему Марфы, купец Собакин наотрез отказал ему, сказав, что Марфа - невеста боярина Ивана Лыкова. Чтоб забыться да рассеяться, Грязной созвал к себе на пирушку опричников во главе с Малютой Скуратовым. С ними пришли царский лекарь Бомелий и Иван Лыков. Все пируют да веселятся и, наконец, расходятся. По просьбе хозяина остается Бомелий. Грязной, обещая щедро наградить за услугу, просит лекаря дать ему такое снадобье, которым можно было бы приворожить девушку. Их разговор подслушала красавица плененная - княжна Любаша. Она и раньше стала замечать, что возлюбленный охладел к ней; теперь Любашу охватили ревнивые подозрения. Она решает жестоко отомстить разлучнице.
Радостны думы и чудны песни Марфы о любимом женихе Иване Лыкове. Она рассказывает подружке о своем детстве, проведенном вместе в Ваней. Задушевную беседу девушек прерывает появление двух незнакомцев в богатых одеждах. Это он - Иван Грозный, обдает Марфу своим властным взглядом.
Любаша подкрадывается к дому Собакиных и заглядывает в окно. Красота Марфы поражает ее. Любаша решает с помощью яда погубить соперницу. Бомелий готов дать ей страшное зелье, но взамен требует любви. Любаша с возмущением отвергает его притязания. Но беспечно-радостный смех Марфы, доносящийся из дома, вызывает у Любаши прилив отчаянной решимости - она соглашается на позорную сделку.
В доме Собакиных приготовления к свадьбе прерваны из-за царских смотрин; наконец, Марфа возвращается и все радостно поздравляют жениха и невесту.
Грязной незаметно сыплет в чарку Марфы зелье.
Внезапно общее ликование нарушается появлением Малюты, который сообщает, что царь избрал себе в жены Марфу.
Палата в царском тереме. Тяжелое раздумье Собакина о болезни дочери прерывается появлением Грязного. Опричник докладывает Марфе, что под пыткой Лыков сознался в намерении извести зельем невесту царя и по повелению был казнен. Марфа не выдерживает тяжести горя. Ее помутившемуся разуму кажется, что перед ней не клеветник и убийца Грязной, а ее любимый жених Ваня. Ему она рассказывает о своем чудном сне. Не в силах снести душевной муки, Грязной признается в своих преступлениях: он отравил Марфу и оклеветал невинного Лыкова. Из толпы выходит Любаша - это она подменила зелье. В безумной ярости Грязной убивает Любашу.
По-прежнему ничего не сознающая, царская невеста Марфа обращается к Григорию Грязному с прощальными словами: "Приди же завтра, Ваня!".
Артисты оперного ансамбля создали прекрасную и цельную вещь. Каждый облик отчеканен и вылит в художественный образ; и на всей постановке отпечаток стилистической законченности, творческой воли талантливого режиссера.
8 февраля 1986 год.

Князь Игорь

Литературная основа оперы "Князь Игорь" - замечательный памятник древнерусской литературы - "Слово о полку Игореве". В апреле 1869 года Владимир Васильевич Стасов - историк искусства, художественный и музыкальный критик, юрист и археолог, крупный общественный деятель предложил Александру Порфирьевичу Бородину написать оперу на этот сюжет. По словам композитора, глубоко историческая тема пришлась ему "ужасно по душе".
Нет ничего удивительного в том, что полный драматизма рассказ о походе на половцев князя Северского Игоря Святославича, печальная история гибели княжеских войск и пленения Игоря вместе с его сыном, княжичем Владимиром, заинтересовал Бородина. Выраженные в "Слове" высокие идеалы любви к родине, к народу, горячая вера в победу и грядущую славу Руси были теми идеалами, к которым устремлено было все творчество великого композитора, вся его жизнь. Эпическая мощь сказания, его захватывающий лиризм, когда в музыкальную ткань поэмы вплетается тоскующий голос Ярославны, поэзия народных образов - все это пришлось Бородину как нельзя более по сердцу.
***
Приступив к композиции оперы, Бородин не ограничился изучением только одного "Слова", с пытливостью ученого он изучил огромный исторический и этнографический материал эпохи: летописи, старинные повести, русские былины и эпические песни, исследования о половцах. Это помогло ему создать не только гениальную правдивую музыку, но текст оперы, замечательный как по своим поэтическим качествам, так и по чувству исторического стиля. Во всей опере нет ни одного мотива, музыкального или литературного, который бы не был оправдан исторически или этнографически. Даже создавая знаменитые "половецкие пляски", Бородин в своем вдохновенном творчестве опирался на результаты научных исследований. Степные половцы давно исчезли, и самая память о них уже в XIV веке становится все более смутной. Но композитор, исходя из наиболее вероятного предположения о среднеазиатском происхождении половцев - народа тюркского корня - в русских степях они появились не раньше Х-го века - тщательно изучил все доступные ему музыкально-фольклорные материалы среднеазиатских народов, а при посредстве венгерских ученых-этнографов - также напевы потомков половцев, еще проживавших в нескольких селениях Венгрии.
С такой же тщательностью, пополняя запас личных впечатлений, изучал Бородин и старинную русскую песню. Ее материал составляет мелодичную основу оперы. Но и там, где композитор давал полную волю своей творческой фантазии, она ни на мгновенье не отрывалась от реальной национальной почвы - ни там, где звучит русская музыка - в величественной картине проводов в поход, в сценах у Галицкого и Ярославны, в героической арии князя Игоря, в потрясающей музыке плача Ярославны и хоре - ни там, где звучит музыка Востока.
Более 18 лет работал Бородин над своей единственной оперой, но она так и не была завершена. Это объясняется тем, что Бородин, видный ученый-химик, доктор медицины, профессор медико-хирургической академии, мог сочинять музыку только урывками. Уже после смерти Бородина опе- ру инструментовали, а частично и дописали по оставшимся наброскам А. А. Римский-Корсаков и А. К. Глазунов. Глазуновым уже была восстановлена по памяти и увертюра к опере. Этим благородным русским художникам человечество обязано тем, что гениальная опера Бородина увидела свет рампы.
Первое представление оперы состоялось в 1890 году в Петербурге на сцене Мариинского театра.
"Князь Игорь" - народно-эпическая опера. Эпический склад "Игоря" проявляется в богатырских образах музыки, в масштабности ее форм, в неторопливом, как в былинах, течении действия.
Увертюра, как и вся музыка оперы, отличается мелодическим богатством и в сжатой форме воспроизводит ее основные образы. Перед слушателем проходят два лагеря, два противоположных мира: русский, представленный главным образом темами, характеризующими доблестного князя Игоря - ему, в основном, и посвящено медленное вступление, которым начинается увертюра - и восточный, половецкий, с изображения которого начинается основная, быстрая часть увертюры. Как музыкальное воплощение патриотической идеи оперы, отчетливо слышится вольнолюбивый призыв Игоря из его арии во втором действии "О, дайте, дайте мне свободу... Я Русь от недруга спасу!".
22 сентября 1988 год.

Руслан и Людмила

"У лукоморья дуб зеленый,
Златая цепь на дубе том;
И днем, и ночью кот ученый
Все ходит по цепи крутом;
Идет направо - песнь заводит,
Налево - сказку говорит..." - А. С. Пушкин

С детства знакомая, незабываемая, всеми любимая народная сказка юного Пушкина перекладывается на музыку другим русским гением.
В русском искусстве XIX века гений Михаила Ивановича Глинки возвышается рядом с гением Александра Сергеевича Пушкина. Они были современниками и принадлежа ли к одному и тому же поколению, давшему так много замечательных имен русскому искусству, русской литературе и русской мысли. Во многом Глинка имеет в русской музыке такое же значение, как Пушкин в русской поэзии. Оба великие таланты, оба родоначальники нового художественного творчества, оба глубоко национальные, черпавшие свои великие силы прямо из недр своего народа; оба создали новый русский язык - один в поэзии, другой в музыке.
Поэма Пушкина была удивительно созвучна личности самого Глинки, на редкость разносторонней и многогранной. Она давала композитору возможность раскрыть все стороны своего музыкального дарования, использовать впечатления от поездок по России, включая Кавказ, Украину и заграничные путешествия.
Глинка не торопился с оперой. Когда он начинал просматривать сделанное и пушкинский текст, его в этом тексте каждый раз что-то увлекало, и возникал новый марш или новая каватина. Каждый раз можно было создавать что-то совсем новое, до тех пор в оперной музыке неизвестное, и это вдохновляло гения-творца.
"Руслан и Людмила" - русская сказочно-эпическая опера былинного склада. Национальный характер сказывается здесь в величавости богатырских образов, в спокойствии и неторопливости сценического повествования, в необычайной широте и напевности мелодий, в общем солнечно-оптимистическом тоне, пронизывающем всю музыку. Народно-героическая тема музыки Руслана сопоставляется с восточными темами музыкальной разработки образа Ратмира, северным складом Финна и т.д. Каждый персонаж получает совершенно индивидуальную и законченную музыкальную обрисовку, в основе которой лежат соответствующие национальные, фольклорные интонации. Ярок и смел колорит музыки фантастических сцен. Все же вместе образует удивительное многоцветие музыкальных красок оперы.
Вся опера насыщена захватывающими моментами: увертюра, одна из красивейших и часто исполняемых в музыкальном мире; каватина Людмилы, построенная на ярких контрастах, полная грации и девичьего очарования, стремительная виртуозная ария Фарлафа, известная незабываемая ария Руслана "о поле, поле"; и все богатство музыки и многогранность образов.
Первая постановка "Руслана и Людмилы" состоялась в Санкт-Петербургском Большом театре 27-го ноября 1842 года.
Все стилистические признаки "Руслана и Людмилы" Глинки легли в основу оперы Бородина "Князь Игорь", оперы-былины Римского-Корсакова "Садко" и послужили путеводной звездой в дальнейшем развитии русской исторической оперы в творчестве Мусоргского, Бородина, Чайковского, Римского-Корсакова, Аренского вплоть до Прокофьева.
10 ноября 1989 год.

"Иоланта" П. И. Чайковского

"Я чувствую, что из дочери короля Репе могу сделать шедевр". - П. И. Чайковский.

В эти праздничные святочные, татьянинские дни мысли невольно обращаются к традициям, к русскому искусству...
И вот, дивный подарок... Опера Чайковского, последняя опера Петра Ильича... одноактное произведение, но по богатству своего содержания она стоит наравне со многими "полнометражными" операми и почитается жемчужиной в сокровищнице русского искусства.
"Иоланта" написана на сюжет средневековой рыцарской легенды о дочери короля. Композитор прочел перевод одноактной драмы в стихах датского писателя Генриха Герца "Дочь Короля Рене" и пленился оригинальностью, поэтичностью сюжета. Брату Чайковского, Модесту Петровичу, было заказано либретто по драме Герца в переделке В. Зотова.
Премьера оперы (вместе с балетом "Щелкунчик") состоялась в декабре 1892 г. в Петербургском Мариинском театре. Овациям не было конца, и вопреки всем правилам, публика настаивала на повторении арий, дуэтов и финала.
Среди многих подношений Чайковскому были преподнесены 2 лиры.
Музыка последней оперы Чайковского по характеру драматическая и по музыкальным характеристикам действующих лиц близка лирике оперы "Евгений Онегин", но отличается глубокой психологией и напряженным драматизмом, свойственным "Пиковой Даме" и двум последним симфониям.
"Иоланта" - образец высокого оперного мастерства Чайковского. Эта опера одна из самых светлых его творений, выражающих жизнь и веру художника в победу светлого начала. Вера в человека, его вечное стремление к правде, добру и любви, характерная для композитора на протяжении всего его творческого пути, проявилась особенно явно и глубоко в его последнем оперном произведении.
Трогательна история слепой Иоланты и ее чудесное прозрение, благодаря вере в Бога и силе любви к жизни.
На юге Франции расположен замок короля Рене. Здесь живет его дочь Иоланта. Она слепа от рождения, но не знает об этом. По требованию короля окружающие тщательно скрывают от нее эту тайну, никто из посторонних, под страхом смертной казни, не смеет проникнуть в замок. В счастливом неведении Иоланта проводит дни среди подруг. Однако с недавнего времени неясные стремления нарушают ее покой. Иоланта плачет, тоскует, и напрасно подруги стараются отвлечь ее от грустных дум. Король приглашает знаменитого Мавританского врача Эбн-Хакиа. В волнении Рене ждет его ответа. Врач говорит, что исцеление возможно, но для этого Иоланта должна узнать о своем несчастье и всей душой желать прозрения.
Сбившись с пути, в сад попадают два рыцаря - Роберт и Водемон. Роберт был в детстве обручен с Иолантой; он никогда ее не видел и не знает, что она слепа. Все его помыслы устремлены к графине Лотарингии Матильде, и он едет к королю Рене, чтобы просить расторгнуть помолвку. Поднявшись на террасу чудесного сада, Водемон видит спящую Иоланту. Ее прекрасный облик очаровывает молодого рыцаря. Невольно вырвавшийся возглас восхищения будит девушку. Волнение молодого рыцаря вызывает отклик в душе Иоланты.
Прощаясь с прекрасной незнакомкой, Водемон просит подарить ему на память красную розу. Вместо красной, Иоланта подает ему белую. С ужасом рыцарь убеждается, что девушка слепа.
Здесь следует красивейший дуэт, в котором Иоланта отражает свое мировоззрение:
"Благость Божья бесконечна, Ей нигде пределов нет, В жарком дне, в благоуханиях, В звуках и во мне самой, Отражен во всех созданиях Бог незримый и благой..."
Король узнает, что тайна слепой дочери открыта и приходит в негодование, но Эбн-Хакиа его успокаивает. Теперь путь к исцелению открыт. Догадываясь о любви молодых людей, король притворно угрожает Водемону смертной казнью, если лечение не поможет. Ради спасения любимого Иоланта готова претерпеть любые муки. Мощная сила любви противостоит тьме: любовь заставляет слепую страстно желать прозрения; превращает ее из робкого подростка в мужественную, самоотверженную девушку.
Прозрев, Иоланта с изумлением и восторгом видит мир, и опера заканчивается торжествующим гимном "Хвала Творцу, подателю всех благ" - в исполнении всего ансамбля.
Постановка "Иоланты" блещет своей мастерской законченностью, в музыкальной и художественной тонкой обработке, в стильных декорациях и костюмах.
Опера идет в сопровождении камерного ансамбля.
Не пропустите редкостную возможность получить эстетическое удовольствие - насладиться "Иолантой" - оперой П. И. Чайковского.
21 января 1989 год.